Petrovskoe-omr.ru

Петровское ОМР
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Директор ФСИН заявил об оттоке граждан из мест заключения

Директор ФСИН просит ориентировать суды на применение аналогичных страже мер пресечения

Как стало известно «АГ», директор ФСИН России Александр Калашников направил обращение в адрес председателя Верховного Суда РФ Вячеслава Лебедева с просьбой ориентировать суды при избрании (продлении) меры пресечения в отношении лиц, привлекаемых к уголовной ответственности за преступления небольшой и средней тяжести, а также в сфере экономики, на более широкое применение мер, альтернативных содержанию под стражей.

Содержание письма

В обращении, датированном 7 апреля (имеется у «АГ»), директор ФСИН указал, что в условиях мероприятий по противодействию распространению пандемии COVID-19 вызывает обеспокоенность плотность лиц, содержащихся в следственных изоляторах и исправительных учреждениях УИС. Так, на 1 апреля 2020 г. 22 СИЗО заполнены сверх лимита. Наиболее сложная ситуация складывается в учреждениях г. Москвы, Московской области и в Республике Крым.

Подчеркивается, что, несмотря на положения ч. 1 ст. 108 УПК РФ, 3777 человек, то есть 20,6% от общего количества поступивших в следственные изоляторы за месяц (18 338 человек), составляют лица, привлекаемые к уголовной ответственности за совершение преступлений небольшой тяжести. Общее количество обвиняемых в преступлениях небольшой и средней тяжести, поступивших в СИЗО за месяц, составляет 8018 человек, то есть 43,7% от общего количества.

Александр Калашников также обратил внимание, что в московских изоляторах по состоянию на 1 апреля содержатся более 9,4 тыс. человек, из них 1743 (18,5%) – привлекаемые к уголовной ответственности за совершение преступлений небольшой и средней тяжести. Количество таких обвиняемых за месяц возросло почти на 3%. Так, в марте в СИЗО г. Москвы поступило 947 человек, в отношении которых была избрана соответствующая мера пресечения, из них 256 (27%) – за преступления небольшой и средней тяжести. Общая численность подследственных в московских СИЗО за март увеличилась на 52 человека.

Аналогичная ситуация, отмечается в документе, наблюдается в СИЗО УФСИН России по Московской области, Санкт-Петербургу и Ленинградской области, а также по Республике Крым и Севастополю.

Как сообщили в пресс-службе Верховного Суда РФ, данное обращение поступило в ВС.

«Уверен, что реакция ВС будет позитивной. Другое дело, как ее воспримут нижестоящие суды»

В комментарии «АГ» вице-президент Федеральной палаты адвокатов РФ Владислав Гриб отметил, что обращение директора ФСИН к председателю ВС является правильным и своевременным: «На моей памяти это первое подобное обращение руководителя ФСИН в адрес председателя ВС, и это вселяет оптимизм. Не только мы – адвокаты, но и правозащитники неоднократно подчеркивали, что альтернативные меры пресечения (кроме, пожалуй, домашнего ареста) являются скорее исключением, нежели правилом. К сожалению, до сих пор одной из “популярнейших” мер остается содержание под стражей. Безусловно, это ведет к переполненности СИЗО».

В отношении большинства преступлений небольшой и средней тяжести, добавил Владислав Гриб, в применении стражи нет необходимости. «Количество заключенных под стражу лиц в марте 2020 г., подозреваемых (обвиняемых) в преступлениях небольшой и средней тяжести, – 27% – мягко говоря, вызывает удивление. Конечно, в такой ситуации без поддержки Верховного Суда не обойтись, – подчеркнул вице-президент ФПА. – Несмотря на то что Вячеслав Лебедев неоднократно указывал на данную проблему, она, увы, остается актуальной, особенно в Москве, Московской области и Республике Крым. Думаю, что подобные обращения нужно также адресовать в органы следствия – к сожалению, им иногда удобнее, чтобы человек находился под стражей».

В связи c этим, отметил Владислав Гриб, тем более в условиях борьбы с пандемией, необходимо ориентировать суды на избрание мер пресечения, альтернативных страже. «Уверен, что реакция ВС будет позитивной, – полагает он. – Другое дело, как ее воспримут нижестоящие суды. Думаю, что это также своеобразный намек следственным органам, чтобы не злоупотребляли ходатайствами о заключении под стражу, что тоже очень важно».

По мнению Владислава Гриба, применение альтернативных страже мер пресечения должно стать нормальной практикой, а не обуславливаться исключительно эпидемиологической ситуацией. «Вместо того чтобы строить новые СИЗО, целесообразнее переориентировать органы следствия на избрание альтернативных мер пресечения, а также понимание, что в случае преступлений небольшой и средней тяжести содержание под стражей должно быть исключением. Сейчас есть все возможности, чтобы использовать альтернативные меры, тем более их немало», – резюмировал он.

Адвокаты считают просьбу ориентировать суды на применение альтернативных страже мер пресечения трудновыполнимой

По мнению адвоката АП Санкт-Петербурга Сергея Савельева, данные статистики, приведенные в обращении, ужасают. «Помните начало эры, ознаменованное принятием нового УПК? В центре обсуждения стояли вопросы применения самой суровой меры пресечения – заключения под стражу. Тогда, читая проект нового кодекса, никто не сомневался в его необходимости, актуальности, позитивной перспективности. Практически все причастные были уверены, что, лишив заинтересованных должностных лиц – прокуроров – полномочий заключать подозреваемых и обвиняемых под стражу и наделив данными полномочиями суд, мы наконец-то добьемся разгрузки следственных изоляторов, а случаи недобросовестных решений о заключении под стражу в целях оказания давления останутся в прошлом. Практика показала, насколько мы недооценили “аппетит” правоохранителей и их стремление к влиянию на экономические процессы, а также переоценили независимость судей. В итоге изоляторы по-прежнему переполнены, и в значительной мере теми, кто там вроде бы и не должен находиться», – пояснил он.

Это, полагает Сергей Савельев, объясняется тем, что следователи не заинтересованы в строгом соблюдении требований УПК, а судьям не нужны лишние хлопоты с ответами на вопросы председателя суда и правоохранителей о причинах «неудобных» для последних решений. «Например, в одном из случаев в своей практике я был абсолютно уверен в невозможности заключения доверителя под стражу, поэтому очень удивился его задержанию в порядке ст. 91 УПК. На мой вопрос о целесообразности следственного действия заместитель руководителя следственного отдела ответил: “Знаю, что через двое суток его придется выпускать, но, если я его не задержу, руководство меня не поймет”. Руководство его, конечно, поняло, а я – нет, – поделился адвокат. – И это не заговор конкретных должностных лиц, это система, которая живет своей жизнью, по своим законам и понятиям, навязывая их зависимым от нее работникам правоохранительных органов и обществу в целом».

Как отметил адвокат АК «Бородин и партнеры» Анатолий Кузнецов, в обращении указано на проблему «перелимита» следственных изоляторов, которая существует давно и хорошо известна, и в условиях пандемии обеспокоенность руководителя ФСИН неудивительна.

В настоящее время, пояснил он, существуют две проблемы: «перелимит» в целом и «перелимит» в условиях пандемии COVID-19. Причем вторая проблема может значительно усугубить первую. «Данное обращение похоже на попытку предотвратить негативные последствия, вызванные возможным инфицированием лиц, находящихся в СИЗО. Если допустить возможность массового заболевания в таких учреждениях, эффективно решить такую проблему ФСИН вряд ли сможет», – считает адвокат.

Читать еще:  Статья 354.1 УК РФ. Реабилитация нацизма (действующая редакция)

При этом он добавил, что согласно информации, опубликованной на сайте ведомства, с 31 марта 2020 г. прием подозреваемых, обвиняемых и осужденных будет осуществлять только ФКУ СИЗО-7 УФСИН России по г. Москве. «Как быстро будет исчерпан лимит наполнения этого учреждения, покажет время. Но есть ощущение, что без дополнительных мер долго ждать не придется», – отметил Анатолий Кузнецов.

Адвокат также обратил внимание, что в обращении указано на переполненность 22 СИЗО, а наиболее сложная ситуация наблюдается в Москве и области. «Известно, что данные регионы лидируют по приросту заболеваемости COVID-19. Если там уже не хватает врачей, а многие медучреждения перепрофилируются под специальные условия работы, что говорить о СИЗО?», – задался вопросом адвокат. На этом фоне, добавил он, изложенная в обращении статистика является весьма тревожной.

«Даже без режима противодействия распространению новой коронавирусной инфекции домашний арест для лиц, обвиняемых в совершении преступлений небольшой тяжести, должен являться максимально строгой мерой пресечения (разумеется, при наличии условий ее исполнения). А некоторым составам вообще не место в уголовном законе. И здравое стремление к гуманизации в этом направлении имеется», – считает Анатолий Кузнецов.

Так, пояснил адвокат, председатель ВС Вячеслав Лебедев в докладе на совещании судей судов общей юрисдикции и арбитражных судов, состоявшемся 11 февраля, предложил законодательно закрепить возможность отнесения нетяжких преступлений в сфере экономики к уголовному проступку, за который не предполагается судимость. В частности, председатель ВС указал, что «институт уголовного проступка может быть распространен и на другие составы преступлений. Например, на все преступления небольшой и средней тяжести в сфере экономики (раздел VIII УК РФ), которые совершены впервые и не связаны с применением насилия».

По мнению Анатолия Кузнецова, в целом обращение директора ФСИН в большей части содержит неутешительные данные статистики, а в содержательном плане – трудновыполнимую просьбу ориентировать суды на более широкое усмотрение в мерах пресечения по преступлениям небольшой и средней тяжести. «Представляется, что председатель ВС может ориентировать суды на такое более широкое усмотрение только путем редакции Постановления Пленума ВС от 19 декабря 2013 г. № 41 “О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога”». В принципе, добавил адвокат, возможна редакция указанного постановления путем «мягкого» напоминания о необходимости при избрании мер пресечения (с учетом необходимости противодействия распространению COVID-19) учитывать иные обстоятельства (ст. 99 УПК), перечень которых не приводится. По его мнению, это позволило бы снизить и количество лиц, содержащихся под стражей.

«Снижение числа лиц, содержащихся в СИЗО за преступления небольшой и средней тяжести, не повлечет существенный ущерб интересам предварительного расследования. Кроме того, в сложившейся ситуации принятие таких мер является условием, вполне возможно, сохранения жизни и здоровья содержащихся под стражей людей», – заключил Анатолий Кузнецов.

Четко по ТЗ

Внедрением биометрического оборудования на КПП тюрем и колоний заинтересовалось следствие. Выяснилось, что с 2016 года ФСИН приобретала системы распознавания лиц для КПП у одного и того же поставщика — ООО «Стилсофт Трейдинг», который был единственным участником тендеров.

В связи с двумя из госконтрактов 29 июня 2020 года было возбуждено уголовное дело в отношении бывших сотрудников Главного центра инженерно-технического обеспечения и связи (ГЦИТОиС) ФСИН по факту превышения ими должностных полномочий (п. «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ), сообщил «Известиям» источник в правоохранительных органах.

В материалах уголовного дела отмечается, что в октябре 2016 года ГЦИТОиС ФСИН объявил аукцион на закупку комплектов биометрических систем распознавания лиц для КПП на охраняемых объектах ведомства. Стоимость контракта оценивалась в 80 млн рублей.

В техзадании, размещенном в карточке госзакупки, указано, что биометрическая система распознавания личности предназначается для оборудования КПП исправительных колоний. С ее помощью охранники должны контролировать возможность подмены подозреваемых, обвиняемых и осужденных, содержащихся в следственном изоляторе, при их передаче из сборного и следственного отделения для конвоирования.

Оборудование должно включать множество составляющих, в том числе интегрированную систему безопасности, пульт управления техническими средствами охраны, системы громкоговорящей связи, контроля и управления доступом, оперативно-диспетчерской связи, охранного телевидения, тревожную сигнализацию и др.

Через год ФСИН приобрела такой же комплект биометрических систем, но уже на сумму 205,7 млн рублей.

Следствие считает, что техзадание к контракту было написано сотрудниками самой компании «Стилсофт Трейдинг» (неустановленными лицами).

Как рассказал источник «Известий» со ссылкой на материалы дела, приобретенное ФСИН оборудование, по версии следствия, невозможно было использовать, а его технические функции не соответствовали Концепции развития уголовно-исполнительной системы РФ до 2020 года, утвержденной распоряжением правительства от 14 октября 2010-го.

В деле фигурируют два экс-сотрудника ФСИН. Один из них, Сергей Толстов, в 2016–2017 годах занимал должность начальника ГЦИТОиС ФСИН и заключал госконтракты. Какую роль сыграл второй фигурант — Михаил Зотов, источник не уточнил. Из открытых данных известно, что во ФСИН он числился начальником отдела инженерно-технических средств охраны и надзора управления инженерно-технического и информационного обеспечения, связи и вооружения.

Специалист по тендерам одной из столичных IT-компаний рассказала «Известиям», что не каждый поставщик в состоянии предоставить весь комплект подсистем, указанный в этом госконтракте. Поэтому вероятность того, что ТЗ было прописано под кого-то конкретно, исключить нельзя.

Почему в Минцифры раскритиковали проект цифровизации ФСИН

Как сообщал CNews, в письме Василия Слышкина, главы департамента развития архитектуры и координации информатизации Минцифры, направленном 20 ноября 2020 г. Александру Коробову, советнику главы ФСИН, утверждалось, что «программа не соответствует методическим рекомендациям, утвержденным президиумом правкомиссии. Также не учтено поручение президента по переводу массовых государственных услуг в электронный вид».

В середине июля 2020 г. Сергей Чемезов, гендиректор «Ростеха», и Александр Калашников, директор ФСИН, предложили Президенту России Владимиру Путину определить госкорпорацию единственным исполнителем проекта по цифровизации службы, однако Минцифры выступило с контрпредложением временно назначить Министерство внутренних дел (МВД) центром компетенций по цифровизации ФСИН МВД.

В «Ростехе» высказали недовольство таким предложением. «МВД — это автоматчики по периметру, а не цифровые технологии», — пояснили в «Ростехе», пояснив, что МВД будет слишком затягивать процесс согласований.

Золотая тюрьма. Бывший замглавы ФСИН стал фигурантом нового уголовного дела о хищении 95 млн рублей

Фото © ТАСС / Сергей Фадеичев

Как освоили СИЗО

Речь в новом деле идёт о хищении почти 95 млн рублей при строительстве СИЗО в Симферополе в 2015–2016 годах в рамках федеральной целевой программы ФСИН. Заказчиком СИЗО было подразделение ФСИН РФ по Крыму и Севастополю. По задумке, тюрьма должна была состоять из нескольких корпусов, а общая площадь, на которой должны были располагаться здания, должна была составить 2,5 гектара. Также СИЗО должны были обеспечить средствами охраны и контроля, включая сигнализацию. Построить тюрьму должны были к 20 декабря 2016 года. Стоимость проекта составляла 724 млн рублей.

Читать еще:  Что такое мошенничество (ст. 159 УК РФ) и какие бывают его виды?

По версии следствия, ключевая роль в хищении денег на этом проекте отводилась Коршунову, потому что он благодаря своей высокой должности мог отдавать распоряжения подчинённым и повлиять на то, чтобы «Юнистрою» достался этот контракт. Так и получилось. Нарушения начались ещё на этапе тендера. Фактически без конкурса контракт на строительство СИЗО получила компания «Юнистрой». В итоге фирма сорвала все сроки и к декабрю 2016 года возвела только часть тюрьмы, освоив 100 млн. Компания построила административное здание стоимостью 32 млн рублей и режимный объект на общую сумму 68 млн рублей.

Великая молдавская схема. Как группировка банкиров вывела из России полтриллиона рублей

По закону ФСИН должна была распрощаться с «Юнистроем» и выбрать нового исполнителя. Однако Коршунов, как считает следствие, фактически за спиной руководства и подразделений-подрядчиков распорядился заключить допсоглашение с компанией-нарушителем и продлил финансирование. Почти 95 млн, как считают следователи, были похищены группировкой, в которую входил в том числе и Коршунов, под видом закупок стройматериалов и оплаты услуг через подконтрольные компании «Союз», «Консул» и «Мегастрой». По версии следствия, деньги похитили и поделили между собой участники аферы.

Адвокат Андрея Угланова утверждает, что следствие ошибается.

— В 2019 году была назначена комплексно-строительная экспертиза, которую проводил Минюст. Они подтвердили, что здания СИЗО достроены. Сотрудники ФСИН просто не подписывали документы по объёму работ, — рассказал Лайфу адвокат Владимир Жеребенков.

Примечательно, что «Юнистрой» не первый раз выигрывает тендер ФСИН. Ещё один контракт был заключён в 2016 году между компанией и Можайским СИЗО на выполнение ремонтных работ в учреждении. Правда, сумма контракта была намного меньше — 2,5 млн рублей.

Дела минувших лет

Фото © Агентство «Москва» / Антон Кардашов

Олег Коршунов начинал свою карьеру как председатель правления банка «Синектика» в 1989 году. Во ФСИН он перешёл лишь в 2012 году и уже через год занял должность главы финансово-экономического управления ведомства. В марте 2014 года был назначен заместителем директора ФСИН Геннадия Корниенко.

Шансон мимо кассы: как запрет АУЕ скажется на заработке исполнителей блатняков

Первое уголовное дело на Коршунова завели в 2017 году. Следственный комитет обвинил сразу нескольких крупных начальников ФСИН в хищениях на контрактах по закупкам сахара. В деле фигурировали замначальника финансово-экономического управления Светлана Алексеева, начальник отдела управления тылового обеспечения ФСИН Алексей Данилов и предприниматель Марина Дюкова. По версии следствия, они заключали контракты с подконтрольной фирмой Дюковой «Энергоресурс» и таким образом выводили часть государственных денег. Коршунов тогда свою вину не признал.

В том же году на Коршунова завели ещё одно уголовное дело, тоже связанное с хищением на госконтрактах — по закупке обуви для ФСИН. Его приговорили к семи годам колонии за хищение более 260 млн рублей. Выяснилось, что обувь изготавливалась из дешёвых материалов, а к работе были привлечены заключённые. Тогда же Коршунова лишили чина «действительный государственный советник второго класса». Через год Коршунова снова осудили на девять лет за растрату.

Убийство начальника УФСИН Забайкалья. Что известно сегодня

На скамье подсудимых в Ингодинском районном суде Читы сидит невзрачный морщинистый мужик в камуфляжной кепке и ботинках без шнурков. Это 62-летний Николай Макаров, которому 26 апреля предъявили обвинение в убийстве генерал-майора внутренней службы, начальника УФСИН Евгения Шихова и читинца Виталия Раздобреева.

Суд по ходатайству следователя арестовал Макарова на два месяца. По мнению правоохранительных органов, он может скрыться, оказать давление на свидетелей или уничтожить улики.

Что произошло на кордоне?

Шихов с сопровождающими приехал в охотхозяйство за день до трагедии – в пятницу 23 апреля. На кого компания собиралась охотиться – большой вопрос. Изначально источники говорили о добыче кабана, отстрел которого якобы разрешили из-за вспышки африканской чумы свиней. Позднее эта версия нигде не звучала, а одним из источников даже опровергалась – якобы убитый глава УФСИН не имел права охотиться. Разрешений на отстрел кабанов минприроды региона, по данным собеседника агентства, не выдавало никаким охотхозяйствам. Более того, компания и не могла законно находиться в лесу из-за введённого губернатором запрета.

Тем не менее, по данным источника, компания вечером убыла на солонцы, где находилась до утра 24 апреля.

Отец второго погибшего Вячеслав Раздобреев рассказал «Вечорке», что они с сыном поехали «посвистеть рябчиков». Значит ли это, что они собирались стрелять птиц – непонятно. Но в охотхозяйство они заехали «поздороваться с Мефодьичем» — хозяином кордона.

Со слов Раздобреева, они зашли в дом, сын остался за столом с компанией, а сам Вячеслав пошёл убраться в машине. Оттуда он и услышал выстрелы.

Издание «Лента.Ру» сообщало, что Макаров выпивал с генералом и его сопровождающими, затем почувствовал недомогание и лёг спать.

«Потом проснулся, вышел в буквальном смысле из-за печки и открыл стрельбу», — говорится в сообщении.

Изначально следком сообщал, что стрельба началась из-за конфликта. Однако позже от этой версии отказались и Макарову предъявили обвинение в убийстве из хулиганских побуждений (пункты «а, и» части 2 статьи 105 УК РФ).

«По данным следствия, обвиняемый устроил стрельбу в охотничьем доме 24 апреля в промежуток между 14.00 и 16.00. Он был в состоянии алкогольного опьянения, стрелял без явных причин из незаконно приобретённого и хранившегося гладкоствольного охотничьего ружья 12-го калибра», — говорится в пресс-релизе ведомства.

Источник ИА «Чита.Ру» также рассказал, что Раздобреев пытался отнять ружьё у Макарова, но получил заряд дроби в пах.

«Макаров проснулся, вышел от своего спального места, незаметно для присутствующих прицелился в Шихова и выстрелил ему в спину. После этого Раздобреев попытался отнять ружьё у сторожа, но тот выстрелил ему в пах. Работник соседнего охотхозяйства Новиков выбежал из дома во двор, а Макаров пошёл за ним. Обезвредил сторожа владелец охотхозяйства Владимир Веслополов, подкравшись к нему сзади, после чего Новиков выбил у него ружьё», — сказал источник.

Начальник УФСИН погиб сразу, Раздобреева отец пытался довезти до больницы. Однако в интервью «Вечорке» Вячеслав Раздобреев заявил, что сын погиб сразу.

«Услышал выстрелы, вижу Новиков (один из участников застолья – ред.) выбежал. За ним на крыльцо Макаров с ружьём.

Читать еще:  Жалоба в прокуратуру: образец, правила и особенности

Мефодьич к нему подкрался, взял в тиски, Новиков вышиб ногой ствол. Зашли в дом, а там генерал мёртвый и Виталя мой в крови весь. Там я ему глаза и закрыл, мёртвый он уже был, но всё равно в больничку повёз, надеялся на чудо», — процитировало издание слова мужчины.

Сам Макаров не протестовал против заключения в СИЗО, но после окончания заседания заявил журналистам, что стрелял, потому что ожидал нападения.

«Я не хотел стрелять, я хотел с ними поговорить. Если бы они не соскочили, я бы стрелять не стал бы. Я хотел узнать, зачем они хотели меня убить (…) У меня безвыходное положение было. Если бы они сидели за столом, я бы поговорил, и всё», — сказал Макаров.

«Лента.Ру» также приводила эту версию. Однако, по данным источника издания, Макаров страдает заболеванием, вызванным алкоголизмом. В суде он не рассказывал о подобной болезни, упомянув лишь проблемы с сердечно-сосудистой системой.

Хулиган с 11 классами

Данных о Макарове на старте было достаточно много. Источники ИА «Чита.Ру» рассказали, что в конце 90-х его судили по статье «Хулиганство». Источник не смог уточнить, в чём именно заключалось совершённое преступление.

Часть 2 статьи 213 УК РФ, по которой судили Макарова, предусматривает ответственность за хулиганство, совершённое с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, либо группой, либо связанное с сопротивлением представителю власти. Максимальная санкция статьи – до 7 лет лишения свободы. Отбывал ли Макаров наказание в местах лишения свободы – неизвестно.

Другой источник агентства пояснил, что прежние проблемы с законом вряд ли могли послужить причиной конфликта. По его информации, во-первых, хулиганство в целом не очень почитаемый в местах лишения свободы поступок, но многое зависит от деталей его совершения.

«Пьяный набузил – это одно, а если осознанно совершил какие-то действия, чтобы доказать свою точку зрения или, условно говоря, отстоять честь – это другое», — уточнил собеседник агентства.

Он также отметил, что с момента привлечения Макарова к уголовной ответственности прошло достаточно времени, кроме того, он находился не в том положении.

«Есть идейные уголовники, которые с представителями правоохранительных органов за стол не сядут и вообще постараются в одном помещении не находиться. Но Макаров вряд ли так строго относился к компании, тем более, что сам работал сторожем – по сути тоже противодействовал преступникам», – добавил источник.

В суде к характеристике личности Макарова добавили немного. Стало известно, что он родился в Акшинском районе, прописан в посёлке под Читой, но фактически живёт на кордоне, имеет, со слов судьи, 11 классов образования.

Профессионал и настоящий мужик

Евгений Шихов родился 13 декабря 1969 года в Хакасии. Окончил Абаканский государственный педагогический институт. С 1996 года начал служить в уголовно-исполнительной системе в Хакасии.

В 2008 году назначен заместителем начальника Управления безопасности УФСИН России по Красноярскому краю. В 2011 году перешёл в мурманское управление.

Шихов появился в регионе в феврале 2018 года. Спустя месяц в управлении состоялась пресс-конференция с его участием. Из всех руководителей управления он первым встретился с журналистами в таком формате и поделился планами. Например, тем, что читинская колония займётся фасовкой чая. Особенных изменений, которые мог бы отметить посторонний, не связанный с системой человек, в УФСИН не произошло. Да и служба в силу своей специфики не очень расположена ни к масштабным изменениям, ни к раскрытию информации о работе.

В Забайкалье Евгений Шихов приехал в звании полковника, а спустя два года президент присвоил ему звание генерал-майора внутренней службы.

Соболезнования по поводу его смерти выразили губернатор Забайкалья Александр Осипов, глава администрации Читы Александр Сапожников.

«Женя был настоящим профессионалом и настоящим мужиком», — написал в своём телеграм-канале вице-премьер краевого правительства Андрей Гурулёв.

Валерий Максименко добавил, что сейчас в правоохранительных органах решается вопрос о возбуждении уголовного дела против Ивана Савельева на основании видеоматериалов с избиением заключенного.

По мнению зама руководителя ФСИН, от таких сотрудников ведомство будет освобождаться, так как они дискредитируют всю систему исполнения наказаний в Российской Федерации. Федеральная служба уже направила служебную проверку в Исправительную колонию Петрозаводска, в ходе которой будут собраны все необходимые для увольнения начальника исправительного учреждения материалы.

Проблемы ведомства

«Побег заключенных из истринского ИВС вскрыл целый ряд наших проблем, о которых известно, на самом деле, давно. Система изоляторов временного содержания переживает кризис. Они остались, по сути, советскими и не вписываются в жизнь страны и общества, которые сильно изменились после краха СССР», — подчеркнул ветеран ФСИН.

Собеседник ФАН заявил, что кадровая политика в МВД и ФСИН должна быть пересмотрена и изменена. По его словам, надо не бороться с симптомами, а лечить болезнь.

«Последние десять лет руководителями на местах ставят «варягов», причем часто не по профилю: должность может занять армейский или фельдъегерь, это неправильно. У нас не растят и не воспитывают кадры, как это было раньше, в СССР. У нас вместо этого периодически устраивают жесткие проверки и выгоняют», — посетовал бывший сотрудник пеницитарной системы.

Макеенко привел пример: после задержания главы управления ГИБДД Ставропольского края Алексея Сафонова за коррупцию и организацию преступного сообщества, которое действовало несколько лет, почему-то уволили начальника областного управления, который был назначен на должность пять месяцев назад.

«Имеющееся положение о службе в силовых ведомствах не способствует удержанию людей. Квартиры, как это было раньше и как происходит сейчас у военных, в ведомствах не дают. Увольняют за каждый чих, а неуволенные сами бегут — в лучшем случае люди вырабатывают минимум выслуги и уходят. В ведомствах некомплект, на место ушедшего опытного человека берут то, что найдется. На места профессионалов приходят так называемые жертвы ЕГЭ — плохо образованные молодые люди с отсутствующим жизненным опытом», — с горечью признал ветеран ФСИН.

Эксперт обратил внимание, что побег, который произошел в Истре, не случайность, а закономерность. Ветеран допустил, что опять «полетят шапки», потому что «кого-то надо наказать», после чего наверх отрапортуют, что «теперь все хорошо», а потом побег случится в другом месте. Макеенко подчеркнул, что все это неправильно и внутренней политике силовых ведомств необходимы перемены.

Ранее ФАН рассказал о вышедшей на Западе книге с изречениями отбывающего заключение за мошенничество Навального.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector