Petrovskoe-omr.ru

Петровское ОМР
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Как и за что пытают в тюрьмах и СИЗО: откровения сотрудника ФСИН

Наиболее авторитетные воры сидели в Соликамске, в тюрьме «Белый лебедь». Ни «мужиков», ни «шестерок» среди них не было, а потому некому было стирать, выносить парашу, делать другую работу, которая вору «не по масти». Воров заставляли работать, избивали, держали на хлебе и воде. Но законники все равно отказывались от работы. Тогда администрация тюрьмы решила стравить воров друг с другом.

На помощь начальнику тюрьмы прибыл специалист с Лубянки по «перековке» преступников П. Ф. Куратов, в прошлом сам бандит-мокрушник, отлично знавший воровскую психологию.

Один из воров, помещенных в барак усиленного режима (БУР), украл у другого пайку, а улику подбросил третьему «законнику». По подозрению в «крысятничестве» владелец пайки убил невинного. Остальные воры не вмешивались – таков воровской закон: за воровство у своих же – смерть.

Скандалы с пытками в колониях и СИЗО

В 2018 году произошел некоторый всплеск как количества жалоб на насилие со стороны сотрудников пенитенциарной системы, так и возбужденных дел, следует из статистики СКР. Это может быть связано со скандалом вокруг систематических пыток осужденных в ярославской исправительной колонии №1.

В июле 2018 года «Новая газета» опубликовала видео избиения осужденного в этом учреждении. Публикация получила широкий резонанс; инцидент комментировала в том числе спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко. Сотрудники колонии, в том числе ее начальник, стали фигурантами уголовных дел. Впоследствии огласку получили еще несколько случаев пыток заключенных, в том числе в петербургском изоляторе «Кресты-2». В октябре этого года появились видеозаписи избиений осужденного в колонии №9 в Карелии, которые также стали поводом для возбуждения уголовного дела.

Заместитель директора ФСИН Валерий Максименко, который часто комментировал деятельность ведомства и который в ноябре сообщил, что подает в отставку, незадолго до этого заявил об отказе впредь общаться с прессой из-за стыда за многие информационные поводы. «Вот пример: начальник колонии — это пару недель назад было — головой в унитаз окунает заключенного, а после этого становится исполняющим обязанности первого заместителя управления, в котором больше десятка таких колоний. Скажите честно, как это комментировать? Со стыда хочется под землю провалиться», — заявил он.

  • 1 из 18
  • ››
  • Беспредел

Ни для кого не секрет, какие зверства порой вытворяют тюремщики по отношению к заключенным. Тут и убийства, и самые разнообразные пытки. Конечно, выживший человек навсегда сохраняет ненависть к сотрудникам. Причем ко всем без исключения. И порой такой человек идет на месть. Недавно у меня вышел один любопытный разговор с бывшим высокопоставленным чином ФСИН России. Человек уже на пенсии, не боится рассказывать скандальное. Мы поговорили о том, как особо рьяные садисты и вымогатели в погонах наказывались мстителями от преступного мира.

Не хапужничай безмерно — срыгнешь

Для нормального человека зона знакома только по фильмам. В них она выглядит как сущий ад. На самом деле это не совсем так, но. бывает. Мой собеседник честно признался, что люд на тюремной службе бывает разный: кто-то любит подубасить бесправных зеков почем зря, кто-то вымогательством зарабатывает на них себе квартиры с иномарками. «Я молодым сотрудникам говорил, — рассказывает мой собеседник, — что во всем нужно знать меру. Не надо хапужничать, сколько ни унесешь — срыгнется, не надо кулаки распускать без повода — человек затаит злобу и будет думать о мести.

Зеки — они такой народ, с очень обостренным чувством справедливости. Если они в чем-то виноваты, особенно сильно, а ты их накажешь, они воспринимают ситуацию адекватно, тем более многих и так мучает совесть за содеянное. Но если без причины унижаешь зека, то он становится миной замедленного действия.

Разговаривал я тут на днях с бывшим прокурором по надзору за соблюдением законодательства в местах лишения свободы, так он мне рассказал про двух больших начальников, которых избили до полусмерти в Северо-Западном регионе. Еле их откачали в реанимации. Преступников, которые их избили, не нашли. Но всем, в том числе избитым, было понятно — это была месть. Эти двое сотрудников отличались невероятной жестокостью по отношению к спецконтингенту: били почем зря, натравливали актив, вымогали деньги. Причем порой просто огромные суммы. Многие и многие затаили на них зло. Это я рассказал к вопросу о том, что беспредельничать не надо. Тем более сейчас большинство зеков сидят в том регионе, где они прописаны.

Я и говорил молодым сотрудникам: вы думайте, прежде чем ударить человека. Он потом освободится и окажется в одном с вами городе. Прирежет потом тихонечко ночью и всего делов.

Кстати говоря, такие вот избиения тюремщиков — совсем не редки. Они часто даже не обращаются в милицию-полицию, так как понимают, что у самих рыльце в пушку. А вот честных и справедливых трогают как раз редко. У меня вот, как у журналиста, есть достоверные сведения, что несколько раз в разные годы были избиты сотрудники следственного изолятора «Кресты» в Петербурге. Но никто из них заявление в милицию почему-то не понес.

Просто-таки ударом под дых для тюремщиков стала специализированная форма ФСИН. Раньше они ходили — кто в военном, кто в милицейском, попробуй догадайся, что перед тобой тюремщик. А сейчас всем знающим людям понятно — вот он, дорогой гражданин начальник. Мой знакомый тюремщик в Петербурге ехал в метро в форме, так к нему подошли двое хмурых мужчин и прямо сказали: «Ты давай, осторожнее. »

Хроника убийств

Впрочем, убийства сотрудников ФСИН случаются все-таки не так часто. И некоторые носят бытовой характер. Но не всегда. Приведу несколько примеров.

На днях в Калининграде гражданин Узбекистана предстанет перед судом по обвинению в убийстве сотрудника УФСИН, сопряженном с разбоем. По версии СКР, 27 марта 2012 года пьяный мужчина проник в квартиру дома по улице Некрасова в Калининграде, где жил 45-летний сотрудник регионального УФСИН, и принесенным с собой топором нанес спящему хозяину квартиры несколько ударов по голове. Потерпевший скончался на месте. Затем обвиняемый похитил принадлежавшие потерпевшему охотничье ружье, патроны к нему, деньги и ювелирные изделия на общую сумму около 200 тысяч рублей, после чего скрылся с места преступления. Дело направлено в Калининградский областной суд для рассмотрения по существу.

В 2013 году двое жителей Оренбургской области совершили жестокое убийство сотрудника регионального УФСИН Александра Пипко, подрабатывавшего частным извозом. Вещи пропавшего сотрудника ФСИН со следами крови были обнаружены в ходе оперативно-розыскных мероприятий недалеко от села Дедуровка в районе автодороги Оренбург — Илек. По подозрению в совершении этого преступления был задержан 21 -летний житель поселка Краснохолм. Он показал место, где было спрятано тело погибшего, и сообщил про своего соучастника. «По данным следствия, в ночь на 3 февраля 2013 года подозреваемые, заранее спланировав свои действия, напали в автомобиле «ВАЗ-2114» на водителя, нанесли ему множество ножевых ранений», — говорится в пресс-релизе СКР.

Читать еще:  Понятие субъекта уголовного процесса. Классификация субъектов уголовного процесса

В 2010 году в Иркутской области сотрудника ФСИН России, 30-летнего начальника кинологического отделения исправительной колонии №8 Сергея Клешкова, убили. супруги. Следствие установило, что Кпешков выехал из Саянска в Кимильтей к родителям, а по дороге взял попутчиков.

«Девушка села на переднее сиденье, а ее муж — позади шофера. По пути 19-летний пассажир нанес несколько ударов ножом в шею водителя», — сказали в пресс-службе местного УВД.

А теперь — месть. В 2004 году в одном глухом поселке было совершено кровавое убийство. Мужчина пригласил к себе в гости знакомого — сотрудника ФСИН. Тому было около пятидесяти лет. Через несколько часов в гости в этот дом подтянулись двое парней. Один к двадцати пяти годам имел уже пять судимостей, другой к двадцати — три «ходки». Пили водку. Много. Между двумя бывшими зеками и фсиновцем разгорелся спор — как иначе в деревне? Устав спорить, старший из уголовников взял нож и нанес двадцать ранений тюремщику. Тот скончался.

В одном из городков Ленинградской области в 2001 году был задушен сотрудник местной тюрьмы. Убийцу так до сих пор и не нашли. Но коллеги убитого подозревают, что это была месть конкретному человеку, потому как сотрудник этот весьма любил распустить руки.

В 2006 году прямо в служебном автомобиле по дороге на работу был расстрелян начальник СИЗО города Черкесска Хасан Джанаев. Он скончался в больнице. Трое человек расстреляли машину Джанаева и скрылись. Любопытно, что в то время в черкесском СИЗО находились сразу несколько воров в законе. Кроме того, накануне своей смерти Джанаев устроил в изоляторе шмон — было найдено немало наркотиков, сотовых телефонов. Супруга убитого сообщила, что мужу постоянно звонили по телефону неизвестные лица, угрожали.

В Нижегородской области преступление против тюремщика было совершено в 2007 году. В поселке Бурепролом Тоншаевского района был найден мертвым в собственном доме начальник отряда исправительной колонии 62/4 областного Управления ФСИН. Его застрелили из ружья. Коллеги начальника отряда заявляли о его редкой принципиальности. Что это значит на деле, не уточнялось.

Убийства сотрудников ФСИН — все-таки пока редкость. Однако избиений происходит несколько десятков в год. Это «легкая» месть. Месть всей системе в лице конкретного, может быть, ни в чем не повинного тюремщика.

Евгений Колесников
По материалам газеты
«За решеткой» (№1 2014 г.)

  • VIPы или слуги народа
  • А вы знали
  • Армия
  • Блогеры
  • Бред
  • Ваши обращения
  • Видеорепортажи
  • ГИБДД
  • Госнаркоконтроль / ФСКН
  • ГРУ
  • ГУВД
  • ДПС
  • Забота о нас
  • Интересно
  • Коммент Йорика
  • Мажоры
  • МВД
  • МЧС
  • На просторах рунета
  • Нет Беспределу
  • ОМОН
  • Педофилы
  • Подонки
  • Полиция / Милиция
  • Прокуратура
  • Розыск
  • Скинхеды / Расизм
  • Суд
  • Судебные приставы
  • Таможня
  • УБОП
  • УВД
  • ФМС
  • ФНС
  • Фото недели
  • ФСБ
  • ФСИН
  • ФСО
  • Чиновники
  • Этническая преступность
  • В столице ведется следствие по факту смерти 35-летнего москвича Алексея Шангина, помещенного в следственный изолятор «Матросская тишина». Мужчина был подвергнут жестоким истязаниям, а под подозрением оказались сотрудники ФСИН. От широкой общественности информация об убийстве держалась в секрете.


    ФСИН настоятельно попросили редакцию газеты «Московский Комсомолец» не обнародовать страшную информацию.

    Убийство случилось незадолго до начала спецоперации ФСБ в отношении сотрудников «Матросской тишины» (напомним, что пятеро экс-тюремщиков арестованы по обвинению в вымогательстве). И не исключено, что эти два события — звенья одной цепи. Сейчас обвиняемые экс-сотрудники СИЗО за решеткой дают признательные показания, играют в шахматы и… учат китайский язык. Бывшие тюремщики надеются на снисхождение и списывают случившееся на маленькие зарплаты. Впрочем, часть оперативников стоят на своем: не был, не участвовал.

    Дело первое. О вымогательстве

    Напомним, что среди обвиняемых в вымогательстве богатых заключенных («так называемых «булочек») — бывший начальник оперативного отдела «Матросской тишины» Михаил Захаров. По данным следствия, он, а также действующие и бывшие сотрудники Осмачко, Базаев, Девятаев, Найфонова и Петран совместно с криминальным авторитетом Векуа вымогали 11 млн. рублей у подследственного. Все они задержаны и по воле судьбы сидят там же, где работали. Точнее, они в СИЗО федерального подчинения, которое располагается непосредственно на территории «Матросской тишины».

    Разбросанные по разным камерам, в изоляторе они уже больше месяца. Для тюремщика, который привык охранять заключенных и чувствовать свою власть над ними, самому оказаться в таком статусе — шок.

    С другой стороны, многое зависит от восприятия: тюремные стены для них привычные, почти что «дом родной»… Один из задержанных признается, что за то время, которое был оперативником, много раз мысленно ставил себя на место арестантов.

    — Вот и дофантазировался…

    Как бы то ни было, бывшие тюремщики от консультаций психологов отказываются наотрез.

    Экс-надзиратели на условия содержания не жалуются. Всех их, кстати, разместили с бывшими сотрудниками органов. Вот, скажем, компанию Захарову в камере составили бывший следователь СК и бывший ФСБшник. Все обвиняются в превышении должностных полномочий и вымогательствах.

    Знания тюремных коридоров экс-сотрудникам «Матросски» вряд ли помогут — они содержатся в спецкорпусе, откуда сбежать просто невозможно. Зато они, зная правила и порядки, активно пользуются библиотекой. Читают в основном Достоевского и Гоголя.

    Учим китайский, — сообщил один из них навестившим его правозащитникам,членам ОНК. — Зачем? Ну вдруг через 20 лет Китай завоюет Россию? А мы уже и язык знаем…

    А еще обвиняемые тюремщики в камере играют в шахматы на… ведре (его используют как столик). Вопреки ожиданиям были они не в печали. Михаил Захаров так и вовсе расплылся в улыбке. Скорее всего, ему самому было забавно, что те самые люди, которых он сопровождал во время посещения заключенных, сейчас навещают его, и пекутся теперь уже о его правах человека.

    Самый молодой оперативник «Матросски» 25-летний Антон Девятаев — чуть ли не единственный, кто настаивает на своей невиновности. Парень проработал в СИЗО всего 1,5 года и уверяет, что был «ни при делах». Не исключено, что так оно и есть.

    Дело второе. Убийство с особой жестокостью

    — Я расскажу вам одну из самых загадочных версий всего случившегося, — говорит наш источник в следствии. — Мы не исключает, что все эти задержания были связаны с жутчайшим убийством. Такого страшного преступления в московских СИЗО не было давно…

    Итак, 13 февраля в камере номер 140 «Матроссккой Тишины» скончался заключенный москвич Алексей Шангин. Точнее, его вывезли в больницу №36 в тяжелейшем состоянии, где он умер 17 февраля, не выходя из комы. А в кому он попал из-за болевого шока: его больше суток пытали, заливая в рот кипяток. Была установка — скрыть этот жуткий случай. Практически сразу после этого начальника оперативного отдела Михаила Захарова и уволили.

    Читать еще:  Статья 34 УПК РФ. Передача уголовного дела по подсудности (действующая редакция)

    Факт убийства «МК» подтвердили в больнице (удалось даже выяснить, какие диагнозы поставили умершему: «черепно-мозговая травма, комбинированная травма, ожоги головы и конечностей, болевой шок»). Подтвердили его и во ФСИН.

    Мы ничего не скрывали, более того, по данному происшествию возбуждено уголовное дело, — уверяет представитель ведомства Кристина Белоусова. — Под подозрением сокамерники умершего. Дело ведет Следственный комитет.

    «Не скрывали»? Возможно. Только прошло уже пять месяцев, а в прессу информация попала только сейчас. Более того, репортера «МК» настоятельно просили не писать об этом случае.

    Убили несчастного Алексея, по версии следствия, сокамерники — четверо заключенных с богатым криминальным прошлым. Они сами признаются, что пытали его, даже прыгали на него, лежащего без сознания, с верхних нар несколько раз. Но вот за что они решили так наказать человека? Сам убитый отнюдь не был ангелом: за решетку попал в третий раз.

    После того, как Алексея во второй раз осудили за разбой, долго не мог найти работу. Наконец, мать устроила его в фирму, занимающуюся декором. И вот в ноябре прошлого года звонок от следователя: «Ваш сын задержан».

    — В последний раз он звонил мне в феврале, — рассказывает мать. — Из камеры? Не знаю. Но слышны были голоса на другом конце провода, какое-то оживление. Сын на что он не жаловался, просто просил у меня прощения. Говорил, что не виноват. Он сказал примерно так: «Мама, я подрался, отобрал чемодан, но я потом вернул». А спустя две недели мне сообщили из «Матросской тишины», чтобы я забрала вещи и тело.

    Забрать тело матери так и не дали. Оно до сих пор хранится в морге, поскольку следствию пришлось провести несколько экспертиз. За все это время матери труп даже не показали.

    — Я на прошлой неделе в очередной раз просила у следователя СК, чтобы тело вернули, и я могла его кремировать и захоронить, — продолжает несчастная женщина. — Обещали, что вот-вот. Но сказали, что мне лучше все равно не смотреть на сына. Якобы они дадут мне почитать результаты судебно-медицинской экспертизы и я скорее всего сам приму решение, что не нужно его видеть. Но я хочу знать, что там произошло в камере. Я имею на это право!

    Что на самом деле случилось в 140 камере, хотят знать не только мать и СК. Алексей был высокий, довольно мощный мужчина. Но против толпы разве устоишь? И вот вопрос — зачем заключенным понадобилось убивать его? Человек он, мягко говоря, не богатый. Однако в Москве у него была квартира, так что преступники могли надеяться поживиться за ее счет.

    Один из подозреваемых в убийстве Алексея уверяет, что они выполняли… указания некоего оперуполномоченнного. Самое время вернуться к началу и вспомнить, что экс-сотрудники задержаны за вымогательства, к которым они привлекали «смотрящего» по СИЗО Векуа. Ну а тот, разумеется, действовал не сам, а руками других (самых опасных) заключенных. Именно они унижали, запугивали, и, как теперь выясняется, возможно, убивали. Но это, повторюсь, только версия. Надеемся, СК не оставит ее без внимания.

    Всех подозреваемых в убийстве Алексея поместили в «одиночки», где они содержались почти 4 месяца и откуда писали жалобы во все инстанции, требуя вернуть их в обычные камеры. Всех, кроме одного (некоего Ермакова) уже вернули. Следствие идет, заключенные, подозреваемые в убийстве, каются.

    Длительные свидания в СИЗО остаются под вопросом

    Находящиеся в СИЗО сегодня не имеют возможности пообщаться с близкими нигде, кроме как на краткосрочном свидании. Оно проходит под присмотром сотрудника СИЗО, а в колониях заключенные несколько раз в год могут общаться с членами семьи в ходе трехдневного визита близких.

    На этот факт обратил внимание заключенный Евгений Парамонов. Он провел в силу сложившихся обстоятельств в СИЗО 4 года и за это время ни разу не получил длинного свидания с женой. Его это так возмутило, что все 4 года он писал жалобы и подавал иски, привлекая к ответу систему исполнения наказаний.

    Когда его иск об отсутствии длительных свиданий рассмотрел суд общей юрисдикции, не усмотревший в ситуации никаких нарушений прав Парамонова, заключенный написал в Конституционный суд. КС признал требования заключенного справедливыми и рекомендовал депутатам принять поправки в законы.

    Длительное посещение родных разрешено несколько раз в год, но только тем, кто находится в колонии. В СИЗО такой возможности нет.

    Иногда в СИЗО задерживаются надолго, Так происходит, когда человек уже получил срок, но выясняется, что он причастен к другому преступлению. Пока рассматривается новое уголовное дело осужденный находится в следственном изоляторе. После того, как по жалобам Парамонова КС принял решение, Минюст написал проект закона, которым разрешил длительные свидания для осужденных, находящихся в СИЗО. Но для основной категории этого заведения — для подследственных — закон ничего не изменил. Им по-прежнему длинные посещения будут запрещены. Такое решение вызвало критику правозащитников.

    Московская Хельсинкская группа в своем заключении оценила проект как не соответствующий позиции Конституционного суда. Минюст в ответ првиел веские аргументы, почему не всем находящимся в СИЗО могут быть разрешены длинные посещения. Дело в том, что подследственным разрешить или запретить свидание любого вида может только следователь.

    «Следователь — это заинтересованное лицо. Есть практика, когда они не разрешают видеться даже с адвокатами, а с родственниками добиться свиданий еще сложнее»,— говорят юристы.

    МХГ считает, что у сидящих в СИЗО должны быть одинаковые права. Минюст поясняет, что в интересах следствия никаких свиданий быть не может, даже коротких.

    Несмотря на то, что условия в СИЗО гораздо более суровые, чем в колонии, Минюст не пойдет на уступки и длительные свидания для всех без исключения находящихся в СИЗО вряд ли разрешит. Дело и в опасности разглашения сведений предварительного расследования, и в технической невозможности обеспечить выполнение закона, если он будет принят.

    Низкие зарплаты и невыносимые условия

    На низкий уровень зарплат сотрудников ФСИН в сентябре этого года обратил внимание председатель СПЧ Михаил Федотов.

    «Для меня, например, было шоком узнать, что средняя зарплата младшего инспектора составляет 15 тысяч рублей. А ответственность очень высокая, обязанности очень серьезные, потому что от него зависит соблюдение прав многих людей. И такая маленькая зарплата», — заявил он на заседании СПЧ 19 сентября.

    Читать еще:  Как отправить передачу, и что можно передавать заключённому в СИЗО

    Член СПЧ Мара Полякова, в свою очередь, связала жестокое положение заключенных в исправительных колониях с тем, в каких условиях живут работающие в них сотрудники ФСИН.

    • Рабский труд в мордовской колонии: ФСИН обещает разобраться

    «Например, посещая мордовские лагеря, я увидела, в каких невероятно ужасных условиях живут сотрудники ФСИН, совершенно бесчеловечных: мизерная оплата, нет нормальных жилищных условий, они оторваны от культурных возможностей, их дети обречены работать только там, потому что вокруг ничего кроме колонии нет», — приводит слова правозащитницы РИА Новости.

    206 сотрудников ФСИН в 2018 году стали фигурантами дел о коррупции, сообщила в начале декабря официальный представитель Следственного комитета Светлана Петренко.

    Не молчать: правозащитники обсудили, как пытают в российских тюрьмах

    17 сентября в Сахаровском центре прошла дискуссия “Зона насилия: как в России не расследуют пытки в тюрьмах”, на которой адвокаты и правозащитники постарались понять, как и что делать с проблемой пыток в российских колониях*.

    В конце сентября Комитет министров Европы будет рассматривать постановление Европейского суда по делу “Бунтов против России”, в котором ЕСПЧ признал нарушение запрета пыток и отсутствие эффективного расследования. В 2010 году Виталий Бунтов подвергся пыткам в камере ШИЗО.

    Асмик Новикова, Наталья Таубина, Мария Эйсмонт, Вера Гончарова, Каринна Москаленко, Ирина Бунтова
    Фото: Евгения Федорова / АСИ

    Ногти в коробочке

    “В 2010 году моего мужа по сфабрикованному делу привезли в колонию в Тульской области, — рассказывает Ирина Бунтова , супруга Виталия Бунтова. — И так как срок у него был большой, а сам он человек сильный и спортивный, на него обратила внимание администрация и предложила сотрудничать. Бить и убивать других заключенных, вымогать у них и их родственников деньги, выпытывать признания в несовершенных преступлениях. Мой муж отказался”.

    За отказ, по словам Бунтовой, ее мужа закрыли в карцере, избили и вырвали все ногти, предварительно вонзив под них швейные иглы.

    “А после его заставили убирать за собой, и он, в шоковом состоянии, ползал по кровавому полу и собирал ногти: спрятал их у себя и после передал своей матери на свидании, — говорит Бунтова, — с тех пор пытки для него не прекращались: его били в каждой колонии и заставляли отказаться от жалоб на сотрудников тюрем”.

    Коробочку с вырванными ногтями позже принесли в правозащитную организацию, а затем в Европейский суд. ЕСПЧ в 2012 году признал факт применения пыток к Бунтову и обязал Россию провести расследование. В течение девяти лет в деле Бунтова не находят преступления. Его отправили в СИЗО в Пермском крае, и шесть лет о нем ничего неизвестно, добавляет Ирина Бунтова.

    Под полным контролем властей

    “Дело Бунтова очень нестандартное. Поверить, что в XXI веке в центре России может случиться такое, было очень сложно. В ЕСПЧ наши власти это дело проиграли, но это не просто проигрыш, это позорное клеймо, — говорит Каринна Москаленко , адвокат и основатель Центра содействия международной защите. — И поэтому они начали с этим бороться: обвиняли Бунтова в том, что он лгун и сам себя избивает. После обращения в Европейский суд, как правило, репрессии в отношении человека смягчаются или прекращаются. Но иногда есть риск ужесточения ситуации, и мы всегда предупреждаем заявителя, что он находится под полным контролем властей”.

    По словам Москаленко, сотрудников ФСИН, которые пытают заключенных, защищают их коллеги, но если их наказать, они перестанут работать на систему. Систему, которую нужно менять.

    А у вас видео есть?

    Наталья Таубина , директор фонд “Общественный вердикт”, сообщает, что по делу Евгения Макарова на скамье подсудимых сейчас находятся 20 сотрудников ярославской тюрьмы. Летом 2017 года Макарова избили в ярославской колонии, за десять минут воспитательной работы, по словам Таубиной, ему нанесли 865 ударов, 80% из которых — по пяткам.

    “Сначала проверка в Следственном комитете закончилась отказом в возбуждении уголовного дела, там решили, что сотрудники просто усмиряли разбушевавшегося заключенного. Но затем у нас появилась видеозапись с происходившим в “воспитательной” комнате, где Макарова избивали. Мы опознали всех сотрудников и вместе с “Новой газетой” опубликовали это видео с поименным списком избивавших”, — рассказывает Таубина.

    На следующий день возбудили уголовное дело.

    «Видео оказалось эффективнее решения ЕСПЧ», – отмечает адвокат Мария Эйсмонт.

    “После этого начались общероссийские проверки, нам известно, что только по Ярославской области возбудили более ста дел о фактах насилия в местах лишения свободы. И, как говорят следователи, подавляющее большинство дел они будут вынуждены прекращать, поскольку нет видео”, — рассказывает Таубина.

    Механизм — насилие

    “Сама система не настроена против насилия, она говорит, что насилие допустимо и это единственный механизм, который работает. Там не научены другим методам работы. Очень много в закрытом учреждении зависит от начальника”, — считает Таубина.

    Она замечает, что проблема — в монополии ФСИН на видеозаписи, которые она может сама удалить, сослаться на сбой электричества или на то, что запись плохого качества. По ее мнению, сейчас видео используются не для защиты интересов заключенных, а как элемент управления внутри колонии.

    На вопрос, какие меры нужно принять, чтобы решить проблему пыток в российских колониях, Асмик Новикова , руководитель исследовательских программ фонда “Общественный вердикт”, говорит, что у нее нет ответа.

    “Те действия , которые кажутся нам важными, мы сложили на специально созданной странице Коалиции #Безпыток. Одна из основных мер — разрушить монополию ФСИН на производство и хранение доказательств. Речь не только про видео, доказательства — это и свидетели, и медицинская документация”, — говорит Новикова.

    Она добавляет, что проблемой являются также доступ адвокатов к заключенным и нарушение стандартов эффективного расследования.

    “Адвокатам трудно работать в колониях. Еще одно большое темное пятно, осложняющее работу, — помещения, функционирующие в режиме следственных изоляторов. Туда попасть еще сложнее”, — поддерживает Петр Хромов , юрист Комитета после пыток.

    Петр Хромов. Слева. Фото: Евгения Федорова / АСИ

    “Наша страна пишет отчеты : что сделано в смысле мер общего характера, чтобы больше не происходило таких дел, как дело Бунтова, но граждане России могут узнать это, только если владеют английский языком и найдут этот документ на сайте кабинета министров”, — отмечает Новикова. Эти отчеты публикуются только там. В отчете, добавляет Москаленко, сказано, что Бунтов говорит неправду.

    *Материал содержит информацию, не рекомендованную для чтения впечатлительным людям.

    Подписывайтесь на телеграм-канал АСИ.

    голоса
    Рейтинг статьи
  • Ссылка на основную публикацию
    ВсеИнструменты
    Adblock
    detector