Petrovskoe-omr.ru

Петровское ОМР
22 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Насилие в женской тюрьме: как проявляется, как избежать пыток

Насилие в женской тюрьме: как проявляется, как избежать пыток

Быт в женских колониях порядком отличается от мужских. Здесь отсутствует строгая иерархия с четким разделением на касты. Заключенные-женщины не живут «по понятиям», здесь практически не обращают внимания на былые криминальные заслуги и список «отсидок». Куда больше внимания уделяется личности, а также пользе, которую человек может принести сокамерницам. Не в последнюю очередь учитывается и количество посылок, которые заключенная получает от родни.

Условия содержания заключенных зависят от конкретной тюрьмы. Так, если осужденной повезет, она попадет в исправительное учреждение со свежей едой, отсутствием перебоев с горячей водой и достаточно сносным медицинским обслуживанием. Однако такие тюрьмы, по факту, являются исключением. Некоторые исправительные учреждения и вовсе отличаются плохим питанием, отсутствием базовых медикаментов, насилием со стороны сокамерниц и руководства. О случаях насилия в женских тюрьмах мы и поговорим ниже.

Общая характеристика

Никто не может быть точно уверен, что он никогда не окажется в тюрьме. И, в том числе от этого не застрахованы и женщины. Среди общего количества совершенных преступлений доля женских составляет около 5 %. В России действует около 35 исправительных учреждений различного типа. В них содержится примерно 60 тысяч женщин, в том числе несовершеннолетних девчонок сейчас около 13 000.

Все условия содержания напрямую зависят от формы исправительного учреждения. Для женщин они предусмотрены следующих видов:

  • общего режима, куда попадают женщины, совершившие умышленные преступления, имеющие тяжкую и особо тяжкую степени,
  • колонии – поселения, в них содержатся менее опасные преступницы, которые вынуждены отбыть наказание,
  • строго режима, в них попадают особо опасные преступницы, которые уже не первый раз совершают преступные действия.

Для самых опасных женщин России предусмотрено всего 2 учреждения, расположенных в:

  • г. Березняки,
  • п. Шахово.

Здесь содержатся не просто женщины, которые повторно совершили преступление, а все их деяния имели особо тяжкую степень. Обычно здесь сидят за убийства. Преступницы, которые повторно были осуждены за кражи, наиболее часто попадают в общий режим.

Помимо этих учреждений еще есть следственные изоляторы, где содержатся обвиняемые до вынесения им приговора. Если женщина признает свою вину за тяжкое преступление, ее помещают в СИЗО. Обычно все изоляторы всегда были смешанными. Но сейчас стали разделять их, поэтому появилось 3 только женских СИЗО в столице, Санкт-Петербурге и Екатеринбурге.

Важно отметить, что женщинам не назначается пожизненное наказание, поэтому для ни нет таких специальных изоляторов, как для мужчин.

Жизнь в женских колониях

В сравнении с мужскими тюрьмами условия содержания в женских немного мягче. Отличаются и порядки, установленные самими заключёнными. Так, в женских ИК крайне редко существует так называемый общак. Хотя жизнь «семьями» по принципу ведения общего хозяйства и разделения передач на всех членов данной группы у женщин также существует.

Женщины чаще пишут жалобы на сокамерниц в то время, как у мужчин это считается нарушением неписанного кодекса.

Психологи отмечают, что конфликты между женщинами длятся дольше и являются более эмоциональными, чем среди мужчин. Однако, это субъективное утверждение, поскольку важную роль играют индивидуальные факторы.

Что касается разделения на касты, то оно есть и в женских тюрьмах. В низшую касту «опущенных» автоматически попадает женщина, которая проговорилась о том, что на свободе она занималась анальным сексом. В результате она может стать жертвой сексуального насилия среди женщин. Практикуется также и принуждение к лесбийским сексуальным отношениям. Заключённые с большими сроками часто создают устойчивые пары такого рода.

  • 1 из 18
  • ››
  • Женские тюрьмы

Средства массовой информации в последнее время немало внимания уделяют проблеме женщины в тюрьме. Этой теме посвящаются телевизионные и газетные репортажи, аналитические статьи, интервью с чиновниками уголовно-исполнительной службы.

Однако журналистские исследования страдают явной однобокостью, они показывают только «фасадную» сторону проблемы. Наивно думать, что заключенная, которой журналист протягивает микрофон в присутствии граждан начальников, будет искренна и непосредственна в оценках тюремной действительности. Вряд ли можно рассчитывать на откровенность сотрудника следственного изолятора, которому еще служить и служить. В этом смысле ценной является информация, полученная от профессионалов, которые недавно расстались с тюремной системой, хорошо ориентируются в ее сложной организации и при этом способны думать свободно и говорить без оглядки на начальство. Как сказал известный персонаж фильма «Место встречи изменить нельзя»: «Тебе бы, начальник. книжки писать».

Женщина и тюрьма — понятия несовместимые. Женщина, существо от природы эмоциональное, чуткое и ранимое, которому многовековой цивилизацией человечества предписана роль жены, матери, продолжательницы рода, хранительницы домашнего очага и тюрьма — угрюмый, беспощадный, подлый и жестокий механизм государства находятся так далеко друг от друга, что даже в воображении их нелегко объединить. Тюрьма — заведение скорее мужское, хотя в печальной реальности женщина и тюрьма, к сожалению, все же встречаются.

Женская преступность по своей структуре заметно отличается от мужской. В процентном отношении женщины гораздо реже совершают корыстные преступления, в особенности, отличающиеся дерзостью — грабежи, разбои, а также хулиганство. А вот грубо насильственные действия бытового характера — убийства и тяжкие повреждения тела в общей массе женской преступности осуществляются чаще. Это явление, казалось бы, противоречащее женской природе, имеет объяснение. Женщины отнюдь не предрасположены к садизму и крайней жестокости. Просто они очень эмоциональны, и, зачастую, их разум оказывается неспособным управлять сильными и яркими отрицательными чувствами — гневом, ревностью, смертельной обидой. В результате жертвами женского насилия становятся, как правило, их близкие люди — неверные мужья и любовники, любовницы мужей, садисты-отцы, домашние тираны-сожители.

Читать еще:  Задержание подозреваемого: основания, процессуальный порядок, сроки. Особенности осуществления адвокатом защиты подозреваемого.

В совершении преступлений женщины более последовательны и откровенны, если так можно выразиться. В последующей оценке своих противозаконных поступков они оказываются значительно тверже и принципиальней преступников-мужчин, которые гораздо быстрее «плывут» и начинают, распуская слюни, публично каяться в грехах. Женщина, зачастую невыносимо страдая от наказания, до конца продолжает считать, что, убив обидчика, она поступила правильно.

При аресте женщины не сопротивляются, не отстреливаются и не убегают по крышам. Их не задерживают вооруженные до зубов бойцы спецподразделений. За ними просто приходят и уводят с собой.

. Отношение к задержанным женщинам в милиции грубое и циничное. Их легко могут оскорбить, унизить, потаскать за волосы, «нашлепать» по щекам. Но все же, это отношение ни в какое сравнение не идет с избиениями и пытками, которым могут быть подвергнуты мужчины. Женщин практически никогда не пытают, то есть не применяют к ним методичные, холодно-расчетливые экзекуции.

Бывает, женщину заставляют разуться и лечь на пол, после чего наносят удары резиновой палкой по пяткам — это больно и не оставляет следов. Иногда применяют «остроумно»-изощренное воздействие — раздев до пояса, ее хлестко бьют стальной линейкой по соскам — это унизительно, больно и страшно. При этом расчет делается скорее не на физическую боль, а на сопровождающее ее моральное насилие: грубые окрики, циничные оскорбления, идиотские угрозы, вроде: «Мы тебе сейчас в . ножку от табуретки засунем».

Причиняя женщине физическую боль, оскорбляя и запугивая ее, правоохранители (или правонарушители, как правильней?) рассчитывают на резко эмоциональную реакцию, слезы, истерику и, в результате, потерю способности уверенно сопротивляться и умно изворачиваться. В основном этот расчет оправдывается, лгать умело, спокойно и предусмотрительно у женщин получается плохо.

Иногда подобная «атака» не имеет успеха, и тогда милиционеры сразу же прекращают насилие. По опыту они знают, что если у «бабы есть внутренний стерженек», дальнейшие издевательства абсолютно бессмысленны. Не согнется.

Существуют два фактора, защищающие женщин от пыток и истязаний. Это особенности традиционного менталитета (даже «последний отморозок» в подсознании несколько сдерживается от причинения боли женщине, наверное, все же мы не совсем азиаты) и опасение возможного наказания. К арестованным женщинам и несовершеннолетним гораздо больше внимания уделяется со стороны государственных и общественных правозащитных организаций. Страдания мужчин, в основном, мало кого интересуют. Надо признать, что в последние годы пытки и иное насилие в отношении задержанных (как женщин, так и мужчин) имеют явную тенденцию к сокращению. «Задерганные» постоянными проверками прокуратуры сотрудники милиции стараются избегать насилия, игнорируя лицемерный гнев начальства по поводу отсутствия пресловутого процента раскрываемости.

Приставания сексуального характера случаются довольно редко и только на первом этапе, до помещения задержанной в изолятор временного содержания (ИВС). Впрочем, иногда женщина сама провоцирует подобные домогательства, предлагая как-нибудь «порешать вопросы» и намекая тем самым на возможность интимных услуг.

Насилия сексуального характера практически никогда не происходит. Время от времени эта тема поднимается кем-то из бывших арестованных и осужденных. Вариантов таких «исповедей» два. Первый — в основе обвинений лежит абсолютно трезвый расчет (как правило, не самой «потерпевшей», а ее адвоката и «группы поддержки») — рассказывая леденящие душу подробности садистских изнасилований и извращений, тиражируя эти подробности в средствах массовой информации, привлечь внимание и сострадание неискушенной общественности и морально воздействовать на предстоящий суд. Второй вариант — это ложь самой «несчастной», вызванная явными истерическими реакциями: один раз солгав таким образом, она начинает истово верить в собственную ложь и дальше врет совершенно искренне, опутывая фантазии все новыми и новыми подробностями и не задумываясь об их очевидной несуразности. Впрочем, оба варианта обычно объединяются.

В ИВС женщины размещаются отдельно от мужчин, а так как женщин «принимают» редко, то сидят они в основном в одиночестве. Такие условия воспринимаются очень болезненно, отсутствие общения оказывает крайне угнетающее действие на женскую психику. Но избежать этого практически не получается. Задержанных мужчин к женщинам не подсадят никогда.

. После вынесения постановления об аресте задержанная переводится в следственный изолятор. Как правило, женщины оказываются совершенно неподготовленными к тюремной действительности. Хотя в последние годы о тюрьме немало пишут, немало показывают ее в телепередачах и кинофильмах, большинство женщин совершенно не обращает внимания на детали. Им это не интересно, так как себя с тюрьмой они абсолютно не связывают.

Попав в СИЗО (на жаргоне говорят «заехав на тюрьму»), женщины зачастую вообще теряют ощущение реальности. Когда-то одна девочка-подросток, арестованная как наркокурьер, рассказывая о своем прибытии в СИЗО, недоумевала: «Меня почему-то посадили в туалет». Ей и в голову не могло прийти, что тюремная камера и туалет — одно общее помещение.

Распределением по камерам занимается оперативный работник, чаще это женщина. Ориентируясь на свое впечатление от беседы с вновь прибывшей зэчкой (зэчка — привычное название заключенной, оно хоть и некрасиво, но и не обидно) и куцую информацию, содержащуюся в личном деле (а это сжатый текст постановлений о задержании и аресте), она выбирает ей подходящую камеру. При этом старается, чтобы в новом обществе заключенной было максимально комфортно.

Делается это не из сострадания и, уж точно, не за взятку, а для собственного спокойствия. Чем меньше напряжений и конфликтов в камерах, тем легче администрации работать. Поэтому, в основном, бухгалтерши и чиновницы сидят в одной камере, молодые наркоманки — в другой, а «колхозницы» — в третьей. Источник: вечерний Харьков

«Опущенные» в женских тюрьмах. Вот что с ними делают и почему.

В российских местах лишения свободы для женщин иерархия заключенных и вообще быт существенно отличается от мужских зон и тюрем – там, как правило, нет понятий и не рулят воры в законе.

Читать еще:  Наложение ареста на имущество в уголовном деле по УПК РФ статья 115

Тем не менее, определенное кастовое деление есть и в «дамских» МЛС. Изгои здесь обладают теми же качествами, что и везде.

Самые презираемые зечки в женских МЛС несколько отличаются от представителей низжих мастей в мужских зонах и тюрьмах – здесь иерархическая лестница имеет свои ступени. В первую очередь, в женской тюрьме имеет значение личность осужденной, а не ее послужной список отсидок и прежних криминальных «заслуг».

Строго говоря, в женских зонах и тюрьмах почти нет определенных категорий зечек, которых изначально и принципиально гнобят и прессуют – все зависит, главным образом, от личностных качеств осужденной. Изгоев в женских МЛС, в основном, просто сторонятся.

Одни из самых презираемых в женских МЛС – героинщицы, наркоманки с большим стажем. Это выхолощенные в моральном плане особи, способные продать и предать буквально за щепоть чаю, кусок мыла или сигарету. Любую стоящую информацию, исходящую от новой знакомой, они стараются «монетизировать», стуча администрации МЛС.

В зонах и в камерах СИЗО сиделицы стараются жить «семьями» – завести себе подругу (подруг) по несчастью и заниматься с ними общим нехитрым хозяйством. Это не имеет ничего общего с лесбийскими наклонностями – просто так легче выжить в заключении, к подобному способу обустройства в особых условиях женщин толкает инстинкт семейственности, заложенный в представительнице слабого пола изначально, свыше. Героинщицы – одиночки, в «семью» их никто не принимает.

Некоторые сиделицы сдать могут даже не умышленно, а «по простоте душевной». Таких в зонах и тюрьмах тоже сторонятся, но особо не гнобят – «старшая» знает всех стукачей в камере или в отряде, и считается, что уж лучше «своя», чем присланная новая, от которой не знаешь, чего ожидать.

Убийц своих детей на женской зоне запросто могут избить и потом постоянно унижать – это изначально изгои среди осужденных, пожалуй, главная категория сиделиц, которым суждено расплачиваться в неволе за свое прошлое.

В женских зонах и тюрьмах сидят много «вичовых» (с диагнозом вирусного иммунодефицита человека), больных венерическими или онкологическими заболеваниями. Этих тоже сторонятся из чувства брезгливости и боязни заразиться.

Надо работать или огребешь

В низшей касте в женской зоне может оказаться любая, если она не выполняет производственное задание. Женщине (девушке), не способной освоить швейную машинку и выдавать «на гора» ежедневную норму, грозят серьезные разборки в отряде, вплоть до избиения: от ее выработки страдает весь коллектив. Отрядницы могут вырвать волосы, выбить зубы, а в карцере отделают дубинками. Даже если у сиделицы хороший «подогрев» с воли, но она не умеет шить, «люлей» ей чаще всего все равно не избежать.

В женской зоне и тюрьме для их «постоялиц» особенно важно соблюсти физическую чистоту, что не так просто в сравнении с условиями на воле. Зачуханных, запустивших себя там не любят и избегают. Не зря одной из самых ценных вещественных валют в таких МЛС наряду с сигаретами и чаем является простой кусок мыла. Не всем удается получать хорошие передачи с воли, и поэтому многие зечки нанимаются дежурить за других за пару пачек сигарет, чая или шампунь – дежурство всегда можно купить. Такие осужденные не презираемы другими, если содержат себя в чистоте и не «косячат», просто у них безвыходное положение.

Женские пресс-хаты

Да-да, в женской тюрьме, как и в мужской, есть пресс-хата. Об этих женских камерах известно только тюремщикам и тем, кто через них прошёл.

Причем, такая пресс-хата в тюрьме не одна.

  • Пресс-хата с женщинами-убийцами. В подобную камеру могут перевести для многих целей, даже для самоубийства.
  • Пресс-хата для транзиток. Через эту камеру «отрабатывают» этапированных. Иногда, арестанток «катают» специально по всем тюрьмам через хату-транзиток, чтобы она сдала своих подельников. Такие камеры в жутком состоянии, кишащие крысами и тараканами. А «старшая» по этой камере может быть такой конченной мразью, что жизнь в камере с убийцами может показаться раем.
  • Пресс-хата ассорти. Здесь могут содержаться как лесбиянки, больные венерическими заболеваниями, так и «зэчки» с открытой формой туберкулёза. О своих болезнях здесь замалчивают, особенно перед «здоровой арестанткой», которую перевели для «отработки».

Немногие арестантки, которые прошли через пресс-хаты остаются в здравом уме.

Но есть некоторые заключённые, которые отзываются о женской тюрьме, как о приятном времяпрепровождении. Более 50 процентов таких «тюремных счастливиц» — это наркоманки, которые могут попасть в тюрьму и за воровство. Конечно, для этих женщин на свободе было только одно главное — это «игла в вене», а на быт и удобства в подвале или подъезде им было тогда наплевать, как и на брошенных детей.

После двухдневных ломок, их взору открывается райская тюремная жизнь. Здесь их приоденут и нарядят сокамерницы, тюрьма откормит баландой. Они благодарны такой тюремной еде, потому что, «спуская все деньги на наркотики», они могли питаться и на «мусорке». Такие вот «благодарные тюремные зэчки» и пополняют ряды активисток, исполнителей-палачей в пресс-хатах.

© pexels.com

Положение в разных странах [ править | править код ]

Россия [ править | править код ]

Однополый секс (в первую очередь оральный) между мужчинами довольно распространён в российских тюрьмах и колониях. Согласно некоторым данным, около 10 % заключённых являются «опущенными», то есть оказывают сексуальные услуги другим заключённым за плату (чаще натуральными продуктами) или по принуждению. При этом половина из них является гетеросексуалами. Нередки также и случаи изнасилований [6] .

Читать еще:  «Они отсаженные»: как в колониях относятся к насильникам и педофилам

«Опущенные» (или «петухи») являются одной из самых низших «каст» в тюрьме. С ними нельзя вместе есть, нельзя подавать им руку, они спят совершенно отдельно. В «опущенные», в первую очередь, автоматически зачислялись те, кто попадал в тюрьму по обвинению в изнасиловании. Кроме того, туда попадают все заключённые имевшие гомосексуальные контакты на воле. Туда же могут быть «опущены» и прочие зеки за разные провинности против тюремных «понятий»: за «крысятничество» (кражи у своих), неуплату долгов, неповиновение бандитскому руководству и т. д. [1]

Услугами «петухов» пользуется большинство заключённых, особенно имеющих длительные сроки. В редких случаях между заключёнными возникают устойчивые пары [6] . В одном из исследований, которое было проведено среди осуждённых на сроки от 1,5 лет до 10 лет лишения свободы, было установлено, что 85 % из них имели сексуальные контакты во время пребывания в тюрьме [7] . Н. Серов в «Письме из зоны» (1992) пишет, что около половины всех осуждённых (в основном мужчины до 35 лет) активно пользуются сексуальными услугами «петухов», другая же половина пользуется их услугами эпизодически, и лишь очень малый процент заключённых, по его словам, никогда не прибегают к их услугам [1] .

Те, кто были в тюрьме приобщены к однополому сексу, выйдя на свободу, обычно, возвращаются к гетеросексуальной ориентации [1] .

Традиция советской и российской тюрьмы — относиться к людям не только нетрадиционной сексуальной ориентации, но и также пережившим сексуальное насилие как к людям даже не второго, а двадцать второго сорта. Ситуация осложняется тем, что среди этой категории заключенных — много людей психически нездоровых, сломленных, которые нуждаются в морально-психологической поддержке, а не в дальнейшем опускании. Бороться с нею надо методами из арсенала культурного, а не административного воздействия. Победить это явление можно путем влияния на саму тюремную субкультуру. То есть донести до всех арестантов, что человека надо оценивать за то, как он мыслит и что делает, а не за его сексуальную ориентацию.

Пункт 23 инструкции по профилактике правонарушений среди осуждённых, утверждённой Министерством юстиции РФ в 2006 году, относит гомосексуалов к лицам, подлежащим профилактическому учёту. Таким образом, гомосексуалы автоматически ставятся в один ряд с лицами, склонными к побегу, «ворами в законе», наркоманами, алкоголиками и лицами, имеющими психические отклонения, связанные с возможностью причинения существенного вреда своему здоровью и проявлением агрессии к окружающим [9] . Уголовно-исполнительный кодекс РФ относит мужеложство между заключёнными к злостным нарушениям установленного порядка отбывания наказания [10] .

Беларусь [ править | править код ]

По данным Департамента исполнения наказаний МВД Белоруссии (2008 год), от 7 до 12 % осуждённых мужчин практикуют однополый секс. Несмотря на то, что в тюрьмах имеется возможность бесплатного получения презервативов, осуждённые, как правило, пренебрегают ими [11] .

Киргизия [ править | править код ]

По результатам проведения оценки состояния дел в исправительных колониях ГУИН МЮ Киргизской Республики (выполнялась в период с 19 декабря 2005 по 20 января 2006 года), в одной из колоний из 167 «опущенных» осуждённых к МСМ относятся не более 15 человек. Их сексуальными услугами пользуется от 10 до 20 % всех осуждённых. Никто из опрошенных МСМ презервативами не пользуется, даже несмотря на то, что двое из опрошенных ранее, в 2003 году, лечились от сифилиса. При этом презервативы выдаются бесплатно [12] .

Соединённые Штаты [ править | править код ]

В США изнасилование в тюрьмах является серьёзной проблемой [13] [14] . Согласно исследованиям, изнасилованию подвергаются более 22 % заключённых мужчин. Изнасилования (в том числе и групповые), в первую очередь, совершаются с целью установления контроля и доминирования над жертвой [15] .

Тюремная иерархия также находит своё место. Заключённые, выполняющие роль самца, называются «удалыми парнями» (англ. joker ) или «племенными жеребцами» (англ. stud ). Они качаются на тренажёрах, делают себе много татуировок. Заключённые, играющие женскую роль, получают названия «королева» («англ. queen »), «сестричка» («англ. sissy ») или «девка». Они носят женские имена и к ним обращаются с местоимением «она». Связь между геями исключена — геи обязаны обслуживать «настоящих мужиков» [1] .

Согласно исследованиям Вудена и Паркера (Wooden & Parker) (1984 год), в котором были опрошены 200 человек, из них 10,5 % причисляют себя к гомосексуалам, 11 % — к бисексуалам и 78,5 % — к гетеросексуалам. Более 55 % заключённых, называющих себя гетеросексуалами, также были вовлечены в однополые сексуальные контакты в тюрьме. Насильно вовлечены в однополые контакты были 14 % заключённых, в том числе 9 % гетеросексуалов и 41 % гомосексуалов. До тюрьмы однополый сексуальный опыт имели 99 человек из 200 опрошенных — почти все гомосексуалы и бисексуалы и 38 % гетеросексуалов [1] .

Китай [ править | править код ]

С 2011 года в Китае с заключённых снят запрет на гомосексуальность. При этом однополый секс между заключёнными остаётся под строгим запретом. Проявлять гомосексуальность разрешается лишь на «духовном», платоническом уровне [16] .

Другие страны [ править | править код ]

Согласно исследованиям, проведённым в 1993—1995 годах, 73 % заключённых мужчин в Рио-де-Жанейро (Бразилия) имели в тюрьме сексуальные контакты с другими мужчинами. В Австралии, Замбии, Зимбабве, Великобритании и Канаде этот показатель составляет от 6 до 12 процентов [17] .

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector