Petrovskoe-omr.ru

Петровское ОМР
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Классические механизмы защиты от субсидиарной ответственности и взыскания убытков

Как избежать привлечения к субсидиарной ответственности: стратегии защиты

Взыскание задолженности несостоятельной компании с руководящих или контролирующих должностных лиц – частая практика. С 2017 года, после того, как вступили поправки к закону «О банкротстве» № 127-ФЗ, тезис о том, что учредители, мажоритарные акционеры или директора не отвечают по обязательствам компании, не действителен. Если истец докажет, что лицо совершало действия, приведшие к краху организации, субсидиарная ответственность неизбежна.

Своевременное реагирование на негативные обстоятельства позволит контролирующему лицу избежать наказания. Ниже будут раскрыты эффективные стратегии, как защититься от субсидиарной ответственности.

ВС уточнил нюансы привлечения к субсидиарной ответственности в условиях корпоративного конфликта

21 сентября Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ вынесла Определение № 310-ЭС20-7837 по делу о привлечении генерального директора организации-банкрота и ее мажоритарного участника к субсидиарной ответственности в условиях корпоративного конфликта.

Суды удовлетворили требования о привлечении ответчиков к субсидиарной ответственности

С конца ноября 2011 г. по начало декабря 2015 г. Никита Кузин был генеральным директором ООО «Егорье», в отношении которого было введено конкурсное производство. Этот гражданин владеет 8,5% доли в уставном капитале должника, 51% долей в обществе принадлежит его отцу – Сергею Кузину. В состав иных участников общества вошли также Антон Кругляков (17% доли), Александр Копенкин (8,5%), а также сам должник (15%).

В рамках дела о банкротстве общества его кредиторы – ЗАО НПК «Геотехнология» и член совета директоров этого ЗАО Алексей Кругляков – обратились в суд с заявлениями о привлечении Никиты и Сергея Кузиных к субсидиарной ответственности. По мнению истцов, ответчики нарушили обязанности по своевременному обращению должника с заявлением о собственном банкротстве, что повлекло невозможность удовлетворения требований конкурсных кредиторов. Они также ссылались на наличие трех презумпций в подтверждение своих доводов: непередача документации конкурсному управляющему; совершение убыточных сделок; искажение данных бухгалтерской и иной финансовой отчетности.

При рассмотрении спора в арбитражном суде Кузины утверждали, что в обществе имеется корпоративный конфликт между ними и группой Кругляковых, при этом более 90% требований кредиторов, включенных в реестр, принадлежит сторонам этого конфликта. По мнению ответчиков, предъявление иска о привлечении их к субсидиарной ответственности является средством давления на них.

При рассмотрении дела в суде первой инстанции была проведена экспертиза по вопросу о дате возникновения у должника признаков неплатежеспособности, по результатам которой эксперты указали, что такие признаки возникли по состоянию на 24 июля 2013 г. В связи с этим суд заключил, что руководитель должника должен был обратиться с заявлением о банкротстве не позднее этой даты, чего он не сделал.

Кроме того, суд счел, что Сергей Кузин, будучи близким родственником генерального директора общества, а также в силу преобладающего влияния в уставном капитале должника, знал об имеющейся неплатежеспособности и мог обязать Никиту Кузина обратиться с заявлением о банкротстве. Этот гражданин, как указал суд, также мог проинформировать незаинтересованных кредиторов и контрагентов о тяжелом финансовом положении общества с целью правильного выстраивания дальнейших взаимоотношений с должником.

Рассматривая довод о совершении ответчиками убыточных сделок, суд отметил, что часть обязательств должника возникла в результате заключения договоров поручительства в целях обеспечения исполнения обязательств общества «Агротон» перед обществом «НИК-центр» по договорам займа. И заемщик, и заимодавец, отметила первая инстанция, были подконтрольны Сергею Кузину, что указывает на недобросовестный характер обеспечительных сделок. Кроме того, суд выявил, что в преддверии банкротства в 2013 г. ответчики продали самому обществу часть принадлежащих им долей в его уставном капитале по завышенной цене.

Отклоняя довод ответчиков о наличии корпоративного конфликта, суд первой инстанции указал, что аффилированность между участником должника Антоном Кругляковым, а также кредиторами Алексеем Кругляковым и ЗАО НПК «Геотехнология» не подтверждена. При этом суд сослался на решение Хорошевского районного суда города Москвы от 20 октября 2015 г. по делу № 2-5348/2015, которым родственные отношения между Антоном и Алексеем Кругляковыми признаны недоказанными. В итоге суд удовлетворил требования заявителей и взыскал с Кузиных солидарно свыше 75 млн руб. Впоследствии апелляция и кассация поддержали его определение.

Неплатежеспособность как юридическая категория, а не вопрос факта

В дальнейшем Сергей Кузин оспорил судебные акты в Верховный Суд РФ, Судебная коллегия по экономическим спорам которого после изучения дела № А23-6235/2015 согласилась с его доводами.

Как пояснила Экономколлегия, из установленных судами обстоятельств дела следует, что основная часть обязательств должника возникла до 24 июля 2013 г. При этом нижестоящие инстанции фактически квалифицировали срок возникновения обязательства в качестве срока его исполнения, ошибочно смешав названные понятия. ВС также назвал ошибочным вывод о неплатежеспособности должника начиная с вышеуказанной даты, основанный исключительно на заключении судебной экспертизы. Как указал Суд, неплатежеспособность с точки зрения законодательства о банкротстве является юридической категорией, определение наличия которой относится к исключительной компетенции судов. Перед экспертом может быть поставлен только вопрос факта (в рассматриваемом случае оценка финансового состояния должника), в то время как установление признаков неплатежеспособности относится к вопросам права.

Верховный Суд отметил, что в период неплатежеспособности, предшествовавший возбуждению дела о банкротстве (2013–2015 гг.), к спорным отношениям применялась редакция Закона о банкротстве, которая не предусматривала ни права, ни обязанности органа управления, отвечающего за ликвидацию должника, обращаться в суд с заявлением о банкротстве должника. Высшая судебная инстанция добавила, что нижестоящие инстанции не учли, что требования, основанные на спорном договоре поручительства, были включены в реестр кредиторов должника. Соответственно, этот договор не мог быть противопоставлен Кузиным в рамках иска о привлечении их к субсидиарной ответственности, так как ранее судами не была усмотрена недобросовестность в поведении органов управления общества при заключении договора.

Кроме того, ВС заметил, что в отношении сделок по продаже Кузиными самому обществу частей долей в его уставном капитале судами в нарушение положений статей АПК РФ не приведены мотивы, по которым они отклонили возражения ответчиков. В частности, Сергей и Никита Кузины обращали внимание судов на то, что, во-первых, сделки по продаже долей самому должнику по аналогичной цене были заключены со всеми участниками общества, а не только с ними; во-вторых, фактическая оплата со стороны должника за указанные доли не осуществлялась.

Читать еще:  Когда учредителя могут привлечь к субсидиарной ответственности по обязательствам юрлица

Делая вывод о том, что записи в отчетности должника носили формальный характер и не отражали реальное положение дел, Верховный Суд отметил, что суды не указали, как этот факт негативно повлиял на проведение процедур банкротства, так как сами они признали состоявшейся передачу конкурсному управляющему всей документации о хозяйственной деятельности должника.

ВС проанализировал корпоративный конфликт между участниками общества

Относительно корпоративного конфликта Суд пояснил, что аффилированность лиц может не только проистекать из их родственных отношений, но и являться фактической. Кроме того, юридическая аффилированность может быть подтверждена через принадлежность сторон к одной группе лиц (в частности, посредством нахождения в органах юрлица). Представители истцов, отметил Суд, фактически не опровергли позицию Кузиных об аффилированности Кругляковых, основанную на совокупности ряда обстоятельств, в частности, что и Алексей, и Антон Кругляковы входили в совет директоров ЗАО НПК «Геотехнология».

Верховный Суд подчеркнул, что если доводы об имеющемся в обществе корпоративном конфликте соответствуют действительности, то судам необходимо было исходить из следующего. Иск о привлечении к субсидиарной ответственности является групповым косвенным иском, так как он предполагает предъявление полномочным лицом в интересах группы лиц, объединяющей правовое сообщество кредиторов должника, требования к контролирующим лицам, направленного на компенсацию последствий их негативных действий по доведению должника до банкротства.

Требование о привлечении к субсидиарной ответственности в материально-правовом смысле принадлежит независимым от должника кредиторам, является исключительно их средством защиты. «Однако, по утверждению Кузиных, в рассматриваемом случае истцы и их аффилированные лица сами являлись причастными к управлению должником, то есть они не имеют статуса независимых кредиторов, что лишает их возможности заявлять требование о привлечении к субсидиарной ответственности. Предъявление подобного иска по существу может быть расценено как попытка Кругляковых компенсировать последствия своих неудачных действий по вхождению в капитал должника и инвестированию в его бизнес. В то же время механизм привлечения к субсидиарной ответственности не может быть использован для разрешения корпоративных споров», – указал ВС.

Как пояснил Суд, если Кругляковы полагали, что их партнеры по бизнесу Кузины действовали неразумно или недобросовестно по отношению к обществу, то они имели возможность прибегнуть к средствам защиты, имеющимся в арсенале корпоративного (но не банкротного) законодательства. Среди таких средств, в частности, предъявление требований о взыскании убытков, исключении из общества, оспаривание сделок по корпоративным основаниям. «Таким образом, вопрос о связанности Круглякова Алексея и ЗАО НПК “Геотехнология” с Кругляковым Антоном (участником должника) имел существенное значение для определения взаимного статуса участников процесса по отношению друг к другу и правильного разрешения спора, однако суды данные обстоятельства не выяснили», – отметил Суд, отменив судебные акты нижестоящих инстанций и вернув дело на новое рассмотрение в первую инстанцию.

Эксперты «АГ» прокомментировали выводы Суда

Руководитель группы по банкротству «Качкин и Партнеры» Александра Улезко полагает, что в рассматриваемом споре нижестоящие суды допустили ряд довольно очевидных ошибок, на которые справедливо указал Верховный Суд. «Например, нет никаких сомнений в том, что до вступления в силу (30 июля 2017 г.) норм федерального закона № 266-ФЗ, внесшего в Закон о банкротстве ряд изменений, ответственность за неподачу или несвоевременную подачу заявления о признании должника банкротом нес только руководитель должника. Странно, что суды изначально приняли во внимание доводы заявителя о том, что участник мог и должен был дать указания руководителю должника о подаче заявления о признании должника банкротом еще в 2013 г.», – отметила эксперт.

По ее словам, то же самое касается учета обязательств из договоров, заключенных до возникновения признаков неплатежеспособности. «Цель введения нормы об обязанности руководителя должника (а с 30 июля 2017 г. – и иных контролирующих лиц) принять соответствующее решение и обратиться в суд с заявлением о признании должника банкротом заключается в недопущении сокрытия от кредиторов, вступающих в правоотношения с компанией, информации о ее неудовлетворительном имущественном положении, поскольку такая ситуация может привести к возникновению убытков на стороне новых кредиторов, введенных в заблуждение в момент заключения договоров с контрагентом. Так что главными являются момент вступления контрагента в правоотношения с должником и вопрос о том, была ли в этот момент обязанность у должника обратиться в суд с заявлением о признании должника банкротом», – пояснила Александра Улезко.

Она отметила, что самым главным и важным в споре о субсидиарной ответственности ООО «Егорье» является вопрос о том, могут ли признаки неплатежеспособности и недостаточности имущества определяться по результатам экспертизы, на который в комментируемом определении ВС РФ дан отрицательный ответ. «Полностью с этим согласна. Полагаю, что установление момента возникновения у должника признаков неплатежеспособности и недостаточности имущества является вопросом права, а не факта и устанавливается судом по результатам оценки доказательств».

По словам Александры Улезко, в целом судебной практикой поддерживался и раньше такой подход, но периодически спор о привлечении к субсидиарной ответственности превращался в «битву экспертиз». «Я считаю, что это в корне неправильно. В качестве положительного примера можно привести Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 29 августа 2014 г. по делу № А43-12586/2012 или Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 4 июня 2020 г. по делу № А32-13465/2014, – подчеркнула она. – А в деле о банкротстве ОАО “АК “Трансаэро” суд справедливо указал, что экспертное заключение по вопросу возникновения признаков неплатежеспособности и недостаточности имущества при наличии разночтений лиц, участвующих в деле, по данному вопросу может быть учтено судом лишь в качестве альтернативного доказательства (Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 28 августа 2020 г. по делу № А56-75891/2015)».

Александра Улезко также назвала интересной позицию Суда о том, что требование о привлечении к субсидиарной ответственности в материально-правовом смысле принадлежит независимым от должника кредиторам, является исключительно их средством защиты. «Эта позиция требует более глубокого осмысления и, на мой взгляд, не является однозначной. К примеру, если требования кредитора субординированы, получается, что он не может просить привлечь к субсидиарной ответственности лиц, контролирующих должника, если последние довели компанию до банкротства, а требования такого субординированного кредитора в размер субсидиарной ответственности не включаются. В определении по делу ООО “Егорье” Суд ссылается на п. 11 ст. 61.11 Закона о банкротстве, устанавливающий правило, согласно которому в размер субсидиарной ответственности не включаются требования, принадлежащие ответчику либо заинтересованным по отношению к нему лицам. Но в нем идет речь не о всех лицах, аффилированных по отношению к должнику, а только о контролирующих лицах, привлеченных к субсидиарной ответственности, и связанных с ним лицах. Смысл данной нормы в том, что если лицо довело компанию до банкротства, то ни напрямую, ни косвенно оно не может претендовать на распределение конкурсной массы», – заключила эксперт.

Читать еще:  Где искать и как выбрать финансового управляющего для банкротства?

Как отметил адвокат, партнер юридической компании Tenzor Consulting Антон Макейчук, в рассматриваемом деле Верховный Суд напомнил, что при определении размера субсидиарной ответственности судам следует разграничивать сроки возникновения обязательств должника, по которым указанные лица привлекаются к субсидиарной ответственности, и сроки их исполнения, которые не всегда совпадают.

Эксперт также обратил внимание, что в этом деле сыграла роль совокупность обстоятельств, свидетельствующих о связанности между собой участника общества и крупных кредиторов должника, выступающих на стороне заявителя. «Если нижестоящими судами будет установлена как минимум фактическая аффилированность указанных лиц, то последние утрачивают право на подачу соответствующего заявления, так как они не были лишены возможности воспользоваться средствами корпоративной защиты, – пояснил Антон Макейчук. – Такой правовой подход позволит внести ясность при применении ст. 61.14 Закона о банкротстве и определении субъектного состава на стороне заявителя требования о привлечении к субсидиарной ответственности. В дальнейшем при рассмотрении подобных споров следует учитывать, что вопрос о связанности участника должника с заявителем имеет существенное значение для правильного разрешения спора».

Что могут забрать

Что еще не могут взыскать — 446-я статья Гражданско-процессуального кодекса

Если у виновного в банкротстве нет денег выплатить долги, суд может забрать машину, дачу и загородный дом, акции и облигации, паи и даже картины. Точно не заберут единственное жилье и еду из холодильника.

Если руководитель подсуетится и быстро переоформит дачу или машину, например на детей, это вряд ли спасет. Суд заметит хитрость и признает сделку недействительной.

Раньше потребовать долг через суд можно было только во время процедуры банкротства. Сейчас это можно сделать в течение трех лет, поэтому если налоговая забыла взыскать долг сразу, она сделает это позже. До конца срока привлечения директора к субсидиарной ответственности может остаться один день, когда о бывшей компании вспомнят.

За долгом пришли через два года

В Санкт-Петербурге управляющий, который занимался процедурой банкротства компании, подал в суд на ее бывшего руководителя. Управляющий рассказал, что во время процедуры не получил все документы, поэтому не мог точно рассчитать размер долга перед кредиторами. Сейчас же этот долг составляет 500 000 рублей.

В первый раз суд отказал, но после апелляции встал на сторону управляющего. Деньги взыскали с бывшего руководителя компании через два года после банкротства.

Прежде чем назначить «ответственное лицо» и «повесить» на него ответственность следует установить, кто конкретно отвечает за банкротство и нарушение порядка его признания. Согласно гл. 3 ФЗ-127 от 26.10.2010 № 127-ФЗ для определения такого материально ответственного лица назначается комиссия (уполномоченный орган или контролирующее лицо), в полномочиях которой:

  • давать указания;
  • влиять на действия должника, в том числе и накладывая запрет на сделки.

Вне зависимости от выявленных правонарушений и должности матответственного лица, в обязательном порядке назначается судебное рассмотрение. Именно в суде рассматривается точная степень вины ответчика и определяется конкретный размер финансовой компенсации.

Поскольку привлечение к судебному разбирательству – длительный и «многоходовой» процесс, целесообразно обратиться к компетентному юристу за консультацией по субсидиарной ответственности и доверить ему ведение дела: так ответчик сэкономит время, деньги и сохранит нервную систему.

Оспаривание цепочки связанных сделок

Подобный случай также попал под внимание ВС РФ. Одна из липецких компаний перед банкротством продала здание и земельный участок. Покупатель при этом объекты не оплатил, но сам успел перепродать их третьему участнику отношений.

Тем самым конкурсный управляющий в ходе процедуры банкротства выявил попытку сохранить часть активов несостоятельной компании, тем самым уменьшив баланс покрытия долгов перед кредиторами.

Управляющий подал заявление в суд с требованием оспорить сделку. Однако первые три инстанции ему отказали. Аргументом послужил тот факт, что осведомленность об обмане третьего участника отношений, конечного покупателя, не была доказана. Единственное чего удалось добиться, это взыскание стоимости имущества с покупателя.

Конкурсный управляющий в итоге обратился за обжалованием в Верховный суд РФ. И данная инстанция взглянула на ситуацию по-другому. Было установлено, что нижестоящие органы не оценили характер сделок в полной мере.

Необходимо было исследовать их природу, а не опирается на единственный фактор осведомленности конечного покупателя. Обязательно должен был учитываться экономический эффект сделки, а именно реальная возможность сохранить часть активов от процедуры банкротства.

В итоге ВС РФ решил отменить решения нижестоящих инстанций и направить дело на дополнительное рассмотрение. Более того, было сформулировано разъяснение о том, что подобное обжалование допустимо и даже необходимо, если есть риск уклонения выгодоприобретателей от ответственности.

Этапы защиты и схема нашей работы

Признание должника банкротом не подразумевает прекращения субсидиарной ответственности. На данном этапе необходимо разработать правильную стратегию защиты, от которой зависит исход дела. Защита от субсидиарной ответственности – поэтапная процедура.

  • 1 шаг – защита сделок. Эксперты юридической фирмы «Нечаев и Партнеры» разрабатывают стратегию, которая способна принести наибольшую выгоду клиенту. В рамках данной процедуры оцениваются предстоящие риски и способы их преодоления, предварительно определяются объем затрат и хронологический регламент.
  • 2 шаг – защита интересов. На этом этапе отстаиваются интересы клиента в целях аннулирования возникших финансовых трудностей.
  • 3 шаг – сведение рисков к минимуму. Наша задача состоит в комплексном осуществлении мероприятий, направленных на защиту клиента и освобождение КЛД от субсидиарной ответственности с сокращением убытков и сохранением деловой репутации в совокупности.
  • 4 шаг – обеспечение законности действий арбитражного управляющего. Подбор максимально лояльного специалиста происходит совместно с клиентом.
Читать еще:  Поручительство по ипотеке

Практические советы по избежанию «субсидиарки»

Совет 1. Снижайте риски

Чтобы свести к минимуму риск привлечения к субсидиарной ответственности руководитель в своей деятельности должен предпринять все необходимые меры:

  • ввести в компании регламент согласования договоров, не подписывать договор, пока он не будет согласован со всеми должностными лицами;
  • соблюдать правила об одобрении крупных сделок, сделок с заинтересованность, а также в иных случаях, предусмотренных уставом;
  • организовать в компании надлежащий документооборот, назначить ответственных лиц за подачу отчетности и хранение документов;
  • при появлении первых признаков объективного банкротства, пригласить специалистов для анализа ситуации и решения вопроса о целесообразности подачи заявления в суд;
  • передавать все документы конкурсному управляющему.

Совет 2. Защищайтесь сразу —

при первых попытках привлечь к субсидиарной ответственности

Если в отношении вас все же подали заявление о привлечении к субсидиарной ответственности, и вы хотите избежать этого, то первое, что надо сделать — это привлечь адвоката, специализирующегося на таких делах. Чем раньше вы это сделает, тем больше шансов у вас будет выиграть дело.

Чтобы выстроить эффективную защиту адвокату необходимо знать:

— законодательство и судебную практику,

— процессуальные особенности банкротства,

— как распределяется бремя доказывания между сторонами.

Когда контролирующее лицо считается виновным

Внимание! Не являться на судебные заседания или вести себя на них пассивно, не предоставлять отзыв на исковое заявление — позиция заранее проигрышная. Контролирующее лицо автоматически считается виновным, пока не докажет обратное, в следующих случаях (п. 2 ст. 61.11 Закона о банкротстве):

  • при совершении сделок, причинивших имущественный вред кредиторам (в том числе подозрительные сделки и сделки с предпочтением);
  • при утрате, несоставлении или искажении бухгалтерских документов;
  • при возникновении задолженности по налогам, установленной в ходе налоговой проверки, которая превышает 50% от общей задолженности перед кредиторами третьей очереди;
  • при утрате, несоставлении, искажении корпоративных документов (устава, протоколов, решений собраний участников и т.п.);
  • при невнесении сведений или внесении искаженных данных в ЕГРЮЛ и ЕФРСФДЮЛ.

Поэтому ваша главная задача — доказать свою невиновность.

Не рассчитывайте на собственное банкротство, так как требования о привлечении к субсидиарной ответственности по долгам компаний не гасятся в процедуре банкротства физических лиц.

Совет 3. Доказывайте отсутствие умысла и свою добросовестность при совершении сделок

Как избежать субсидиарной ответственности учредителя за согласование убыточной сделки и руководителя за ее совершение?

Убыточная сделка сама по себе не может являться основанием для субсидиарной ответственности. Кредитору или конкурсному управляющему еще нужно доказать, что именно вы давали обязательное указание на совершение сделки, а также, что эта сделка способствовала развитию кризисной ситуации.

В данной ситуации вы должны доказать, что:

  • в ваших действиях отсутствует умысел на причинение убытков должнику и его кредиторам;
  • вы действовали согласно обычным условиям гражданского оборота;
  • вы действовали добросовестно и разумно в интересах компании, не нарушая при этом интересов кредиторов;
  • заключали сделки для предотвращения еще большего ущерба компании.

Совет 4. Ищите обоснования тому, почему бухгалтерская отчетность утрачена или искажена

Чтобы избежать субсидиарной ответственности в такой ситуации, вы должны доказать:

отсутствие или искажение документов бухгалтерского учета и отчетности не затруднило формирование и реализацию конкурсной массы, она сформирована и без этих документов или у компании вообще нет никаких активов, которые можно было бы включить в конкурсную массу;

Внимание! Формирования конкурсной массы затруднено, если (п. 24 Постановления Пленума ВС РФ N 53 от 21.12.2017):

  • невозможно определить основных контрагентов компании;
  • невозможно определить основные активы компании;
  • невозможно выявить потенциально подозрительные сделки, чтобы оспорить их и пополнить тем самым конкурсную массу;
  • невозможно проанализировать принятые учредителями и руководителем решения в отношении компании, чтобы проверить их на предмет причинения убытков компании.

существуют уважительные причины утраты документов: документация утрачена в результате наводнения, пожара (приложите справки уполномоченных органов), документы не передал бывший директор (приложите переписку с ним, решение суда об истребовании документов, подтверждение своих действий по восстановлению документов).

Совет 5. План действий при неподаче заявления о банкротстве

Чтобы избежать субсидиарной ответственности за неподачу или несвоевременную подачу заявления о признании должника банкротом, вы должны доказать:

  • арбитражный управляющий или кредитор неправильно определили дату, от которой нужно отсчитывать срок на подачу заявления должника;
  • в тот момент не было признаков объективного банкротства, предприятие имело план по выходу из кризиса, выполняло свои обязательства, платило другим кредиторам.

Внимание! Сошлитесь на п. 19 последнего обзора судебной практики ВС РФ (утв. 07.04.2021): неоплата долга кредитору по конкретному договору сама по себе не свидетельствует об объективном банкротстве должника, в связи с чем не может рассматриваться как безусловное доказательство, подтверждающее необходимость обращения его руководителя в суд с заявлением о банкротстве.

Совет 6. Привлекайте адвоката-защитника

Мы в адвокатском бюро «Правовая гарантия» занимаемся сопровождением процедуры банкротства юридических лиц — «под ключ» или на отдельных этапах — как удобно клиенту.

Защита от субсидиарной ответственности может быть предоставлена в рамках отдельной услуги, например:

Защита бывшего директора банкротящегося юридического лица от субсидиарной ответственности. Мы смогли отстоять интересы доверителя и доказать, что он не является контролирующим лицом банкротящегося должника.

Мы — адвокаты, а значит:

Мы соберем все возможные доказательства для вашей ЗАЩИТЫ;

Обжалуем уже вынесенное решение суда в вышестоящих инстанциях;

Сделаем все, чтобы минимизировать наказание, если его избежать невозможно.

Работаем с 2003 года.

Вся информация, с которой мы работаем, является адвокатской тайной (согласно ст. 8 ФЗ Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ)

Какая у Вас ситуация?

Пожалуйста, опишите в сообщении Вашу ситуацию, и адвокат свяжется с Вами для уточнения и согласования способа оказания юридической помощи.

О субсидиарной ответственности:

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector