Petrovskoe-omr.ru

Петровское ОМР
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

В каких случаях заемщик может оспорить договор займа

К любой заключаемой на территории РФ сделке нормы ГК РФ предъявляют целый ряд общих требований. Так, например, стороны должны:

  • достигнуть совершеннолетнего возраста;
  • обладать правоспособностью и дееспособностью;
  • соблюдать нормы законодательства при заключении сделки;
  • быть свободными в своем волеизъявлении при подписании договора.

В том случае, если хотя бы одна из сторон игнорирует эти требования законодательства, сделка становится оспоримой. То есть сторона договора либо другие заинтересованные лица получают право обратиться в суд с иском о признании сделки недействительной. Такое признание дает возможность возврата к тому положению, в котором участники сделки находились до заключения договора (то есть должен произойти возврат всего полученного по договору назад).

Если же положения законодательства нарушают обе стороны (к примеру, заключая договор займа, организуют фиктивную сделку или маскируют под другую сделку), то такой договор будет заведомо ничтожен. То есть вообще не будет порождать никаких юридических последствий.

Как признать договор займа недействительным?

Договор займа можно признать недействительным по одному из общих оснований для недействительности сделок. Например, он может быть признан кабальной сделкой, если заемщик в силу тяжелых обстоятельств согласился на заем под чрезмерно высокий процент. Специальных оснований недействительности договора займа нет.

Чтобы признать договор займа недействительным, нужно подать иск в суд. Особенностей процедуры признания недействительным для этого договора не предусмотрено.

Если договор недействителен, по общему правилу заемщик должен вернуть сумму займа. Однако возможны и иные последствия. Например, суд может обязать заимодавца вернуть заемщику часть уплаченных процентов.

Основания для признания договор займа недействительным

Специальные основания недействительности договора займа законом не предусмотрены. Такой договор может быть признан недействительным по общим основаниям недействительности сделок.

В частности, можно потребовать признать договор недействительным, если:

  • процентная ставка по нему значительно превышает среднерыночную по аналогичным договорам. Такой договор будет считаться кабальным, если заемщик был вынужден совершить сделку на таких крайне невыгодных условиях из-за тяжелых обстоятельств, чем воспользовалась другая сторона (п. 3 ст. 179 ГК РФ, п. 11 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 10.12.2013 N 162);
  • он является крупной сделкой для ООО, но совершен без необходимого согласия (п. 4 ст. 46 Закона об ООО, ст. 173.1 ГК РФ).
  • Учтите, что суд, скорее всего, откажет заемщику, который потребует признать договор недействительным после предъявления к нему иска о взыскании задолженности, если его действия давали заимодавцу основания полагаться на действительность договора. Такое поведение суд может расценить как злоупотребление правом (Определение Верховного Суда РФ от 02.06.2015 N 66-КГ15-5). Право, которым злоупотребили, защите не подлежит (п. 2 ст. 10 ГК РФ).
Порядок признания договора займа признается недействительным

Для признания договора займа недействительным нужно подать иск в суд.

В зависимости от основания руководствуйтесь правилами признания недействительными ничтожных или оспоримых сделок.

Последствия признания договора займа недействительным

Если договор займа недействителен, правовые последствия по нему не возникают, за исключением тех, которые связаны с его недействительностью (п. 1 ст. 167 ГК РФ).

По общему правилу последствием недействительности сделки является возврат сторонами всего полученного по ней (п. 2 ст. 167 ГК РФ).

Однако есть особенности в части применения последствий недействительности договора займа для каждой из сторон.

Последствия признания договора недействительным для заемщика

Заемщик должен вернуть заимодавцу сумму займа.

Однако заемщик по договору получает не только деньги, но и возможность пользоваться ими определенное время. Эту часть полученного вернуть в натуре невозможно. Поэтому заемщик должен возместить стоимость пользования (п. 2 ст. 167 ГК РФ). Такая компенсация производится по правилам ст. 395 ГК РФ, т.е. в виде уплаты процентов по ключевой ставке Банка России (Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 11.07.2016 N Ф06-9670/2016).

По такой же ставке проценты начисляются и в случае, если суд признает, что переданные по недействительному договору деньги являются неосновательным обогащением заемщика (п. 1 ст. 1102, п. 2 ст. 1107 ГК РФ, Постановление Арбитражного суда Московского округа от 25.08.2015 N Ф05-8546/2015).

Если заемщик требует признать недействительным оспоримый договор процентного займа, суд с учетом обстоятельств дела может прекратить договор на будущее время (п. 3 ст. 167 ГК РФ). В этом случае проценты начисляются следующим образом (п. 31 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 13, Пленума ВАС РФ N 14 от 08.10.1998):

  • до момента вступления в силу решения суда о признании договора недействительным — по установленной договором ставке;
  • после вступления в силу решения суда — по ключевой ставке Банка России (п. 2 ст. 1107, п. 1 ст. 395 ГК РФ).
Последствия признания договора недействительным для заимодавца

Обычно после признания договора недействительным заимодавца не обязывают вернуть все полученные проценты. Это связано с тем, что заемщик в любом случае обязан оплатить пользование суммой займа (п. 2 ст. 167 ГК РФ).

Однако суд может признать неосновательным обогащением заимодавца разницу между суммой, уплаченной по договорной ставке, и суммой процентов, рассчитанной по ключевой ставке (п. 30 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 13, Пленума ВАС РФ N 14 от 08.10.1998). В этом случае заимодавец должен будет вернуть заемщику переплату (п. 1 ст. 1102 ГК РФ).

Доказательство безденежности договора займа

Существует несколько вариантов доказательства в суде недействительности договора, заключённого между кредитором и заёмщиком:

  • Заимодавец не может предоставить суду никаких документов, подтверждающих передачу средств. В качестве такого документа может выступать расписка, акт приёма-передачи, чеки, квитанции, приходные ордеры и т. д.
  • Заёмщик предоставляет суду веские доказательства неполного перечисления средств по договору займа. Это, опять же, долговые расписки, чеки, данные о движении средств на банковских счетах и другие подтверждения факта частичной (неполной) передачи имущества или финансов. В качестве дополнительных свидетельств могут выступать видео- и аудиозаписи. Впрочем, следует оговориться, что такие записи довольно сложно использовать в качестве доказательства; но они могут стать косвенным, дополнительным подтверждением вашей позиции.
  • Неправильные данные в реквизитах, указанных в расписке или ином документе, касающемся передачи средств по договору займа.
  • Подпись под долговой распиской или иным документом аналогичной природы, не принадлежащая заёмщику.
  • Недееспособность одной из сторон сделки на момент заключения договора займа.
  • Заключение договора под давлением третьих лиц.
Читать еще:  Отзывы о Министерство здравоохранения Московской области

Свидетельские показания при наличии письменного договора между заёмщиком и заимодавцев принимаются только в одном случае: при оспаривании займа на основании давления. Поскольку правовые последствия в данном случае более существенны, чем в предыдущих, и конфликт даже может вылиться в уголовное дело, подтверждение факта давления должно быть весомым. Лучше всего, если по данному факту заёмщик подаст заявление в полицию и получит отметку о том, что оно принято к рассмотрению.

ВС пояснил, как отличить реальные договоры займа от фиктивных в банкротном деле

8 октября Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда вынесла Определение № 308-ЭС20-8307 по обособленному спору о включении в реестр требований кредиторов должника задолженности кондитерской фабрики перед обществом по девяти договорам займа.

Нижестоящие суды не нашли признаков аффилированности в спорных договорах займа

В июне 2015 г. ООО «Инвест» и ООО «Кондитерская фабрика «Мишкино» заключили девять договоров займа. В дальнейшем фабрика была признана банкротом, а поскольку она не вернула заемные средства, ее контрагент обратился с заявлением о включении задолженности в размере 587 млн руб. в реестр требований кредиторов.

В ходе судебного разбирательства ПАО КБ «Центр-Инвест», будучи конкурсным кредитором должника, возражало против удовлетворения такого требования. В частности, банк утверждал о наличии аффилированности между обществом «Инвест» и кондитерской фабрикой.

Кредитная организация ссылалась на то, что спорные договоры займа имеют признаки сделок нестандартного характера, так как кредитор выдает последующие займы без исполнения предыдущих обязательств, при этом длительное время не обращается с требованием о возврате ежемесячных процентов и суммы основного займа, предоставляет отсрочку исполнения обязательств и изменяет статус выплаты процентов с ежемесячного на единовременный в конце срока. Такие действия кредитора, по мнению банка, необъяснимы с точки зрения цели юрлица в виде извлечения прибыли от своей деятельности. Подобные факты, полагал банк, могут свидетельствовать о подаче заявления о включении требований в реестр исключительно с целью уменьшения в интересах должника и его аффилированных лиц количества голосов, приходящихся на долю независимых кредиторов.

Тем не менее три инстанции удовлетворили требование «Инвест», исходя из надлежащего подтверждения им наличия задолженности. Суды отметили наличие в материалах дела надлежащим образом заверенных договоров займа, дополнительных соглашений к ним, актов сверки взаимных расчетов по каждому из договоров, платежных поручений, а также финансовой и бухгалтерской отчетности, подтверждающей отражение полученных заемных средств и проводку финансовых операций по каждому из договоров по бухгалтерским регистрам.

В связи с этим суды указали на реальность заключенных договоров займа и фактическое перечисление заемных средств на счет должника. При этом они отметили, что ссылки банка без представления конкретных доказательств на определенные хозяйственные связи между должником и рядом хозяйственных обществ не обосновывают, как указанные взаимоотношения влияют на возможность признания заявителя аффилированным по отношению к должнику. Суды также отклонили доводы о фиктивном характере взаимоотношений сторон договоров займов, так как их выдача производилась обществом «Инвест» за счет собственных средств, оно получало от кондитерской фабрики проценты за пользование финансированием, что свидетельствовало о реальной экономической деятельности общества и отсутствии у него намерения причинить вред иным кредиторам должника.

Суды также сочли, что общество «Инвест» не имело цели контролировать процедуру банкротства, поскольку общий размер включенных в реестр требований составляет около 3 млрд руб., в то время как требования заимодавца составляют не более 590 млн руб.

ВС согласился с выводами нижестоящих инстанций

Впоследствии ПАО КБ «Центр-Инвест» оспорило судебные акты в Верховный Суд. В своей кассационной жалобе банк указал, что стороны спорных договоров займа являются аффилированными лицами и находятся под контролем семьи Узденовых, члены которой использовали расчетные счета общества, должника и иных лиц, входящих в группу, в качестве транзитных. Банк также отмечал, что наличие подобного контроля над сторонами договоров займа подтверждается как многочисленными публикациями в СМИ, так и посредством анализа выписок из ЕГРЮЛ.

После изучения материалов дела № А53-5830/2019 Судебная коллегия по экономическим спорам заключила, что возражения банка против требований ООО «Инвест» по существу сводились к фиктивности спорных займов ввиду того, что денежные средства проходили через счет общества и должника транзитом, не опосредуя реальные хозяйственные отношения, а создавая лишь видимость этого в целях искусственного формирования задолженности (ст. 170 ГК РФ).

«Такая версия может выглядеть убедительной, только если предположить, что действия как кредитора (общества), так и заемщика (кондитерской фабрики) координировались из единого центра принятия управленческих решений, иными словами, если общество и должник были аффилированы по признаку вхождения в одну группу лиц, объединенную общими экономическими интересами», – отметил Суд.

ВС добавил, что банк не оспаривал, что между должником и обществом отсутствовали формально-юридические признаки аффилированности. «В то же время доказывание в деле о банкротстве факта общности экономических интересов допустимо не только через подтверждение юридической связанности, но и фактической, наличие которой имеет место тогда, когда структура корпоративного участия и управления искусственно позволяет избежать формального критерия группы лиц, однако сохраняется возможность оказывать влияние на принятие решений в сфере ведения предпринимательской деятельности (определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 15 июня 2016 г. № 308-ЭС16-1475)», – указано в определении.

Читать еще:  Лицензирование медицинской деятельности за 40 000 рублей

Как пояснил Верховный Суд, для определения аффилированности сторон заемных отношений необходимо было доказать, что спорные сделки являлись нестандартными с точки зрения заведенной в гражданском обороте практики поведения. Ранее банк отмечал, что общество «Инвест» в качестве займа предоставляло денежные средства, полученные от нескольких хозяйственных обществ, кондитерской фабрике, которая, в свою очередь, перечисляла эти деньги этим же хозобществам. Тем самым, как полагал банк, заемные денежные средства возвращались тем лицам, которые их и предоставили заимодавцу, что свидетельствовало о закольцованном характере движения денег.

Тем не менее высшая судебная инстанция указала на необоснованность таких доводов банка, выборочно ссылавшегося на операции, которые могли подтвердить его правовую позицию, игнорируя остальные факты. «Так, как пояснял в отзыве временный управляющий, значительная часть заемных денежных средств (около 196 млн руб.) направлена на погашение долга по кредиту перед АО «Альфа-Банк», – указал Суд. – Иные средства направлялись на выплату кредита заявителю кассационной жалобы (банку), выплату заработной платы работникам фабрики, на исполнение обязательств по уплате обязательных платежей, на расчеты с контрагентами за поставленную продукцию и проч., то есть фактически заемные средства использовались на нужды кондитерской фабрики, для поддержания ее обычной хозяйственной деятельности».

Верховный Суд добавил, что со стороны как общества, так и должника имело место обычное предпринимательское взаимодействие, не выходящее за пределы разумного и добросовестного осуществления гражданских прав, а финансирование предоставлялось реально на условиях, доступных обычным (независимым) участникам рынка, и использовалось на собственные нужды заемщика. Таким образом, ВС оставил в силе судебные акты нижестоящих инстанций.

Эксперты «АГ» прокомментировали выводы Суда

Партнер АБ «Бартолиус» Наталья Васильева полагает, что при кажущейся простоте фабулы рассматриваемого дела оно наполнено огромным количеством фактуры, анализом многоступенчатого владения и тесных экономических связей разветвленной группы лиц, в которую, по мнению банка, входят как должник, так и кредитор. «Именно на этом основании банк и выступал за отказ кредитору во включении в реестр – по мотиву фактической аффилированности, в связи с чем должник в схеме движения денежных средств выступал, по мнению кредитной организации, в качестве транзитного звена, а договоры займа имеют мнимый характер, применению подлежит ст. 170 ГК РФ», – пояснила она.

По словам эксперта, практика применения различных стандартов доказывания в делах о банкротстве уже несколько лет разрабатывается Верховным Судом, поэтому определение является очередным вкладом ВС в развитие этого безусловно важного процессуального института. «Процесс распределения бремени доказывания при заявлении возражений против требований иных кредиторов в реестр выглядит таким образом: кредитор, подавший требование к реестр, изначально обязан представить ясные и убедительные доказательства в подтверждение своего права требования к должнику, а кредитор, оспаривающий правомерность требования иного кредитора к должнику, заявляет свои возражения prima facie, то есть “на первый взгляд”, иными словами, ему необходимо породить разумные сомнения в том, что заявляющий требование кредитор является аффилированным, а сделка – мнимой», – рассказала Наталья Васильева.

Она отметила, что, в случае если факт аффилированности будет доказан, на аффилированного кредитора переходит бремя доказывания обоснованности права требования к должнику, то есть факта заключения реальной сделки, уже исходя из еще более повышенного стандарта доказывания, а именно: «вне всяких разумных сомнений».

«Обращает на себя внимание то, что довод банка об аффилированности кредитора и должника через ряд физических лиц, в том числе Тимура Узденова, который входил в группу кредитора и одновременно являлся поручителем должника перед иной кредитной организацией, вошедший в текст определения о передаче дела на рассмотрение коллегии, в итоговом определении ВС РФ никакой оценки не получил. Также не были учтены Верховным Судом сведения, изложенные в многочисленных публикациях СМИ, на которые указывал Банк в кассационной жалобе и упоминание о которых также было включено в определение о передаче дела на рассмотрение ВС РФ; из них следует, что должник находится под контролем Тимура Узденова», – подытожила Наталья Васильева.

Старший юрист АБ «Бартолиус» Татьяна Стрижова добавила, что Верховный Суд в очередной раз возвращается к проблеме распределения бремени доказывания по спорам о включении требований аффилированных кредиторов в реестр. Она отметила, что в рассматриваемом деле с учетом повышенного стандарта доказывания было исследовано значительное количество доказательств.

«В частности, судом апелляционной инстанции истребованы и проанализированы расширенные выписки о движении денежных средств как по счетам самого должника, так и по счетам общества, благодаря чему исключены обстоятельства транзита денежных средств с использованием счетов должника, проанализированы источники поступления и расходования денежных средств сторонами договоров займа. Судами также проанализирован и установлен реальный характер инвестиционной деятельности общества на постоянной основе, определен его коммерческий интерес в заключении спорных сделок, а также проанализировано поведение последнего на предмет экономической обоснованности. При таком объеме и “качестве” представленных доказательств доводы банка о возможном “семейном” контроле за внутригрупповым движением средств, по мнению Верховного Суда, с наименьшей вероятностью свидетельствовали о нестандартном предпринимательском взаимодействии», – заметила юрист.

По ее словам, позиция ВС вызывает особый интерес тем, что Суд ориентирует правоприменителей на допустимость использования такого стандарта доказывания, как «баланс вероятностей» при разрешении споров в ситуации, когда позиции обеих сторон не подтверждаются безупречными однозначными доказательствами, но при этом в сравнении между собой одни доводы выглядят более убедительными, чем другие. «Так, Коллегия, применяя “баланс вероятностей”, отмечает, что “…при установленных судами обстоятельств наиболее вероятное положение дел выглядит таким образом, что со стороны как общества, так и должника имело место обычное предпринимательское взаимодействие, не выходящее за пределы разумного и добросовестного осуществления гражданских прав”», – подчеркнула Татьяна Стрижова.

Читать еще:  Статья 240 ГПК РФ. Рассмотрение заявления об отмене заочного решения суда

Адвокат, советник INTELLECT, арбитражный управляющий Сергей Гуляев полагает, что Верховный Суд продолжил смягчать выработанный им же в середине 2016 г. и развитый впоследствии правовой подход касательно требований из договоров займа в делах о банкротстве. «Ранее ВС РФ занимал очень жесткую позицию в отношении займов, при которой даже косвенное подозрение в аффилированности должника и кредитора могло привести к отказу во включении требований в реестр требований кредиторов. Данная позиция в свое время дала положительный результат, количество дел о банкротстве, контролируемых «дружественными» по отношению к должнику кредиторами, требования которых как раз происходили из договоров займа, стало минимальным. В дальнейшем ВС РФ начал свою позицию смягчать, последовал ряд актов, в которых указывалось, что наличие аффилированности само по себе не свидетельствует о мнимом характере займа, необходимо именно фактическое обоснование нереальности заемных отношений», – пояснил он.

По словам эксперта, такой подход был вновь продемонстрирован в рассматриваемом деле: ВС РФ с учетом отсутствия надлежащих доказательств наличия аффилированности и наличия документов, подтверждающих реальность заемных отношений, сделал вывод об обоснованности требований кредитора. «Примечателен тот факт, что ВС РФ продолжает линию строгого контроля над требованиями, вытекающими из договора займа, хотя он в итоге согласился с позицией нижестоящих судов. Учитывая низкий процент передачи кассационных жалоб, подаваемых в ВС РФ, именно на очное рассмотрение судебной коллегией, в данном случае жалоба была рассмотрена, доводы и обстоятельства были изучены Судебной коллегией по экономическим спорам, только после этого сделан вывод о реальности заемных отношений», – отметил Сергей Гуляев.

Как признать договор займа недействительным при банкротстве

Оспаривание договора займа производится в арбитражном суде, рассматривающем дело о банкротстве должника.

Порядок признания сделки недействительной следующий:

  1. Заинтересованное лицо составляет заявление об оспаривании сделки. При этом должны быть соблюдены требования АПК РФ и Закона о банкротстве. К заявлению приобщаются доказательства, подтверждающие, что договор займа отвечает признакам ничтожности или оспоримости.
  2. Подготовленные документы подаются в арбитражный суд в рамках дела о банкротстве, возбужденного в отношении должника. Заявление передается в канцелярию суда, направляется по почте или подается через портал «Мой арбитр».
  3. Суд назначает судебное разбирательство по рассмотрению заявления. К участию в деле привлекаются стороны сделки, и лица, чьи права будут затронуты в результате вынесения судебного акта. Участникам обособленного спора предлагается представить свои пояснения и возражения, документы и иные доказательства.
  4. В судебном заседании каждому участнику процесса дается возможность озвучить свою позицию и представить доказательства.
  5. По результатам рассмотрения заявления суд выносит одно из решений: признает сделку недействительной или отказывает в заявлении.

Следует знать! Лица, участвующие при рассмотрении заявления, вправе обжаловать определение суда в апелляционную и кассационную инстанцию. После прохождения процедуры обжалования должны быть применены последствия признания сделки недействительной. Для этого может понадобиться исполнительный лист.

Что говорит закон

В соответствии с 812 статьей Гражданского кодекса, договор займа и долговая расписка подлежат обжалованию. Согласно 807 статье ГК, обязательство заема считается договорным. В 432 статье сказано, что договор считается заключенным, если стороны согласны со всеми его условиями.

Согласно 56 статье Гражданско-Процессуального кодекса, обязанность доказывать безденежность договора заема лежит на заемщике. В соответствии со 178 статьей Гражданского кодекса, сделка, которая заключалась под влиянием или угрозами, считается недействительной. 196 статья ГК РФ гласит, что срок исковой давности составляет 3 года. Отсчет времени начинается с даты, когда сторона соглашения узнает о нарушении своих прав.

Изучив 166 статью Гражданского кодекса, можно понять, что договор займа – сделка оспоримая. Согласно 195 статье Гражданско-Процессуального кодекса, решение суда должно быть обоснованным. При этом должны соблюдаться нормы процессуального права. В 812 статье Гражданского кодекса сказано, что показания свидетелей играют роль в том случае, если соглашение заключалось путем обмана.

Таким образом, договор займа можно оспорить по его безденежности. Для этого заемщик должен обратиться в суд. Кроме искового заявления у него должны быть доказательства безденежности. На их основании суд выносит решение. Договор считается заключенным после передачи денег.

Дорогие читатели! Статья рассказывает о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай индивидуален. Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему — обращайтесь к консультанту:

ЗАЯВКИ И ЗВОНКИ ПРИНИМАЮТСЯ КРУГЛОСУТОЧНО и БЕЗ ВЫХОДНЫХ ДНЕЙ.

Это быстро и БЕСПЛАТНО!

Дорогие читатели! Статья рассказывает о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай индивидуален. Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему — обращайтесь к консультанту:

+7 (812) 467-32-77 (Санкт-Петербург)

ЗАЯВКИ И ЗВОНКИ ПРИНИМАЮТСЯ КРУГЛОСУТОЧНО и БЕЗ ВЫХОДНЫХ ДНЕЙ.

Итоги

Оспаривание кредитного договора целесообразно при нарушении прав заёмщика, заключении сделки с заведомо неправоспособным (например, несовершеннолетним) гражданином. Заёмщикам рекомендуется подготовить досудебную претензию с требованием пересмотреть условия договора, затем передать документ в банк.

Судебное разбирательство по иску против банковской организации предполагает затраты на услуги юриста и оплату судебных издержек. Заёмщику следует обратиться к юристу для анализа условий договора и оценки возможных перспектив подачи иска.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector