Petrovskoe-omr.ru

Петровское ОМР
1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

10 правил успешной защиты от уголовного преследования в России

Как защитить бизнес от опасных статей в Уголовном кодексе

Вопросы уголовно-правового характера для бизнеса из года в год становятся всё более актуальными. Достаточно посмотреть на статистику генпрокуратуры и Судебного департамента ВС РФ. Поэтому предпринимателям следует знать, каких ошибок не нужно допускать и как минимизировать риски в своей деятельности.

В большинстве случаев предприниматели сталкиваются со ст. 159 УК РФ (мошенничество). И если в 2018 году, по данным Генеральной прокуратуры РФ, количество доследственных проверок по этой статье было зарегистрировано на уровне 215 000, то в 2019 году оно выросло до отметки 257 000. Текущий год, по предварительным прогнозам, выдаст очередной рост показателя — до 323 000.

Таким образом, за два года рост числа проверок по статье о мошенничестве составит почти 50 %.

На конференции «Снижение налоговых рисков: тренды 2020», организованной компанией СКБ Контур, адвокат Московской коллегии «Князев и партнеры» Алексей Сердюк ответил на следующие вопросы:

Когда мы имеем дело с незаконным уголовным преследованием?

Ничто так сильно не может ударить по Вашему бизнесу, как уголовное преследование. В подобной ситуации всегда есть риск потерять практически всё: бизнес и имущество, своё доброе имя и даже свою свободу!

К сожалению, от незаконного уголовного преследования не застрахован никто.

Только вдумайтесь: 60% жалоб предпринимателей — на незаконное уголовное преследование

По данным Уполномоченного при Президенте Российской Федерации по защите прав предпринимателей Бориса Титова причиной 60% обращений в его адрес является именно незаконное уголовное преследование бизнеса.

Факт «закошмаривания бизнеса» признается даже Президентом Российской Федерации:

«Приговором закончились лишь 15 % дел.

При этом около 80 % или даже 83 % предпринимателей полностью или частично потеряли бизнес.

То есть их попрессовали, обобрали и отпустили», — заявил Владимир Путин в обращении к Федеральному собранию.

«Ну, не общалась бы она с ним!»

Маргарита Грачева в 2017 году решила подать на развод. Когда муж об этом узнал, он стал преследовать ее и угрожать. В ноябре Дмитрий Грачев обманом вывез жену в лес и сказал, что убьет ее и растворит тело в кислоте. На следующий день Маргарита обратилась в полицию с заявлением. Однако участковый предложил ей примириться, утверждая, что поведение мужа было «проявлением любви».

После того Маргарита Грачева подала заявление о разводе, муж снова отвез ее в лес и отрубил ей кисти рук.

— Матери двоих детей в ситуации преследования очень трудно. Она не может исчезнуть вместе с ними. Это крайне сложно сделать. Жертва насилия вынуждена постоянно общаться с агрессивным бывшим мужем или партнером. Она обращается в полицию, а она ничего не делает, — говорит Мари Давтян, которая представляет интересы Маргариты Грачевой в Европейском суде. — Знаете, у полицейских есть такой довод: «Ну, не общалась бы она с ним!» На практике он вообще не применим. Не потерпевший выбирает — общаться или нет, а агрессор. Он начинает преследовать. В ситуации Маргариты муж на машине преграждал ей путь, пытался силой ее усадить в салон и так далее.

Потерпевшие не в состоянии справиться с преследованием, подчеркивает Давтян. Поэтому оно должно стать незаконным.

— Нередко жертвы насилия говорят: «Он продолжает меня преследовать». Но не запрещено подкарауливать в подъезде, ходить по пятам, звонить, писать, запугивать… В наш Центр обращалась потерпевшая, за которой муж следовал от дома, садился вместе с ней в маршрутку, доезжал до работы в течение месяца каждый день. Это психологическое давление. На тот момент она подала заявление в полицию, шел этап его проверки, у нас не было вообще никакой возможности запретить ему это делать, — рассказывает адвокат.

Маргарита Грачева в зале суда

10 правил успешной защиты от уголовного преследования в России

Юристы «LL.C-Право» рассказывают о том, что риск оказаться под следствием есть у каждого бизнесмена

Вероятность оказаться на скамье подсудимых есть у каждого предпринимателя, какой бы кристальной честности он ни был. Просто потому, что бывают недобросовестные контрагенты, нечестные сотрудники, бывают конкуренты, готовые устранить соперника любой ценой. В конце концов, законы часто противоречат друг другу, и трактовать их можно двояко.
О том, как бизнесмену избежать уголовного преследования и что делать, если это все-таки произошло, нам рассказали юристы юридической фирмы «LL.C-Право» — управляющий партнер Дмитрий Лизунов и руководитель практики уголовно-правовой защиты бизнеса Антон Клочков.

Преодолевая стереотипы

Дмитрий Лизунов:

— Как руководитель фирмы скажу: уголовная практика может быть успешной только в том случае, если ее возглавляет специалист, имеющий опыт работы в госструктурах, так или иначе связанных с подобными правонарушениями. Тот, кто знает устройство правоохранительной системы, принципы ее работы, может предугадывать шаги и благодаря этому управлять ситуацией.

Читать еще:  Популярные схемы, как не возвращать долг, и почему они не работают

У нас такой человек есть. Это Антон Клочков. В «LL.» он занимается практикой, которая называется « защита бизнеса». Главное в его работе — даже не адвокатская защита в привычном понимании, а экспертиза с целью минимизировать риск уголовного преследования.

Антон Клочков:

— До прихода в фирму я работал в отделе по расследованию организованной преступной деятельности в сфере экономики. Мы проводили расследование экономических преступлений, выявленных оперативниками ОБЭПа и направляли уголовные дела в суд. Так что с логикой нашей правоохранительной системы знаком не понаслышке.

— В крупных фирмах обычно есть свой юрист. Разве он не справится с функциями защиты?

А.К.: Задачи корпоративного юриста, как правило, заключаются в текущем сопровождении хозяйственной деятельности организации, проверке соблюдения договорных условий, представлении интересов компании в гражданских судах. Для уголовных дел своя специфика, и с ней корпоративный юрист, как правило, не знаком, либо знаком слабо.

Д.Л.: В нашей профессии, как и в любой другой, есть стереотип: если ты хороший юрист, значит, сможешь решить абсолютно любую проблему. Если плохой, то не сможешь. На самом деле это не так. Сейчас среди профессионалов во всем мире идет очень жесткая специализация. И успеха достигает тот, кто знает свое направление во всех нюансах и тонкостях.

Например, практика банкротства, на которой специализируюсь я, — это своя школа жизни. Уголовное право, являющееся специализацией Антона — это совершенно другие нормативные акты, другие способы коммуникации. Юрист, специализирующийся в гражданском праве, вряд ли будет успешен в уголовной практике.

— Какими особыми умениями должен обладать такой юрист?

Д.Л.: Умений требуется очень много. Да хотя бы правильно формулировать ответы на запросы. Например, в некоторых ситуациях прокуратура может запрашивать абсолютно любую информацию, касающуюся деятельности предприятия. Неискушенный человек может ответить на запрос так, что сотрудник правоохранительных органов получит еще больше материала для размышлений, в итоге это вполне может вылиться в обвинение по статье Уголовного кодекса. А можно дать исчерпывающий и однозначный ответ, который отсекает все варианты думать дальше. Антон владеет искусством такого ответа.

А.К.: Суть ответа может изменить всего одно слово — «вроде». Одно дело, когда ты однозначно отвечаешь: «Да, я помню или знал, что была такая ситуация, условия». Другое — когда говоришь: «Вроде, так и было, точно не помню». В первом случае уже все сказано, и доказывать ничего не нужно. Во втором — придется еще попотеть, чтобы доказать: знал ты о ситуации, которая выступила поводом для обвинения, или нет. Таких моментов в бизнесе, на предприятии может быть очень много.

Профилактика дешевле

— Правда ли, что во многих случаях можно вообще избежать уголовного преследования?

А.К.: Возбуждение уголовного дела — это последняя стадия, до которой лучше не доводить. Невозможно исключить риск того, что тот или иной бизнес попадет в поле внимания правоохранительных органов. Но можно минимизировать эти риски, увести их в сторону; либо заставить работать на себя.

Например, если речь идет об инвестиционных проектах с участием бюджета, то важно понимать, что в любом случае будут проверки. И чем крупнее бюджетные субсидии, тем больше внимания будет со стороны контролирующих органов. Важно, чтобы реакция на эти проверки человека, который отвечает за общение с госструктурами со стороны предприятия, была адекватна реальности, чтобы он был готов к любым вопросам и умел ответить на них честно, корректно и в рамках закона.

Д.Л.: К примеру, у нас много , которые отлично умеют строить. Но строители, так же, как представители многих других сфер, зачастую не имеют должного уровня юридической грамотности. По сути, привлечь к ответственности можно каждого — особенно, когда речь идет о госконтрактах. Например, у государственного заказчика может быть не до конца согласован проект, проводятся корректировки документации. Пока ты строишь, проблем нет: все тебя поддерживают. А когда дело сделано, начнутся вопросы: «почему ты использовал именно эту марку бетона, где это предусмотрено?» И если нет документального обоснования, последствия могут быть самыми негативными, независимо от чистоты намерений.

— Как в этом может помочь юридическая фирма?

А.К.: Мы анализируем ситуацию с точки зрения уголовного права, проводим экспертизу документов на наличие уязвимых мест в том или ином контракте. При этом даем консультации: как лучше поступить, какие документы подготовить, чтобы не возникало проблем с законом.

Читать еще:  Со скольки лет наступает гражданская ответственность

Д.Л.: При этом мы не можем решать за клиента, как ему поступить. Наша задача — максимально раскрыть риски, чтобы руководитель фирмы не находился в иллюзиях, а понимал, что его ждет в том или ином случае. Все решения он принимает самостоятельно, но обладая всей полнотой информации.

Под защитой

— Если уголовное дело уже возбуждено, что остается делать? Чем вы можете помочь клиенту, обратившемуся к вам на этой стадии?

А.К.: Специфика экономических преступлений такова, что на одну и ту же ситуацию можно посмотреть с разных сторон. То, что с точки зрения гособвинителя может выглядеть как похищенные средства, с точки зрения предпринимателя — честный заработок. Наша задача — доказать государственной обвинительной машине правоту предпринимателя. То есть собрать как можно больше информации и документации, подтверждающей, что действия, которые инкриминируются подозреваемому, не носят криминогенного характера. Если же дело доходит до суда, нужно аргументированно доказать это судье.

— Как может быть две правды? Преступление или есть, или его нет.

А.К.: Преступление, в частности, экономическое, состоит из объективной и субъективной стороны. Как правило, объективная сторона определена, потому что это материальные ценности, поддающиеся исчислению. Субъективная сторона — это умысел, прямой или косвенный. Одну и ту же ситуацию сторона обвинения может считать преступлением, а сторона защиты — случайным стечением обстоятельств.

— Вы поможете клиенту «выйти сухим из воды» в любом случае?

А.К.: Конечно, нет. Бывают ситуации, когда все прекрасно понимают, что преступление доказано, и отрицать его смысла нет. Здесь мы можем в рамках кодекса добиться смягчения приговора. К примеру, вместо реального срока человек получит срок условный плюс штраф. В некоторых случаях это уже победа. Если же есть хотя бы малейший шанс доказать невиновность, то надо бороться до последнего.

— Понимая, что человек совершил умышленное преступление, вы все равно возьметесь его защищать?

А.К.: Адвокат — это профессия, его обязанности прописаны в законе об адвокатуре и в кодексе профессиональной этики. Эту работу, как и любую другую, надо делать хорошо.

Д.Л.: Один из важнейших принципов нашей работы — служить нашим клиентам. В глобальном, человеческом смысле. К примеру, врач же не выбирает, кого лечить — злодея или праведника. Учитель не выбирает, кого учить — отличника или двоечника. Но каждый из них может сделать свою работу хорошо. А если он не просто делает работу бездумно, а служит, то и человек, выходя от хорошего врача или хорошего учителя, станет пусть немного, но лучше. Так же и с юристом. Даже в уголовной практике. Мы не берем на себя права моральной оценки, мы не судим — мы добросовестно делаем свою работу. В том числе для того, чтобы в будущем наш клиент не допускал ошибок, это очень важно.

— Возможно ли вести бизнес так честно и законно, чтобы у государства не было ни единого повода предъявить претензии? Наверное, тогда и к юристам обращаться не надо.

А.К.: В основном предприниматели так и делают: работают по закону. Большинство людей, которые ведут бизнес, с самого начала имеют самые конструктивные намерения. Но порой ситуация требует выбирать: либо отказаться от выгодного контракта, остановиться в развитии и в итоге уйти с рынка, либо согласиться с условиями, обрекая себя на риск понести административную или даже уголовную ответственность. Причем предприниматель может даже до конца не осознавать эти риски, что, впрочем, не освобождает его от ответственности и от наказания. Мы работаем в том числе для того, чтобы обозначить бизнесу все возможные риски и последствия тех или иных шагов.

Даже если дело будет прекращено или фигуранта оправдают по суду, сам процесс уже является большой помехой бизнесу. Ведь на период следствия из организации забирают первичную документацию, бухгалтерию, выносят компьютеры. Работа полностью парализуется на несколько месяцев. А клиенты ждать не будут: полгода простоя, и бизнес пропадает с рынка. Дабы не попадать в такие ситуации, лучше свести все риски к минимуму, причем делать это заранее.

— Это как, перед каждой сделкой обращаться к специалистам?

Д.Л.: В идеале, да. Те наши клиенты, которые это понимают, спрашивают у нас совета заранее, пока ничего еще не произошло. В итоге это окажется порой во много крат дешевле, чем если они попадут в неприятную историю.

Ищите хорошего адвоката по уголовным делам?

Наши лучшие адвокаты готовы оказать вам юридическую помощь 24 часа в сутки, семь дней в неделю!

Юридический стаж
наших адвокатов
более 20 лет

Читать еще:  Статья 304. Провокация взятки либо коммерческого подкупа

Мы входим в ТОП 10
адвокатских
образований Москвы

Сотни выигранных
дел и довольных
доверителей

  • В штате состоят только профессиональные адвокаты по уголовным делам. Мы убеждены: только опытные специалисты могут оказывать наиболее качественные правовые услуги, поэтому минимальный юридический стаж наших адвокатов составляет 20 лет, все в прошлом имеют длительный стаж работы в качестве следователей. На счету адвокатов АК «Судебный адвокат» — сотни выигранных дел и довольных Доверителей.
  • Адвокаты АК «Судебный адвокат» оказывают свои услуги как подозреваемым и обвиняемым, так и потерпевшим, и свидетелям. Кроме того, мы всегда готовы к сотрудничеству с юридическими лицами.
  • После подписания договора с доверителем, адвокаты немедленно приступят к оказанию юридических услуг. Любые сообщенные специалистам сведения являются охраняемой законом адвокатской тайной, поэтому вы можете не опасаться их публичной огласки.

Функции прокурора при организации процесса уголовного преследования

Перед прокурорами стоят следующие обязанности:

  • Проверить соответствие закону действий полиции и иных органов, проводивших предварительное следствие.
  • Координировать действия разных правоохранительных органов.
  • Участвовать в судебном заседании и опротестовать решение суда, если оно противоречит закону.
  • Возбудить уголовное дело.

Сегодня среди юристов много споров об объёме полномочий прокурора. Одни считают, что они должны ограничиваться только участием в судебном процессе, другие говорят, что нужно сохранить нынешнее положение вещей, когда прокурор также может участвовать в следственных действиях.

Имеются основания к прекращению уголовного преследования, а следователь или суд этого делать не хотят?

Это одна из самых распространенных проблем при принятии решения о прекращении уголовного преследования, когда к этому имеются все основания. Добиться подобного решения достаточно сложно, так как следствию или суду выгоднее осудить человека, так как повышаются показатели работы. Труднее всего добиваться прекращения уголовного преследования когда первоначально к этому отсутствуют основания и приходится искать доказательства невиновности человека, что зачастую встречает огромнейшее сопротивление со стороны правоохранительных органов.

Сергей Грицко имеет юридический стаж более 17 лет и добивается прекращения уголовного преследования. Его знания и опыт помогут вам добиться такого решения!

В каких ситуациях необходимо прекращать уголовное преследование:

При отсутствии события преступления и отсутствии в деянии состава преступления (п. 1 и 2 ч. 1 ст. 24 УПК)

При истечении сроков давности уголовного преследования (п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК)

При смерти подозреваемого или обвиняемого (п. 4 ч. 1 ст. 24 УПК)

При отсутствии заявления потерпевшего, если уголовное дело может быть возбуждено не иначе как по его заявлению (п. 5 ч. 1 ст. 24 УПК)

Помощь опытного адвоката в вопросах прекращения уголовного преследования

Далеко не всегда в тюрьму сажают настоящих преступников, чья вина безоговорочно доказана в ходе проведения следственно-оперативных мероприятий, иногда правосудие несправедливо к тем, кто не имеет к делу никакого отношения, а просто не смог доказать свою невиновность. Ярким доказательством этого утверждения является поговорка: «От сумы, да от тюрьмы не зарекайся!», а также многочисленные трагичные, но совершенно реальные истории о судьбах людей, лишенных свободы на 2-5-10 и более лет за преступления, которых они не совершали. Поэтому, как только вам инкриминировали какое-либо правонарушение, стоит сразу обратить к адвокату и инициировать дело о прекращении уголовного преследования.

Ведь даже если вы невиновны и полностью уверены, что доказательств/улик против вас не существует, в ходе предварительного расследования всегда найдутся лица, заинтересованные в том, чтобы «свернуть» вину на вас. В число таковых входят недоброжелатели, относящиеся к вам предвзято и, в первую очередь, дознаватели, следователи, а также прокурор, которым важны высокие показатели раскрываемости преступлений.

Следовательно, чтобы избежать возможных серьезных последствий, важно вовремя начать процесс прекращения уголовного преследования по собственной инициативе. Обратившись к опытному адвокату Сергею Грицко, имеющему опыт юридической практики более 17 лет, вы получите максимально положительный результат.

Уголовное преследование: сущность и особенности

Согласно статьи 27 Уголовного Кодекса РФ объектом преследования может быть только физическое лицо. При этом сущность такой уголовно-процессуальной деятельности заключается в проведении всех необходимых мероприятий, направленных на поиск доказательств вины объекта.

К числу таковых относятся:

изъятие личных вещей и документов;

прослушивание и оперативная слежка;

Кроме того, для скорейшего завершения следствия дознавателями могут применять в ходе допросов неправомерные методы изобличения виновности: физическое и психологическое давление.

Чтобы предотвратить все эти унизительные процедуры, вызовите адвоката Грицко С.В. и инициируйте прекращение уголовного преследования. Являясь вашим законным представителем, он тщательно изучит дело, проверит правомерность получения имеющихся доказательств и при выявлении нарушений составит необходимые ходатайства о повторном проведении экспертиз и других оперативно-следственных мероприятий.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector