Petrovskoe-omr.ru

Петровское ОМР
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Электронная переписка. Как убедить суд, что она является допустимым доказательством

Иногда в судебных делах не достаточно типичных аргументов, которыми можно подтвердить правоту и защитить свои интересы. Тогда на помощь может прийти электронная переписка. Ведь электронное письмо сейчас самый распространенный способ оперативного делового общения.

В ходе электронного общения стороны сделки и прочих правоотношений решают такие задачи:

  • направление предложения о заключении договора или совершить другие значимые операции и действия;
  • переправка документов — проекты договоров, технические задания, акты, накладные, спецификации, прочее;
  • представление комментариев, пояснений, описаний, возражений в рамках согласования условий сделок;
  • дача согласия на предложение о заключении сделки;
  • разбор затруднительных и неясных ситуаций в ходе исполнения контрактов/договоров.

Как видно, именно электронные сообщения позволяют определить, как исполнялась сделка той или иной стороной, насколько добросовестны были действия партнера, пытается ли участник процесса исказить обстоятельства, внести путаницу.

Более того, в некоторых случаях обмен Интернет-посланиями может быть подтверждением:

  • факта заключения договора (без фактической подписи на бумаге);
  • даты действительного исполнения обязательств по сделке. Например, строительная организация закончила ремонтные работы и направила по электронке заказчику акт о выполненных работах и предложение произвести приемку. Заказчик под благовидным предлогом уклонялся от подписания актов. А в суде заявил, что нарушены сроки работ и с подрядчика причитается крупная неустойка. Распечаткой электронной корреспонденции подрядчик подтвердил своевременность своих действий и недобросовестность заказчика;
  • причин невозможности исполнения (своевременного исполнения) договорных условий ввиду форс-мажора или вовсе по вине другой стороны;
  • прочих индивидуальных обстоятельств.

Еще один

При рассмотрении в суде дела об установлении факта трудовых отношений женщина утверждала, что в связи с удаленным местоположением от основного офиса документооборот и контроль за выполнением планов, заказов осуществлялись в форме электронной переписки. Суд отметил, что переписка по электронной почте с заместителем генерального директора организации не является допустимым доказательством для установления факта трудовых отношений (апелляционное определение Тамбовского областного суда от 11.05.2016 по делу № 33-1547/2016).

Трудовой договор, не оформленный в письменной форме, считается заключенным, если работник приступил к работе с ведома или по поручению работодателя или его уполномоченного представителя. При фактическом допущении сотрудника к работе работодатель обязан оформить с ним трудовой договор в письменной форме не позднее 3 рабочих дней со дня фактического допуска (Часть 2 ст. 67 ТК РФ, абз. 3 п. 8 и п. 12 Постановления Пленума ВС РФ от 17.03.2004 № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации»). Причем работнику надо доказать, что к работе он приступил с ведома или по поручению работодателя (или уполномоченного представителя).

Скриншот СМС-переписки может быть доказательством наличия трудовых отношений между сторонами

13 мая Верховный Суд РФ вынес Определение № 69-КГ19-4 по делу об оспаривании договора аренды транспортного средства, заключенного организацией с водителем в обход трудового законодательства.

Обстоятельства дела

В декабре 2016 г. Денис Чирков (арендатор) и ООО «Авторынок 1» (арендодатель) заключили договор аренды транспортного средства (без экипажа). По его условиям арендодатель предоставил арендатору автомобиль с прицепом без оказания услуг по его управлению и технической эксплуатации для осуществления грузоперевозок на территории РФ. Ежемесячная арендная плата по такому договору составила 200 тыс. руб. В марте 2017 г. стороны перезаключили договор на аналогичных условиях. Через несколько месяцев общество выдало Денису Чиркову справку о том, что он работает там водителем с декабря 2016 г., а его зарплата за последние полгода составила около 10 тыс. руб. в месяц.

В сентябре 2017 г. гражданин направил в компанию заявление об увольнении с просьбой направить ему трудовую книжку, а также о перечислении зарплаты на его счет. Зарплата выплачена не была, а трудовая книжка была прислана без записей о трудоустройстве и увольнении. Вместо этого, спустя три месяца организация направила ему претензию об оплате задолженности по договору аренды ТС на сумму 1,2 млн руб. за период с 20 марта по 20 сентября 2017 г. Впоследствии «Авторынок 1» обратился в суд с иском к Денису Чиркову на эту же сумму.

Ответчик не признал исковые требования и подал встречный иск, в котором просил суд признать договор аренды ТС ничтожной сделкой, установить факт трудовых отношений между ним и обществом, а также взыскать с последнего компенсацию морального вреда в размере 100 тыс. руб.

В обоснование встречного иска Денис Чирков указал, что в декабре 2016 г. он написал заявление о приеме на работу в ООО «Авторынок 1» на должность водителя. Однако трудовой договор с ним заключен не был, приказ о приеме на работу не издавался. Вместо этого организация предложила ему заключить договор аренды транспортного средства для работы в качестве водителя автомобиля. Необходимость заключения такого договора общество мотивировало отсутствием для владельца транспортного средства обязанности устанавливать тахограф, нести расходы и оплачивать систему «Платон», совершать обязательные платежи при осуществлении услуг коммерческих грузоперевозок.

По заявлению Дениса Чиркова, стороны не соблюдали условия заключенного договора аренды в силу фактического отсутствия волеизъявления на его заключение. Обязательное страхование ответственности владельца транспортного средства осуществляло ООО «Авторынок 1», хотя по условиям договора эта обязанность была возложена на арендатора. В подтверждение своих доводов Денис Чирков ссылался на следующие доказательства: договор-заявку на перевозку грузов, в котором он был указан в качестве водителя; скриншот СМС-переписки с исполнительным директором ООО «Авторынок 1» и справку о размере своей зарплаты за полгода.

С учетом изложенного гражданин указал, что спорный договор аренды транспортного средства является притворной сделкой, фактически прикрывающей трудовые отношения. Денис Чирков утверждал, что поскольку он работал в качестве водителя общества и осуществлял от имени последнего грузоперевозки, ему полагалась зарплата, которую он получил в итоге в неполном объеме.

Суды разошлись в оценках доказательств по делу

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении иска общества и частично удовлетворил встречный иск Дениса Чиркова. Спорный договор был признан ничтожной сделкой ввиду ее притворного характера, фактически прикрывающей трудовые отношения. К данной сделке суд применил правила, относящиеся к трудовому договору, и установил факт трудовых отношений между организацией и Денисом Чирковым в должности водителя с 1 декабря 2016 г. по 30 сентября 2017 г. В удовлетворении остальной части встречного иска было отказано.

Свое решение суд обосновал тем, что стороны не заключали между собой договор аренды ТС, который бы порождал у них определенные обязанности друг перед другом, поэтому фактической обязанности гражданина перед обществом осуществлять арендные платежи не существовало. С момента перезаключения договора и до направления Денису Чиркову претензии о погашении задолженности по арендной плате общество не требовало оплаты по договору и не просило вернуть транспортное средство в связи с невнесением арендных платежей. При этом суд принял во внимание представленные Чирковым доказательства.

Однако в дальнейшем апелляция отменила решение первой инстанции и приняла новое решение по делу, удовлетворив иск ООО в полном объеме и отказав во встречном иске. Апелляционный суд обосновал свое решение тем, что организация не принимала в отношении гражданина кадровые решения (в частности, не издавала приказ о приеме его на работу, не заключала с ним трудовой договор), а значит, между сторонами имелись именно гражданско-правовые отношения, а не трудовые.

Указав, что Денис Чирков не представил бесспорных и достаточных доказательств притворности договора аренды и нахождения его в трудовых отношениях с ООО «Авторынок 1», суд апелляционной инстанции взыскал с гражданина задолженность по договору аренды транспортного средства в размере 1,2 млн руб.

Читать еще:  Статья 222. Основания для оставления заявления без рассмотрения

Выводы ВС РФ

Ссылаясь на незаконный характер решения апелляции, Денис Чирков обратился с кассационной жалобой в Верховный Суд РФ, Судебная коллегия по гражданским делам которого нашла ее обоснованной.

Коллегия напомнила, что порядок признания трудовыми отношениями отношений, связанных с использованием личного труда, которые были оформлены договором гражданско-правового характера, регулируется ст. 191 ТК РФ. Согласно указанной норме спорные отношения могут быть признаны трудовыми в судебном порядке. При этом все неустранимые сомнения при рассмотрении судами таких споров толкуются в пользу наличия трудовых отношений.

Со ссылкой на Определение КС РФ от 19 мая 2009 г. № 597-0-0 и Постановление Пленума ВС РФ от 17 марта 2004 г. № 2 Судебная коллегия пришла к выводу, что апелляционный суд неверно применил нормы трудового законодательства в рассматриваемом деле. Так, апелляция ошибочно отдала приоритет юридическому оформлению отношений между сторонами, не выясняя при этом действительное наличие между ними признаков трудовых отношений и трудового договора. Вторая инстанция, как указал ВС, также не стала выявлять наличие со стороны общества злоупотреблений при заключении договора аренды транспортного средства вопреки намерению работника как экономически более слабой стороны заключить трудовой договор.

Верховный Суд также указал, что апелляционный суд не установил все существенные для спора обстоятельства, не оценил совокупно имеющиеся в деле доказательства и не дал оценки заключенному между сторонами договору аренды транспортного средства с учетом положений ГК РФ. Кроме того, Суд обратил внимание на ошибочный вывод апелляции о том, что Денис Чирков должен был доказать наличие между ним и ответчиком трудовых отношений.

Как пояснил ВС, договор аренды транспортного средства без экипажа отличается от трудового договора предметом договора и тем, что арендодатель сохраняет положение самостоятельного хозяйствующего субъекта. «В то время как по трудовому договору работник принимает на себя обязанность выполнять работу по определенной трудовой функции (специальности, квалификации, должности), включается в состав персонала работодателя, подчиняется установленному режиму труда и работает под контролем и руководством работодателя; арендатор по договору аренды транспортного средства без экипажа работает на свой риск, а лицо, работающее по трудовому договору, не несет риска, связанного с осуществлением своего труда», – отмечено определении.

В этой связи Верховный Суд отменил определение апелляции, возвратив ей дело на новое рассмотрение. При новом рассмотрении апелляции рекомендовано учесть разъяснения, содержащиеся в Постановлении Пленума ВС РФ от 29 мая 2018 г. № 15.

Значимость для практики

Комментируя определение Верховного Суда, адвокат международной коллегии адвокатов «Санкт-Петербург» Сергей Краузе заметил, что содержащиеся в нем выводы не являются революционно новыми. «Скорее, в данном необычном деле ВС смог очень четко показать, как следует применять нормы материального и процессуального права. Выводы Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ совершенно логичны и аргументированны», – пояснил он.

По мнению Сергея Краузе, правоприменительная практика за последние годы показывает, что работодатели стараются все более умело маскировать трудовые отношения: «Если ранее вместо трудового договора работнику предлагали заключить договор оказания услуг или подряда, то теперь в ходу договоры, еще более далекие от трудовых (например, как в данном случае, договор аренды). Такого рода изобретательность работодателей помогает им избегать ответственности, предусмотренной ТК РФ, или, по крайней мере, существенно затрудняет ее применение».

Эксперт отметил, что определение ВС РФ отвечает на несколько существенных вопросов. «Так, Верховный Суд указал на необходимость отдавать предпочтение фактическому характеру возникших правоотношений, по сравнению с их юридическим оформлением. Это означает, что при анализе сделки на предмет ничтожности в форме притворности необходимо, прежде всего, проверять совпадение воли и волеизъявления сторон. В данном случае в сделке выявлен порок воли, поскольку обе стороны преследовали иные цели, чем те, что предусмотрены договором аренды транспортного средства», – уточнил Сергей Краузе.

Он также обратил внимание на важный вывод и в области толкования процессуального права. «Верховный Суд фактически указал, что при распределении обязанностей по доказыванию следует учитывать, что оформлением трудового договора должен заниматься работодатель, а не работник, следовательно, возлагать на последнего обязанность представить бесспорные и достаточные доказательства нахождения в трудовых отношениях – неправомерно. Сам по себе факт выполнения гражданином работ по заданию юридического лица за плату устанавливает презумпцию наличия трудовых отношений. Это соответствует и рекомендации МОТ № 198 от 15 июня 2006 г. о трудовом правоотношении», – заключил адвокат.

По словам Сергея Краузе, данное определение ВС окажет существенное влияние на практику разрешения трудовых споров в тех случаях, когда такие споры возникают из-за уклонения работодателей от заключения трудового договора в установленном законом порядке.

Старший юрист корпоративной и арбитражной практики «Качкин и Партнеры» Ольга Дученко пояснила, что при рассмотрении дел, связанных с установлением факта трудовых отношений, суды проверяют, имеют ли отношения истца и ответчика признаки трудовых. Например, выполнял ли истец трудовую функцию под контролем другой стороны и как часто, подчинялся ли правилам внутреннего трудового распорядка, имел ли доступ в офис, выплачивалось ли ему вознаграждение, предоставлялись ли инструменты и оборудование для работы и т.д.

«При этом в распоряжении истца редко бывают документы, подтверждающие наличие трудовых отношений. Ведь трудовой договор не оформляется, с внутренними актами компании такого работника под подпись не знакомят, зарплату выплачивают в конверте, иногда его должности даже нет в штатном расписании. Как правило, при отсутствии доказательств, подтверждающих наличие трудовых отношений, суды отказывают в удовлетворении требований. Однако в последние годы наметился тренд против формального подхода к оценке доказательств по таким спорам», – подчеркнула Ольга Дученко.

По словам юриста, в рассматриваемом деле Верховный Суд придал значение «нестандартным» доказательствам: скриншоту СМС-переписки с сотрудником работодателя; поведению сторон (тому, что они не соблюдали условия заключенного между ними договора гражданско-правового характера, поскольку фактически у них отсутствовало волеизъявление на его заключение). «Сложно не согласиться с выводами Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ. Думаю, они положительно повлияют на судебную практику, доказывать факт наличия трудовых отношений работникам будет проще», – полагает Ольга Дученко.

Юрист практики трудового права АБ «ЕПАМ» Ольга Тянгаева полагает, что Верховный Суд продолжает развивать подход, который был им изложен в Постановлении Пленума от 29 мая 2018 г. № 15. «Пленум ВС ориентировал суды в делах о признании отношений трудовыми руководствоваться, в первую очередь, не документами, которыми отношения с работником оформлены (в частности, трудовым договором, приказами, штатным расписанием). Оформление этих документов – обязанность работодателя, которую он может не исполнить (или просто отказаться приносить в суд доказательства, свидетельствующие против него самого)», – пояснила эксперт.

«Из определения ВС и постановления Пленума следует, что любые средства доказывания, которые предусмотрены процессуальным законодательством, могут быть использованы для подтверждения трудовых отношений. Необходимо помнить, что работнику достаточно поставить под сомнение факт отсутствия трудовых отношений, а не доказывать все признаки трудовых отношений. В силу ст. 19.1 ТК РФ все неустранимые сомнения должны трактоваться судами в пользу наличия трудовых отношений», – отметила Ольга Тянгаева.

По ее словам, Верховный Суд настраивает суды и истцов использовать любые, даже косвенные и самые незначительные доказательства наличия трудовых отношений: «Это могут быть визитки, информация о работнике с сайта, подпись работника в корпоративной электронной почте, пропуск на работу, данные учетной записи работника, график работы, переписка с руководителем, аудио- и видеозаписи, свидетельские показания». Эксперт отметила, что все эти доказательства могут свидетельствовать о том, что работник был включен в коллектив компании, осуществлял деятельность не самостоятельно, а под руководством и управлением работодателя.

Читать еще:  Что делать, если работал не официально уволили денег не заплатили

«По нашему опыту работники часто приносят в суд переписку о согласовании отпусков и отсутствии на работе, справки, выданные им для консульства или ипотеки, документы о направлении в командировку за счет компании, информацию о прохождении обучения и тренингов. В одном нашем деле работник приносил в суд фотографии с руководителем, которые сделал на выставке, когда он работал на стенде компании. Для водителей будут актуальны документы о направлении на медицинский осмотр, о прохождении инструктажей, путевые листы», – пояснила Ольга Тянгаева.

По ее словам, особое внимание работодателям нужно обратить на бухгалтерские документы. «Сотрудники юридических отделов компаний ими не занимаются, а в судах они часто всплывают и могут разрушить всю позицию. В нашей практике было дело, когда доверитель принес в суд распечатки с банковских карт и выписки по счету. Операции по перечислению ему денежных средств назывались “аванс по заработной плате” и “заработная плата”. Кроме того, по справкам 2-НДФЛ было видно, что выплаты ему производились по “зарплатным кодам”. Перечисление выплат в качестве заработной платы подтвердили и сведения, представленные в суд по запросу из ФНС», – рассказа Ольга Тянгаева.

Способы защиты интересов в случае спорных ситуаций

1. Индивидуализация электронных сообщений с целью придания электронной переписке юридической силы в целях предоставления в качестве доказательства в суде.

Развитие хозяйственных отношений между субъектами экономической деятельности в ситуации, когда стороны находятся в разных городах и разных странах, невозможно без использования информационных технологий.

В связи с этим законодательство предусмотрело использование электронного документооборота в отношениях хозяйствующих субъектов.

Так, согласно п. 2 ст. 434 ГК РФ «договор в письменной форме может быть заключен путем составления одного документа, подписанного сторонами, а также путем обмена письмами, телеграммами, телексами, телефаксами и иными документами, в том числе электронными документами, передаваемыми по каналам связи, позволяющими установить, что документ исходит от стороны по договору».

А согласно ч. 1 ст. 75 АПК РФ «письменными доказательствами являются содержащие сведения об обстоятельствах, имеющих значение для дела, договоры, акты, справки, деловая корреспонденция, иные документы, выполненные в форме цифровой, графической записи или иным способом, позволяющим установить достоверность документа».

Это значит, что при предоставлении стороной процесса доказательств судом анализируются относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимная связь доказательств в их совокупности (п. 3 ст. 67 ГПК РФ, п. 2 ст. 71 АПК РФ).

При этом если в досудебном порядке получить доказательства, подтверждающие Вашу позицию, не представляется возможным, то Вы вправе в порядке ст. 57 ГПК РФ, ст. 66 АПК РФ ходатайствовать перед судом об истребовании доказательств. Это делается путем направления судебного запроса в адрес лиц, предоставляющих интернет-услуги: связь, доступ к Интернету; компании, осуществляющей хостинг и прочее.

Это значит, что с целью индивидуализации электронных сообщений или представления суду доказательств, что именно ответчик переслал в Ваш адрес электронное сообщение (например, предложение заключить договор (оферту) в виде проекта договора поставки, счетов на оплату и каталога товара, как в указанном выше случае), Вы можете, заявив ходатайство, просить суд направить судебный запрос. Он может быть адресован интернет-провайдеру, регистратору доменного имени; лицу, осуществляющему хостинг сайта, с которого отправлено письмо по электронной почте, а также лицу, предоставляющему услуги связи, с целью получения доказательств в виде лог-файлов (электронного журнала), размещенных сведений с аккаунта ответчика или просто письменного ответа, сведений о персональных данных лица, указанных при регистрации, об IP-адресе хоста, о географическом положении, поставщике интернет-услуги и прочей информации.

2. Использование электронной цифровой подписи (ЭЦП).

Этот способ основан на положениях ФЗ от 06.04.2011 № 63-ФЗ «Об электронной подписи» (далее ― ФЗ № 63ФЗ). Согласно положениям закона, использование ЭЦП осуществляется в следующих случаях:

  1. совершение гражданско-правовых сделок;
  2. оказание государственных и муниципальных услуг;
  3. исполнение государственных и муниципальных функций;
  4. совершение иных юридически значимых действий.

Это значит, что в силу указанного закона договоры (соглашения) между участниками электронного взаимодействия, устанавливающие случаи признания электронных документов, подписанных ЭЦП; предусматривающие правила определения лица, подписывающего электронный документ, по его ЭЦП и обязанность лица, создающего и (или) использующего ключ ЭП, соблюдать его конфиденциальность, ― равнозначны документам на бумажных носителях, собственноручно подписанным лицом, имеющим право подписи юридического документа.

Таким образом, информация в электронной форме, подписанная ЭЦП, признается судом электронным документом, равнозначным документу на бумажном носителе, подписанному собственноручной подписью и заверенному печатью.

3. Заверение документов, присланных по электронной почте у нотариуса.

В соответствии с Законом о нотариате от 11.02.1993 № 4462-I (далее ― Основы) с целью получения доказательств по просьбе заинтересованных лиц нотариус обеспечивает доказательства, необходимые в административном органе, досудебном или судебном порядке, если имеются основания полагать, что представление доказательств впоследствии станет невозможным или затруднительным. В порядке обеспечения доказательств нотариус допрашивает свидетелей, производит осмотр письменных и вещественных доказательств, назначает экспертизу (ст. 102, 103 Основ).

Документ, удостоверенный нотариусом (например, скриншот переписки сторон по электронной почте, зафиксированный нотариусом), подтверждает факт согласования сторонами существенных условий договора, о чем я указал выше: о предмете, наименовании и количестве товара, цене, сроках поставки, что является доказательством в суде (ст. 57 ГПК РФ, ст. 66 АПК РФ.

4 . Проведение компьютерно-технической экспертизы или рецензия специалиста.

Для придания электронной корреспонденции юридической силы с целью получения надлежащих доказательств для предъявления в суде рекомендую воспользоваться правом привлечения специалиста или эксперта в соответствии со ст. 82, 87 АПК РФ и ст. 79 ГПК РФ. При этом не имеет значения, в каком виде будет выражено мнение специалиста: в виде рецензии (устной, письменной) или путем проведения досудебной (судебной) экспертизы.

Для фиксации доказательств по уголовным делам возможно привлечение сотрудника полиции, который в соответствии с ч. 1 ст. 144 УПК РФ уполномочен в присутствии понятых до возбуждения уголовного дела произвести такое процессуальное действие, как «осмотр предметов или документов» (в данном случае ― скриншота электронной переписки) и заверить доказательство своей подписью и подписью понятых.

Предоставление суду рецензии специалиста (экспертного мнения) возможно в случае, если есть необходимость, например, дать заключение для разъяснения смысла слов или предложений, указанных в электронной переписке, с целью подтверждения факта заключения договора между сторонами. В этом случае экспертное заключение (лингвистическое исследование) может предоставить практикующий филолог, правомочный проводить лингвистические экспертизы с целью разъяснения смысла слов, словосочетаний, выражений и прочего, указанного в электронной переписке. Это значит, что специалист изучит обстоятельства дела и подтвердит суду факт заключения договора, что является надлежащим доказательством в суде.

Цыгал Михаил Рафаилович​,

адвокат Адвокатской палаты Омской области, регистрационный номер 55/1283 (Омск).

Электронная переписка как доказательство в суде ?!

Первичная консультация по телефону или при заказе обратного звонка «БЕСПЛАТНАЯ»

Доказательственная база в суде играет одну из ключевых ролей. Вообще электронная почта давно стала неотъемлемым элементом общения между людьми. В каких случаях все же можно использовать переписку в судебном процессе ?!

Читать еще:  Сообщи о неуплате налогов анонимно

В первую очередь учитывать надо следующее:

  • Возможность идентификации получателя и отправителя электронного письма;
  • Установление полномочий отправителя и получателя;
  • Определение аутентичности либо подлинности и достоверности электронной переписки.

Может ли применяться электронная переписка как доказательство в суде? Например, если в договоре было указано то, что электронная переписка, отправляемая с определенных адресов будет является доказательством, то тогда она приобщается в суде. Что делать с сообщениями в мессенджерах. Если вы или вам направили сообщения в мессенджерах и их надо приобщить к материалам уголовного либо гражданского дела, то в таком случае надо заверить переписку нотариальным образом.

С приобщением к делу переписки в WhatsApp, Viber или Telegram есть небольшие сложности. Такие мессенджеры фиксируют только сам трафик, но не субъект переписки, поэтому гипотетически в суде могут рассматриваться и скриншоты переписки. Приобщить к материалам дела можно также и СМС-сообщения в том случае, если вы сможете доказать то, что они отправлены от того лица, от которого они исходят. Вы можете официально запросить детализацию звонков и СМС у сотового оператора.

В чем может возникнуть проблема ?!

Сложность возникает в том, что надо доказать то, что переписка исходила именно из конкретного человека. Содержание переписки можно заверить нотариально. Сама электронная переписка, приобщаемая к материалам дела обязана быть полной. Только тогда она даст точную картину произошедшего.

Поэтому в электронной переписке не должно быть сокращенных фраз, обрывков текста, смайликов, так как при рассмотрении подобного вида вещественного доказательства суд может сделать вывод о том, что оно не полное и не несет информационной ценности.

Идентификация получатели и отправителя электронных писем.

Проблемы возникают из-за того, что обычно регистрация того же электронного ящика носит анонимный характер. Не надо предоставлять каких-то правоустанавливающих документов, которые могут подтвердить личность физического или юридического лица. Сейчас к адресу электронной почты привязывается номер мобильного телефона, но при этом сим-карта опять же может быть зарегистрирована на абсолютно другое лицо.

Тем не менее, в судах удается доказать принадлежность электронного почтового ящика конкретному лицу. Например, если сторона в споре утверждает, что почтовый ящик ей не принадлежит, однако счета, которые были отправлены другой стороной на этот адрес, были оплачены, есть результат работ или оказания определенных услуг, за который и была произведена оплата, а также отсутствуют доказательства, подтверждающие выполнение таких работ каким-либо другим лицом, то такой стороне откажут в иске о неосновательном обогащении, так как отрицание стороной принадлежности почтового ящика противоречит другим доказательствам по гражданскому или уголовному делу.

Вообще анализ современной судебном практике говорит о том, что лицо, ведущее электронную переписку от имени другого лица должно быть уполномочено на такие действия. Если в переписке будут указаны имя или фамилия человека, которые принимал участие в незаконных действиях, то тогда такой представитель не может быть признан неуполномоченным лицом на принятие решений, составляющих предмет переписки.

Электронные письма уязвимы на предмет фальсификации и это ни для кого не секрет, ведь подделать их довольно просто. Доказательством подлинности электронного письма может служить заключение компьютерно-технической экспертизы, нотариальный протокол осмотра электронного почтового адреса, наличие электронной подписи лица, написавшего электронное письмо.

В частности, такая процедура как нотариальный протокол осмотра почтового электронного ящика может констатировать наличие сообщения с неким содержанием на определенную дату. Достоверность сведений, составляющих электронную переписку, может быть установлена посредством организации компьютерно-технической экспертизы независимыми экспертами. Она либо подтвердит факт фальсификации электронного сообщения, либо наоборот докажет то, что письмо было подлинным. Можно провести независимую экспертизу или же в процессе рассмотрения уголовного или гражданского дела ходатайствовать у суда о ее проведении.

В какой форме предоставляется электронная переписка в судебные органы ?!

Различать надо допустимость доказательств, даже таких как электронная переписка и форму, в которой они предоставляются. Отсюда возникает логичный вопрос: в какой форме можно предоставить саму электронную переписку в судебные органы.

Вы можете сделать это в виде скриншотов переписки, заверенных нотариально, нотариального протокола осмотра электронной почты или экспертного заключения. Важно сказать то, что допустимо предоставить в суд распечатку звонков или детализацию вызовов при необходимости. Иногда такие распечатки действительно принимаются судами в качестве допустимых доказательств, несмотря на принципиальное отсутствие каких-либо необходимых признаков подлинности, но отметить надо то, что все зависит от конкретного случая. Ведь любое дело, будь то уголовного или гражданского характера индивидуально.

Можно в процессе ходатайствовать о том, чтобы суд сам произвел осмотр электронного почтового ящика с предоставлением всех паролей от него. В таких ситуациях обычно приглашается технический специалист для осмотра. Если вы планируете вести договорные отношения и не хотите в дальнейшем приобщать в качестве доказательства переписку обоих сторон, то тогда надо в договоре предусмотреть обязанности сторон, выбор связи, уполномоченный адреса электронной почты.

Как определить принадлежность электронной почты конкретному человеку

Для этого можно обратиться к статье 57 6 главы ГПК РФ, регулирующей истребование и представление доказательств. Если участник не может самостоятельно собрать и предоставить доказательную базу, он вправе ходатайствовать к суду о содействии.

В частности, будет сделан запрос организации, которая занимается обслуживанием электронной почты с требованием предоставить необходимую информацию. В случае непредставления запрошенных данных в установленный срок, виновным грозит штраф.

Важно! Наложение штрафа не освобождает от обязанности предоставить доказательства. Скачать для просмотра и печати:

Какие могут быть нюансы

Доказать наличие СМС-переписки (а равно и переписки в мессенджере) мало. Сразу возникает два вопроса. Первый: как доказать, что именно этот номер принадлежит именно тому лицу, о котором идет речь?

Если сотовый телефон зарегистрирован на нужное вам лицо, достаточно запросить эти сведения у оператора сотовой связи. Для этого можно ходатайствовать об оказании содействие суда в истребовании доказательств. А если телефон оформлен на иное лицо или на организацию? В этом случае, факт принадлежности может следовать из самой переписки (или переписки с другими людьми – например, если отправитель представился). Или, к примеру, телефон может быть указан в официальных документах (письмах, договорах, соглашениях) или на визитках. Можно сослаться на интернет-сайт, если там есть такая информация (содержание страницы тоже рекомендуется удостоверить у нотариуса).

Второй вопрос – доказать сам факт передачи сообщений. Другая сторона может оспаривать, что она направляла или получала какие-либо сообщения (например, заявляет, что переписка сфальсифицирована). В случае с СМС это легко проверяется детализацией сообщений (её лучше запросить заранее, во избежание недоразумений).

С мессенджерами ситуация сложнее. Операторы фиксируют интернет-трафик, но идентифицировать его как сообщение проблематично. В данном случае следует предложить другой стороне доказать факт фальсификации. Скорее всего, простого отрицания другой стороне не хватит.

И в заключении хотелось бы отметить, что необходимо не только внимательно отнестись к формальному закреплению доказательства (предпочтительно у нотариуса), получению дополнительных доказательств факта переписки (у оператора связи), но и доказыванию связи сообщений с фактическими обстоятельствами дела. Здесь помогут помочь показания свидетелей, документы и иные письменные доказательства.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector