Petrovskoe-omr.ru

Петровское ОМР
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Штрафной изолятор на зоне или почему ШИЗО в тюрьме боятся сами заключенные?

Что такое ШИЗО в тюрьме

Многие слышали эту аббревиатуру, но толком не знают и даже не подозревают что она в действительности означает. Да, честно говоря обычному законопослушному гражданину лучше и не знать, а ещё лучше никогда не попадать туда!

Но если человек отбывает наказание, ему лучше заранее узнать, как переводится ШИЗО и что это, и соблюдать режим содержания на территории тюрьмы для того, чтобы не усугублять ситуацию и не попасть туда.

Что представляет собой ШИЗО

ШИЗО – это особое отделение ИУ (колонии, тюрьмы), ТПП, где расположены камеры для нарушителей режима. Там же в этом особо строгом отделении находятся и ПКТ. Вся эта территория огорожена и охраняется отдельно: штрафники не могут перемещаться по колонии свободно.

Камеры рассчитаны на разное количество «постояльцев» – от 2 до 8 человек (по количеству коек-шконок). Зачастую количество сидельцев превышает число шконок (особенно после каких-нибудь массовых беспорядков), и тогда спать приходится по очереди.

Полы обычно бетонные, реже деревянные. В деревянных настилах проще прятать «запрещенку», поэтому администрация стремится максимально упростить процесс обыска. Стены – покрыты краской или штукатуркой, зачастую с «историческими» надписями бывавших «сидельцев».

Окно обязательно, причем оно должно открываться (открывает его охрана по просьбе обитателей ШИЗО, если в камере становится слишком уж душно). Решетки на окне, радиаторе отопления (кстати, температура в камере не должна опускаться ниже 16 0 С), лампе.

Шконки раскладываются только на время сна, обычно с 22.00 до 6.00. На это же время выдаются матрасы и постельное белье (утром их сдают на дневное хранение). Обязателен стол и места для сидения (пищу принимают либо в камере, либо на работе), но зачастую их делают настолько неудобными, что долго не просидишь. Впрочем, стол есть далеко не всегда, а «стулья» часто представляют собой либо полки-«жердочки», либо столбики небольшого диаметра.

По санитарным нормам, в камере должен быть нормальный унитаз и раковина со смесителем, причем хотя бы за условной перегородкой. Однако в отдаленных зонах можно и сейчас столкнуться с выносными ведрами, а умывальник и вовсе может отсутствовать.

Условия в ШИЗО отнюдь не санаторные, но благодаря усилиям правозащитников администрации большинства ИУ пытаются привести условия существования штрафников хоть к подобию соответствия установленным нормам.

Например, до 1988 года условия содержания в ШИЗО были поистине бесчеловечными. Заключенных кормили через день откровенной баландой, им не положены были матрасы и постельное белье, спали зачастую прямо на бетонном полу, прогулок предусмотрено не было. То есть это была настоящая пытка – холодом, голодом, невыносимой вонью и изоляцией.

Условия содержания в штрафных изоляторах

Условия в штрафных изоляторах откровенно удручающие: площадь камер обычно не достигает и десяти квадратных метров, несмотря на то, что по СанПиН рекомендуется выделять 4 метра для одного заключенного. Технический план помещения предусматривает небольшое окно, но часто его закрывают либо несколькими листами железа, либо решеткой.

Изолятор обрамлён бетонными стенами, на которых скапливается копоть и окрашивает их в черный цвет, потолком и цементированным полом. По боковым сторонам изолятора располагаются откидные нары, пристегнутые к стенам. По центру изолятора могут быть расположены вмонтированные в пол стол или стулья. Вдоль стен проходят водопроводные трубы.

Нары представляют собой конструкции в виде нескольких, скрепленных между собой, листов дерева или железа. В ШИЗО количество спальных мест не всегда соответствует числу содержащихся там заключенных, поэтому сон подвергается расписанию — пока одни спят, другие теснятся по углам. Каждому заключенному выдается индивидуальный комплект белья и матрас, однако это соблюдается не всегда, да и качество материала оставляет желать лучшего.

Освещением служит висящая по центру комнаты лампа накапливания. В углу располагается раковина. Удобства обычно представлены либо сортиром, либо выносным ведром, расположенном в углу.

Читать еще:  Статья 150 УПК РФ. Формы предварительного расследования

В камерах штрафных изоляторов осужденные продолжают нести ежедневные дежурства, на которые они выступают поочередно. Дежурство включает в себя контроль за сохранностью камерного инвентаря, оборудования, получения для осужденных посуды, инвентаря для уборки. За данными предметами дежурный несет персональную ответственность.

Также в его обязанности входят контроль за чистотой в камере; ведение уборки камерного санузла и бачка для питьевой воды, а по окончании положенной прогулки — тюремного дворика. На дежурного в ШИЗО могут быть возложены и другие обязанности администрацией исправительного учреждения, если они не противоречат аспектам нормативно-правовой базы о содержании заключенных под стражей.

Помимо дежурств заключенные, для которых мера взыскания в виде водворения в ШИЗО наложена с выводом на работу, занимаются днём трудовой деятельностью. Право на получение медицинской помощи сохраняется за заключенными и осуществляется в виде профилактических медицинских осмотров и амбулаторного лечения, проводимых в специально оборудованных помещениях, расположенных в зданиях исправительного учреждения.

Санитарная обстановка катастрофическая и обусловлена несоответствием условий количеству заключенных, высокой влажностью, обилием тараканов, клопов и блох. Согласно режиму заключенные питаются три раза в день, также им положены ежедневные прогулки длительностью в полтора часа (о том, чем в исправительных учреждениях кормят осужденных, узнаете тут).

Стоит отметить, что осужденным, которые не нарушают установленный порядок во время пребывания в ШИЗО, время прогулки может быть увеличено до трех часов в день по указанию начальника исправительного учреждения.

Подобные ограничения и в без того тяжелых условиях тюрьмы создает неблагоприятную атмосферу для психического состояния заключенного и тем самым утяжеляет процесс отбывания наказания.

В период СССР ШИЗО отличалось более тяжелыми условиями пребывания. До 1988 года была законодательно утверждена пониженная норма питания для заключенных. Кормление осуществлялось через день. Были запрещены прогулки, не выдавался матрац, постельное белье.

Подробнее о пребывании заключенных в ШИЗО, ДИЗО и в других местах для наказания, мы рассказываем в отдельном материале.

За что сажают в карцер?

Судя по отзывам очевидцев, чтобы угодить в штрафной изолятор, достаточно нагрубить надзирателю. В случае если осужденный не поднялся с койки, это уже расценивается как дерзкий поступок. Более весомой причиной для наказания считаются игральные карты, которые в тюрьме запрещены. Кроме того, сажают в ШИЗО за пьянство и изготовление браги. Если у зека при обыске обнаружат какой-либо алкоголь, ему прямая дорога в кандей. Эта участь ждет осужденного, у которого изъяли запрещенные предметы, например, холодное оружие, наркотики и пр. Примечательно, что в категорию запрещенных вещей включили продукты. Попасть в ШИЗО можно за два выговора или драку с другим заключенным.

Чтобы угодить в карцер, не обязательно нахамить сотруднику тюрьмы или подраться. В штрафном изоляторе помещаются люди, в отношении которых ведется судебное или предварительное следствие. Как утверждают специалисты, такая участь на период следствия ждет не каждого, а лишь тех, кому в качестве меры пресечения судом назначено содержание под стражей. Также в штрафной изолятор определяют новых заключенных, прибывших после суда.

Кого нельзя помещать в изолятор

В этом случае надо присмотреться к статье №117 Уголовно-процессуального Кодекса РФ. Камеры для более жёсткого содержания заключённых нельзя применять к определённым группам лиц:

  • Если осуждённый признан инвалидом 1 группы после проведения медико-социальной экспертизы.
  • Женщины, которых освобождают от работы из-за беременности и родов.
  • Женщины с детьми младше трёх лет, если последние содержатся в домах ребёнка при тюрьме.

Если даже такие заключённые продолжают нарушать правила – администрация находит другие способы выйти из конфликтной ситуации, кроме помещения в ШИЗО.

Что разрешено?

Несмотря на то что условия содержания зеков в штрафном изоляторе максимально ужесточены, они имеют право общаться со священником. Также это может быть другое духовное лицо, в зависимости от веры преступника. Кроме того, каждый день задержанных выводят на прогулку, которая длится не более получаса. Примечательно, что остальные обитатели тюрьмы, не угодившие в карцер, имеют право гулять на 30 минут больше. Также заключенному не возбраняется следить за собой. Для прохождения гигиенических процедур зеку разрешено хранить необходимые для этого средства.

Читать еще:  Статья 306. Резолютивная часть оправдательного приговора

КС: Помещаемые в ШИЗО осужденные не лишены права на получение квалифицированной юридической помощи

Конституционный Суд РФ опубликовал Определение № 1313-О/2020, в котором отметил, что помещаемые в ШИЗО осужденные не лишены права на получение квалифицированной юридической помощи.

Заявитель оспаривал возможность произвольного помещения в ШИЗО

Осужденный к лишению свободы Аслан Черкесов оспорил конституционность п. «в» ч. 1 ст. 115, ч. 1 ст. 117 и ч. 1 ст. 119 Уголовно-исполнительного кодекса РФ. По мнению заявителя, эти нормы позволяют накладывать на осужденного последовательные, непрерывные дисциплинарные взыскания в виде водворения в штрафной изолятор на неограниченный срок более 15 суток, в том числе сразу после выхода из ШИЗО.

Аслан Черкесов настаивал на том, что оспариваемые положения не устанавливают порядок проведения заседания по привлечению осужденного к дисциплинарной ответственности, не содержат перечень доказательств, которыми подтверждается нарушение осужденным установленного порядка отбывания наказания, не закрепляют обязанность представления и использования в качестве доказательства видеозаписи рассматриваемого нарушения, а также не требуют обязательного уведомления адвоката и его участия в заседании дисциплинарной комиссии.

Кроме того, добавил заявитель, эти нормы позволяют без участия суда на основании решения начальника исправительного учреждения произвольно менять определенный судом режим отбывания наказания на не предусмотренный уголовным законом режим бессрочного отбывания наказания в условиях штрафного изолятора.

КС считает, что произвольное водворение в ШИЗО невозможно

Отказывая в принятии жалобы к рассмотрению, КС заметил, что Конституция не обязывает законодателя закрепить в УИК судебный порядок применения мер взыскания к осужденному к лишению свободы. Сославшись на свое Определение № 154-О/2015, Суд подчеркнул, что при установлении в УИК правила о том, что взыскание налагается постановлением начальника исправительного учреждения или лица, его замещающего, федеральный законодатель не вышел за пределы своих полномочий.

По мнению КС, указание в п. «в» ч. 1 ст. 115 УИК на то, что максимальный срок содержания в ШИЗО за одно нарушение составляет 15 суток, – одна из гарантий прав осужденного. «Неоднократное же применение данной меры – за каждое отдельное нарушение, совершенное осужденным, – обусловлено его собственным поведением. Такое регулирование направлено на достижение целей исправления осужденных и предупреждения совершения ими новых нарушений установленного порядка отбывания наказания и иных правонарушений», – отмечается в определении.

При этом Конституционный Суд указал и на иные положения, защищающие осужденного от необоснованного водворения в штрафной изолятор. Так, в ч. 1 ст. 117 УИК перечислены обстоятельства, которые необходимо учитывать при применении мер взыскания. Согласно же ч. 1 и 2 и ст. 20 УИК решение о наложении взыскания может быть обжаловано в суд (Определение КС РФ № 564-О/2019).

Относительно судебной проверки законности наложенного на осужденного взыскания КС отметил, что эти вопросы регулируются Кодексом административного судопроизводства, а не оспариваемыми положениями, как полагает заявитель. Кроме того, положения ст. 117 УИК не ограничивают право осужденного на получение квалифицированной юридической помощи, со ссылкой на свое Определение № 1566-О/2014 подчеркнул Суд.

«Таким образом, оспариваемые нормы не предполагают произвольного и не контролируемого судом применения взыскания в виде водворения в штрафной изолятор, а потому не могут расцениваться как нарушающие права заявителя», – заключил КС.

Адвокаты по-разному отнеслись к выводам Суда

Интересы заявителя представлял адвокат Красноярской краевой коллегии адвокатов «Паритет» Владимир Тирских, однако связаться с ним «АГ» не удалось.

Адвокат Первой Красноярской краевой коллегии адвокатов Владимир Васин полагает, что заявитель поставил перед Конституционным Судом важнейшие вопросы, которые до сих пор не решены в правоприменительной практике.

Читать еще:  Прецедент Любови Соболь: как в России судят за незаконное проникновение в жилище

«Сегодня начальник учреждения для осужденного – это царь и бог в одном лице. Ведь только от него зависит, не получит ли исключительно положительно характеризующийся осужденный первое в жизни взыскание, например за три дня до рассмотрения судом его ходатайства об УДО или переводе в колонию-поселение, – отметил эксперт. – Мои коллеги не дадут соврать, что опытный начальник учреждения на подконтрольной ему особо закрытой режимной территории – колонии, тюрьме, СИЗО – всегда может “оформить” любому осужденному дело о дисциплинарном проступке».

По словам Владимира Васина, законодательство не устанавливает ни четкую процедуру проведения заседания по привлечению осужденного к дисциплинарной ответственности, ни исчерпывающий перечень доказательств, которыми необходимо подтверждать нарушение осужденным установленного порядка отбывания наказания, ни обязанность представления учреждением в суд и использования в качестве доказательства видеозаписи дисциплинарного нарушения.

Отдельного внимания заслуживает вопрос о праве осужденного на защиту при оформлении дисциплинарного нарушения, поскольку обязательное уведомление адвоката и его участие в заседании дисциплинарной комиссии не предусмотрено, добавил эксперт.

«Хотя КС говорит, что право осужденного на получение квалифицированной юридической помощи не ограничено, фактически этого права у осужденного нет. За 15 лет активной адвокатской деятельности, в том числе и по этой категории дел, я ни разу не видел, чтобы начальник учреждения перед тем, как наложить дисциплинарное взыскание, предоставил бы осужденному разумный срок для подготовки к рассмотрению дела о проступке, а тем более – обеспечил бы участие адвоката», – сказал Владимир Васин. Так не принято, и суды общей юрисдикции практически не реагируют на многочисленные заявления осужденных о нарушении их права на защиту при рассмотрении дела начальником учреждения, добавил он.

«Все вышеуказанное позволяет сотрудникам ФСИН произвольно, фактически в закрытой процедуре с использованием шаблонного обвинительного стандарта доказывания вины когда угодно привлечь любого осужденного к дисциплинарной ответственности. А при дальнейшем обжаловании суды общей юрисдикции, как правило, не находят оснований не доверять администрации учреждения и ее сотрудникам», – заключил Владимир Васин.

Партнер АБ «Фортис» Дмитрий Павлов согласился с КС в том, что возможность неоднократного водворения в ШИЗО обусловлена поведением осужденного и влиянием примененного ранее взыскания на его исправление. «Хотя и здесь, несомненно, могут быть злоупотребления со стороны должностных лиц, налагающих такое взыскание», – заметил эксперт.

В то же время, добавил он, Суд неверно понял заявителя: Аслан Черкесов говорил о неполном регулировании процедуры наложения взыскания, а КС сослался на нормы КАС РФ, которые касаются лишь обжалования решения о наложении взыскания. «В оспариваемых нормах УИК, действительно, досконально не прописаны процессуальные аспекты наложения взыскания и сбора материала, обосновывающего принятие меры в виде водворения в штрафной изолятор, а также возможности привлечения защитника. Это упущение законодателя», – подчеркнул Дмитрий Павлов.

Управляющий партнер КА «Жуков и Партнеры» Андрей Жуков, напротив, считает, что Конституционный Суд сделал верные выводы. «Отсутствие в УИК положений, о которых в своей жалобе говорит заявитель, не означает, что нормы этого Кодекса не конституционны. Фактически заявитель оспаривает не положения УИК РФ, а незаконные, по его мнению, действия сотрудников исправительного учреждения», – отметил адвокат.

Кроме того, добавил он, осужденный не ограничен в праве обжаловать приятое руководством исправительного учреждения решение и при этом воспользоваться помощью адвоката. «На мой взгляд, осужденный и его защитник могут вполне успешно обращаться в вышестоящие органы ФСИН России, прокуратуру и в суд в порядке, установленном Кодексом административного судопроизводства. В случае грубых злоупотреблений со стороны работников исправительного учреждения наличие дополнительных процедур, о которых говорил заявитель, вряд ли поможет изменить ситуацию. Скорее, оно позволит работниками исправительного учреждения составлять документы так, как им необходимо», – считает эксперт.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector