Petrovskoe-omr.ru

Петровское ОМР
4 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Ученик одолел своего учителя: как в российских школах травят педагогов

6 типов учителей, которых ненавидят школьники

Мы уже рассказывали вам, почему учителя испытывают к некоторым ученикам чувства, не предусмотренные законом «Об образовании» и профессиональной этикой. Но ученикам есть чем ответить: не все кемеровские педагоги — воплощение Макаренко, Дьюи или Монтессори. Вот вам шесть типов учителей, на уроки к которым ходят, как на Голгофу.

Не устаём напоминать, что не преследуем цели оскорбить какую-либо профессию, в данном случае — педагога. Мы любим и ценим своих школьных преподавателей, и помним, сколько среди них было замечательных людей и прекрасных профессионалов. Эта же статья посвящена тем, кому в школе вовсе не место — такой вывод мы сделали из рассказов кемеровских старшеклассников и выпускников.

Избавиться от травли в школе помогают. переговоры

Огромный плюс KiVa заключается в том, что там четко расписана вся последовательность действий, которые следует предпринять тем, кто столкнулся с травлей в школе. Вот как это действует на практике.

Допустим, у нескольких учеников возник конфликт. Кто-то из детей обвиняет одноклассников в поведении, напоминающем травлю, например, с ним регулярно отказываются играть на площадке. Эти ученики могут поговорить с классным руководителем и попросить устроить им встречу по программе KiVa. (Процесс также имеют право запустить свидетели происходящего, например педагоги или одноклассники.)

На встрече классный руководитель вместе с учениками заполняют анкету, где вкратце описывается инцидент, после чего назначают время и место для последующих переговоров. Потом учитель помещает эту заполненную анкету в особую папку, которую постоянно просматривает группа педагогов, ответственных за KiVa.

Эти учителя, в свою очередь, рассказывают о возникшей ситуации старшим школьникам, которые прошли специальное обучение и выступят в роли конфликтологов. Эти ученики наряду с учителем тоже будут присутствовать на переговорах, помогая их вести.

Переговоры обычно проходят на перемене в свободном кабинете. Каждая сторона излагает свою версию, и на первом этапе главная задача — выслушать друг друга.

Потом посредники просят участников конфликта оценить свое поведение и подумать, можно ли было в данном случае поступить иначе и как именно. Это необходимо для того, чтобы ученики нашли возможные решения конфликта, дабы в следующий раз предупредить подобную ситуацию. Каждая сторона должна пообещать, что впредь применит эту превентивную стратегию, посредники записывают обещания, и на этом переговоры завершаются.

Через две недели представителей обеих сторон обычно приглашают на контрольную встречу. Если проблема по-прежнему остается, составляют дополнительный протокол и оповещают родителей.

Ответственность педагога

Каким должен быть учитель? Грамотным, добрым и с уважением относиться к своим подопечным. В прежние времена были такие учителя. А сейчас их становится все меньше и меньше. Педагог способен сорваться на ребенке из-за плохого настроения или унизить того из-за внешнего вида или неподготовленного домашнего задания.

В том случае, если его вину докажут, учитель понесет ответственность. Какой она может быть?

  • Дисциплинарная. Директор или РОНО после разбирательства вправе уволить учителя, позволяющего себе хамское отношение к детям.
  • Административная. Вредной учительнице придется заплатить определенную сумму за унижение ученика. От 10 000 до 30 000 рублей. Это административный штраф за оскорбление чести и достоинства ребенка.
  • Кроме того, родители пострадавшего вправе требовать в суде компенсации морального ущерба. И ее размер озвучивается ими самими в данном случае.

Виды травли в школе

Программный директор Федерального научно-методического центра в области психологии и педагогики толерантности, директор Центра толерантности в Еврейском музее, Анна Макарчук рассказала о результатах исследования видов травли в школе.

Согласно опросу учителей:

  • 42,3% чаще всего сталкиваются с травлей одних детей другими;
  • 15,5% — травлей педагогов родителями;
  • 12,2% — травлей педагогов руководством;
  • 11,5% — травлей детей педагогом;
  • 10,3% — травлей педагогов детьми;
  • 9% — травлей от коллег.

Каждый пятый педагог признаётся: для профилактики травли ему не хватает методов и знаний в области социально-психологических механизмов травли. 17% отмечают дефицит юридических и правовых ресурсов, 16% — отсутствие возможности взаимодействия с родителями, 12% — нехватку времени и 10% — отсутствие материальной мотивации для борьбы с буллингом.

Одним из главных методов профилактики буллинга является развитие эмпатии у детей. Это позволит существенно снизить уровень агрессии. Необходимо, чтобы у ребёнка были доверительные и глубокие взаимоотношения с родителями. При этом немаловажен и климат в семье. Наличие насилия и жестокости в разы повышает риск трудного поведения.

Анна Макарчук настаивает на необходимости постоянной работы с детьми педагогам и родителям для обеспечения безопасности в школе. Эксперт предлагает проходить курсы «Каждый важен» для профилактики трудного поведения детей и травли в коллективах.

Как в школах травят учителей и почему об этом почти никто не говорит

70% российских учителей хотя бы раз становились жертвой буллинга. В России об этой проблеме начали публично говорить меньше года назад и до сих пор делают это не очень уверенно. Психолог проекта Травли.net Елена Журавлёва и социолог, эксперт лаборатории образовательной и молодёжной журналистики НИУ ВШЭ Дарья Сапрыкина рассказали, почему школьники и родители травят учителей, но они продолжают делать вид, будто ничего не происходит.

Почему возникает буллинг?

Мы привыкли думать, что причина буллинга в школе — это один неуправляемый ребёнок, который подстрекает остальных детей. На самом деле любая травля исходит от сообщества — дисфункциональной группы, где всегда есть жертва, агрессор и третья сторона — зрители. Они поддерживают происходящее, как в театре. Проблема в том, что если агрессора или жертву удалить, в группе просто перераспределятся роли и их место займёт кто-то другой.

Травля возникает, когда группе нужна сплочённость, потому что это самый примитивный способ ощутить единение. Когда группа не находит цивилизованных поводов объединиться, она начинает потакать инстинктам. Агрессор испытывает эйфорию, и на это ощущение легко подсесть, как на наркотик.

Но дети не могут сформировать дисфункциональную группу сами по себе, потому что они плохие или невоспитанные. Это происходит, когда рядом с ним нет заботливого взрослого, который транслирует нормы группы и рамки поведения. В школе ребёнок по чужой воле попадает в случайно созданную группу, куда он должен ходить каждый день 11 лет и у которой нет какой-либо очевидной совместной цели. А в тематическом кружке, плетут ли там дети макраме или клеят самолёты, такого не будет, потому что коллектив объединен одной целью.

Что нужно делать, чтобы группа не стала дисфункциональной

  • Учиться работать с ней. В российских педагогических вузах почти не говорят о групповой динамике или постановке целей перед группой. Но учителя могут пройти дополнительные курсы. Например, по кризисной психологии в СПбГУ.
  • Находить у детей локальные интересы, которые объединят их в функциональные группы.
  • Установить контакт с детьми, которые потенциально могут быть агрессорами. Найдите любой незначительный повод, чтобы пообщаться с ними вне урока: можно в коридоре спросить, который час, или в столовой узнать, какую булочку он больше всего любит. Дети чутко реагируют на уважение и интерес со стороны учителя.

Какие виды буллинга существуют?

В России о буллинге в школах публично стали говорить недавно, и, как правило, речь идёт об издевательствах над учениками, а не педагогами. В Америке и Европе, напротив, немало интернет-ресурсов с подробной информацией, что делать, если учитель или ученик оказались в такой ситуации.

Психологи и социологи, которые занимаются буллингом учителей, осторожно относятся к идее выделить отдельные типы травли. Сначала нужно научиться отличать её от других типов непонимания, чтобы правильно выбрать стратегию для преодоления проблемы.

1. Открытая и скрытая травля

Открытой травлей считают порчу личных вещей или физическое насилие, то есть в таком случае факт нарушения прав можно задокументировать. К скрытым формам относится обсуждение личной жизни или внешнего вида учителя между собой в его присутствии, напряжение, которое учитель ощущает в классе, когда раздаётся смех вроде бы без повода. В этом случае многое зависит от учителя — считает ли он себя жертвой или нет.

Иногда скрытый буллинг может довести учителя до того, что он уйдёт из профессии. Это пережила учительница, которая преподавала английский язык в небольшом городе. Её называли «жертвой фастфуда», говорили о ней в третьем лице в её присутствии, а потом завели фейковую страницу в социальной сети и, войдя в доверие, пригласили на свидание. На него, разумеется, никто не пришёл.

Читать еще:  Уголовная ответственность за налоговые преступления: нюансы 2021 года

«Больше я не работаю в школе и вообще с детьми. Занимаюсь переводами. Вспоминаю то время с отвращением. Страшно не только то, что было в процессе, а что было потом: осознание, разочарование, нелюбовь к себе. Я не сделала ничего плохого. Двух школьниц раздражал мой внешний вид и манера одеваться. Или всё было гораздо проще и от этого ещё противнее: я просто была для них развлечением. Лекарством от скуки».

В буллинге всегда участвует группа, которая давит на одного человека. Конфликт же происходит на межличностном уровне, между индивидуумами. В школе он неизбежен: чтобы дети и взрослые не ругались, им нужно существовать в вакууме.

3. Непопулярность

Непопулярными считают людей, которые не входят в группу, но не ощущают себя отторгнутыми от неё в силу своего характера. В некоторых случаях непопулярность можно преодолеть, если, например, акцентировать внимание группы на том, в чём этот человек преуспел. Но если последовать этому методу, когда человека травят, то станет только хуже — его будут травить ещё и за чужую похвалу.

Учительницу из Омска осудили в интернете за фотосессию в купальнике, которую та сделала в свободное от работы время. Её даже уволили за это из школы, но вскоре восстановили в должности. Психолог считает, что такое обсуждение в сети сложно назвать травлей. Буллинг — это повторяющееся поведение. Скандал в интернете, как правильно, единичное. А вот если он повторяется раз за разом, то это будет уже травлей.

Один из вариантов прессинга, с которым сталкиваются учителя, —продолжительное психологическое давление со стороны школьного руководства или чиновников в сфере образования. Его причина лежит в том числе в нехватке доверия между людьми.

Весной 2018 года Высшая школа экономики опубликовала исследование буллинга учителей, где выделены основные виды травли, которым подвергаются педагоги в российских школах.

  • Почти 80% учителей отметили, что их дразнили хотя бы раз.
  • Почти 90% учителей знают, что им придумывали клички.
  • Более 85% учителей игнорировали ученики.
  • Почти 80% учителей столкнулись с тем, что на их уроках специально нарушали дисциплину.
  • Более 80% учителей считают, что ученики демонстрировали им ненужность их предмета.
  • Более 70% учителей сказали, что ученики жаловались на них руководству школы по надуманному/отсутствующему поводу.
  • Две три учителей отметили, что ученики обзывали их и демонстрировали им презрение с помощью жестов или взглядов.
  • О более половине учителей распускали слухи.
  • Треть учителей получали сообщения интимного характера.

Кроме того, более 40% учителей получали оскорбительные сообщения в социальных сетях. «Социальные сети — ещё одна среда, где распространяется буллинг, наряду с другими. Интернет — это неотъемлемая часть жизни современного человека, куда он может переносить свои отношения. Поэтому говорить, что только социальные сети виноваты в том, что издеваются над учителями, некорректно. Буллинг существовал и в советских школах, просто о нём не было принято говорить», — считает социолог Дарья Сапрыкина.

Почему родители травят учителей?

В советское время школа была закрытым институтом. Родители не были туда вхожи, и детей, по сути, воспитывало государство — и делало это так, как считало нужным. Каждого родительского собрания школьники ждали со страхом. Так выросло поколение, за которое в детстве никто не вступался в школе. Они на себе испытали: если будут ругать, мама и папа не встанут на защиту. Став родителями, они мучаются от завышенных опасений, что их детей обидят в школе, и приняли внутреннее решение, что не допустят этого.

Тревожность и недоверие

С одной стороны, защищать ребёнка во что бы то ни стало — хорошее намерение, но с другой, так родители могут инициировать травлю, не осознавая этого. Всё потому, что это намерение основано не на уверенности, а на тревожности и недоверии.

«У нас была девочка, которая ходила в школу с диктофоном, и через каждую перемену отзванивалась маме, что у неё всё в порядке. Мама считала, что её дочь — умница и должна учиться на все пятерки, и не могла побороть свою тревожность. Просила её записывать всё происходящее на диктофон, при этом не имея каких-то предубеждений к учителям, но вдруг её несправедливо обидят? Учителя всё понимали и старались не транслировать своё отношение к этой мере на девочку, которая действительно хорошо училась. Но всё чаще говорили, что просто стараются не связываться с ней, и то же советовали другим».

Психолог проекта Травли.net Елена Журавлёва

Родительские чаты

Родители объединяются в чатах — как правило, это случайно собранная группа, где нет авторитетного взрослого лидера, который может объединить её вокруг позитивной цели. Тогда учитель получает ещё одну дисфункциональную группу, только из родителей. Работать с ней ещё труднее, чем с группой детей, потому что социальные роли родителей и учителей сравнялись: их отношения из вертикальных, как в советское время, стали горизонтальными. Замечание в дневнике и вызов к директору уже ничего не значит. Родители от учителей требуют индивидуального подхода, определённого внешнего вида, нестандартных подходов к урокам.

Почему учителя молчат, когда их травят?

Порядка 23% учителей предпочитает замалчивать то, что их травят. За поддержкой к семье обращается только треть. К друзьям — практически никто (в исследовании ВШЭ таких меньше 1%). Статус взрослого человека, который вроде как живёт полноценной жизнью, не позволяет жаловаться публично, что над ним издеваются пятиклассники. Признаться в травле — всё равно, что расписаться в собственной профнепригодности.

Почему учительское сообщество не помогает?

Чаще всего учителя делятся пережитым с коллегами — это около 36% опрошенных в рамках исследования ВШЭ. Поддержка профессионального сообщества необходима, если учитель стал жертвой травли, но в таком случае психологи задают другой вопрос: куда смотрело сообщество, когда травля только началась и учитель ещё не стал жертвой?

«Учителя сами находятся в состоянии травли. Психологически трудно признаться себе, что согласился работать в системе, которая унижает. В нашей системе образования убито слово «достоинство». Это страшно, потому что мы доверяем своих детей людям, которые потеряли внутреннюю опору. Об этом совершенно не принято говорить. Чиновники общаются с директорами и учителями сверху вниз, хамский и грубый разговор с их стороны стал нормой. Люди настолько привыкли к этому, что решиться рассказать об этом очень трудно. Им просто некуда деваться, их никто не защитит. Директор школы не может вменить чиновнику на селекторном совещании, что тот разговаривает с ним на «ты» или фразами в духе «Деточка моя, а ты в своём уме?».

Психолог проекта Травли.net Елена Журавлёва

Иногда доходит до смешного: учителя начинают болезненно относиться к тому, что на их уроки приходят коллеги, чтобы обмениваться опытом. «90% моей работы в таком случае состоит в том, чтобы объяснить, что от моего присутствия не будет вреда. Но всё равно в глазах я вижу страх, что любой рабочий момент я интерпретирую как неудачу».

Хотя на самом деле должно быть наоборот. Учительское сообщество должно быть функциональной группой, которая будет транслировать своим участникам: даже если мы разные, каждый из нас ценен, и мы не бросим друг друга в трудной ситуации. Тогда учитель приобретёт опору и с большой вероятностью не будет ощущать себя жертвой.

Почему учителя могут травить?

Причиной для травли может послужить что угодно — рационального начала тут нет. Психологи выделяют несколько причин, которые могут (даже неосознанно) дать дисфункциональной группе школьников понять, где у учителя слабое место.

1. Внешний вид

Учителя с низким уровнем дохода подвергаются издевательствам в два раза чаще. Авторам исследования ВШЭ на глубинном интервью одна мама заявила, что её ребёнку неприятно приходить в класс к женщине, которая носит одну и ту же кофту каждый день третий год подряд.

Читать еще:  Никто еще не смог сбежать. Ад тюрьмы «Черный дельфин»

«Её логика была проста: мой ребёнок и так видит много плохого, почему он должен ещё и в школе смотреть на это? Я не знала, что ответить: это была самая обычная семья, со средним достатком, самая обычная среднестатистическая школа».

Социолог, эксперт лаборатории образовательной и молодёжной журналистики НИУ ВШЭ Дарья Сапрыкина

Дети издевались над учителем, потому что он плохо выглядел: например, отказывались делать домашнее задание. Никто не задумывался, что у него может не быть возможности покупать новую одежду или что гораздо важнее, как он преподаёт материал и относится к детям. Мама ребёнка считала, что издевательство в таком случае — нормальная реакция, и чтобы изменить ситуацию, нужно задуматься учителю, а не ребёнку или родителям.

2. Нехватка опыта

Дети чувствуют, если учитель находится в состоянии неуверенности и беспомощности. Это особенно важно для молодых педагогов. Многое зависит от того, с каким настроем учитель приходит в класс. Считает ли он, что группа должна на него молиться, потому что где-то дома у него лежит красный диплом, или вовсе боится детей. Если группа склонна к дисфункциональности, то взрослый, сам того не зная, подаёт сигнал, что он готов быть тем, на кого можно напасть.

«Я была для них развлечением, лекарством от скуки». Учительница — о том, как стала жертвой детской травли

В таком случае может помочь, когда у опытных преподавателей есть возможность прийти на урок к молодому учителю и при необходимости деликатно включаться в него. Для детей это должно выглядеть, как решение двух взрослых людей, которые почему-то сейчас решили вести урок вместе. При такой поддержке любые намёки на травлю из-за неуверенности молодого педагога быстро пропадают. К сожалению, этот эффективный способ с трудом можно применить в государственной российской школе из-за большой нагрузки у всех педагогов.

3. Профессиональное выгорание

Ребёнок смеётся над разговором с соседом по парте, а учителю кажется, что над ним. При запущенной стадии выгорания нервная система человека уже не способна адекватно реагировать на такие бытовые ситуации. Учитель не в состоянии оценить её с точки зрения профессионала и может некорректно высказать своё возмущение. Ситуация усугубляется, если учитель не находит внутренних ресурсов для личностного роста и он не понимает, куда двигаться дальше в профессиональном плане.

Но этого можно избежать, если все участники школьного процесса признают, что проблема существует, и нужно предпринимать конкретные действия, чтобы её преодолеть, как это делают в частных или специализированных школах.

Как можно избежать буллинга в классе (на примере школы-пансиона для одарённых и мотивированных детей «Летово»):

  • мало человек в классе;
  • за каждым учеником закреплён куратор или ментор;
  • к ученикам относятся, как к взрослым;
  • принимают их особенности: если один может просидеть сорок минут на одном месте, то другому нужно походить, полистать учебник, посидеть на месте учителя.

«Закройте свой рот!» Почему учителя становятся жертвами травли в школе.

С травлей в школах сталкиваются не только дети, которых унижают одноклассники, но и учителя. Подростки сознательно выводят педагогов из себя, снимая это на видео, портят личные вещи, оскорбляют как на уроках, так и в социальных сетях. В итоге многие не выдерживают: уходят из школы, а порой и вовсе из профессии. Что становится причиной травли и можно ли пресечь издевательства — разбиралось РИА Новости.

«Ударила о доску»

В Сети выложены десятки роликов: школьники сознательно доводят учителя до истерики, выкрикивают оскорбления, срывают уроки, берут со стола личные вещи. Педагоги порой теряют самообладание: тычут в подростков указкой, силой выталкивают хулиганов из класса, кричат или даже набрасываются на детей с кулаками. В результате провинившегося учителя увольняют или же он сам уходит из школы.

Однако видео, на котором педагог якобы применяет силу, может оказаться банальной провокацией. Так произошло с Людмилой Г. из школы № 2 в Сафоново Смоленской области. В феврале один из ее подопечных рассказал в социальных сетях, что учитель изо порвала ему кофту и ударила головой о доску «за то, что он не умеет рисовать». Мальчик подкрепил слова видеозаписью. Впрочем, там не видно ни момента удара о доску, ни порванной кофты. Слышны только слова Людмилы Г.: «Я сказала: рисуй!» и видно, как она подталкивает мальчика к доске. В это время раздается звук удара, больше похожий на хлопок учебником по парте.

Как сообщали местные СМИ, школьник, обвинивший педагога в избиении, регулярно развлекается тем, что провоцируют учителей. Тем не менее делом заинтересовался Следственный комитет, а Людмила Г. уволилась. В Следственном управлении СК по Смоленской области РИА Новости пояснили, что сейчас проводится проверка.

© кадр из видео очевидца

Конфликт с учителем в школе № 2 в Сафоново

«Мое личное мнение — учитель не виноват. Людмила Константиновна — мягкая, отзывчивая и внимательная, опытный педагог. Она давала хорошую базу, ученики ее любили. Никакой агрессивности за ней не замечали», — говорит РИА Новости работница учебного заведения Юлия Павлова. В социальных сетях бывшие ученики активно защищают ее. «Вся информация какая-то поверхностная! Не поверю я, что ребенок сказал, что не может рисовать, и его тут же избили. Бред!» — считает выпускница школы № 2 Марина Сафоненкова.

В подобных ситуациях общественность нередко встает на сторону учителя. Например, в случае Татьяны Лесковой из Хабаровского края, которая сейчас ждет решения суда. Воспитатель начальных классов избила второклассника, его друзья сняли это на видео. Обвинительное заключение по делу в ближайшее время направят в суд, проинформировал РИА Новости представитель краевого управления СК. В интернете создана петиция с просьбой оправдать педагога, собрано больше 3500 подписей. Лескова признавать вину отказалась. По словам сотрудников школы, в которой произошел инцидент, ребенок был неуправляемым, бил учеников и педагогов.

16 ноября 2018, 08:00

«Она была жалкой»

Согласно исследованию, проведенному Высшей школой экономики, ученики дразнят почти 80% учителей. Каждый второй педагог получал угрозы, а 15% опрошенных признались, что дети били или плевали в них.

О том, какой бывает травля в школе, РИА Новости рассказали бывшие ученики и сами педагоги.

Максим Я., выпускник: «Была у нас учительница английского: за пятьдесят, низкого роста, щупленькая, с крашеным ярко-рыжим пучком, абсолютно безобидная. Однажды прямо на уроке ей высыпали на голову мусор, потом зажали в углу шваброй. Но в основном ей срывали занятия: не выполняли задания, ходили по кабинету, не обращали на нее внимания, а она пыталась продолжать вести урок. Никаких собраний по этому поводу не было, она, кажется, даже никому не жаловалась. Потом уволилась.

Такое отношение сформировалось само собой, без каких-либо провокаций с ее стороны. Так бывает, когда приходит новый учитель: класс сначала присматривается, а потом начинает вести себя все хуже и хуже, если видит беспомощность педагога. «Англичанка» была жалкой, беззащитной, не могла защититься от грубостей — умела только читать морали, а на подростков, тем более парней, это не действует.

Мы всегда ужасно себя вели, но остальные учителя подавляли это, а вот «англичанка» не могла. С ней подобная линия поведения закрепилась. Я сам не издевался над ней, но и не останавливал одноклассников — это было бесполезно».

14 февраля, 08:00

Ирина Попенкова, школьный психолог: «Однажды молоденькая учительница поставила несколько заслуженных двоек ученику и ее начали травить. К администрации педагог обратилась, только когда дело дошло до порчи телефона и кражи сумки с деньгами и документами, которая в итоге так и не нашлась. Но еще до этого ее терроризировали на протяжении полугода. Зачинщиком был трудный подросток: мать у него вполне благополучная, занимала руководящую должность в какой-то компании, а вот отец отсидел срок в тюрьме, пропагандировал культ силы — именно папа был для мальчика авторитетом. Класс разделился на три категории: одни отстранились (их было больше всего), другие жалели педагога, но сделать ничего не могли — боялись заводилу-хулигана, а близкий круг этого парня, человек пять, получал настоящее удовольствие от травли.

Читать еще:  Судебная практика по ст.126 УК РФ (похищение)

Учительница пыталась общаться с родителями, но в ответ слышала: «Вы должны найти подход к ребенку». И ей действительно казалось, что она не права, раз не справилась с педагогической задачей. Становилось только хуже, потому что подросток чувствовал безнаказанность. Все закончилось уголовным делом за порчу имущества и кражу. Педагог уволилась, сказав, что больше никогда в жизни не будет преподавать, мальчик тоже ушел из школы.

Его родители были полностью на стороне сына: они считали, что если ребенок настолько разозлился, что сломал чужой телефон, значит, учитель это заслужил. И даже когда дошло до уголовной ответственности, они до последнего не верили, что их чадо может быть в чем-то виновно.

14 мая 2018, 08:00

Впрочем, чаще всего мы сталкиваемся с ситуацией, когда учителей травят не школьники, а их родители. Это страшно: решить конфликт в таком случае практически невозможно. В нашей гимназии из-за этого пришлось уволиться четырем педагогам. Могу рассказать об одном эпизоде. Родители терроризировали учителя буквально каждый день, в итоге директор школы в принципе запретила им общаться с педагогом без присутствия психолога или представителя администрации. Мы пытались решить вопрос, но у меня сложилось впечатление, что родители категорически хотели уволить преподавателя, а не прийти к компромиссу. Причем претензии были смешные: не ответила на звонок в 22 часа, не дала переписать контрольную, говорила «не таким» тоном. В результате учителя вытравили из школы, дети очень расстроились, они ее любили».

Ольга К., учитель математики: «Я работаю в маленьком поселке, здесь все друг друга знают. Четыре года назад в школе сменился директор и воцарился тоталитарный режим. Уйти некуда, а у меня большая семья. Новая директриса может унизить педагога прямо при учениках, а дети, видя такое, понимают, что им тоже это позволено. Однажды в столовой баловались двое ребят, это увидела директриса. При детях и коллегах она громко высказала их классному руководителю: «Так, Иваныч! Быстро бросил ложку, обедать будешь, когда успокоишь свой класс».

В этой школе у меня учатся дети. В прошлом году на родительском собрании я задала вопрос — не как учитель, а как член родительского комитета. Директриса мне ответила: «Ольга Сергеевна, вас вообще не спрашивают. Закройте свой рот».

После того как она пришла, дети поняли: этот человек никогда не будет отстаивать позицию учителей. И понеслось. Однажды девятиклассник закричал на уборщицу, я в тот день была дежурным учителем, подошла и сделала замечание. А он мне в ответ словами директрисы: «Закройте свой рот!»

«Способ объединиться»

23 апреля 2018, 08:00

«Травля учениками одноклассника и травля учителя — это примерно одно и то же, — объясняет корреспонденту РИА Новости психолог, профессор МГУ Александр Тхостов. — И то и другое происходит из-за желания объединиться в группу и утвердить свой статус в классе. За счет травли дети пытаются обеспечить себе лидерство — к этому можно прийти и другими путями, например, став отличником (при условии, что в конкретном коллективе ценятся успехи в учебе). Но это сложно, проще найти слабого и самоутвердиться за его счет. Дети более жестоки, чем взрослые, к тому же они чувствуют полную безнаказанность. Раньше у педагогов были какие-то инструменты для работы со сложным классом, а сейчас они боятся сказать лишнее слово, чтобы не обвинили в агрессивности. Ситуация будет только ухудшаться».

Психолог проекта «Травли.net» Мария Зеленова работает с учителями, столкнувшимися с издевательствами в школе. В комментарии РИА Новости она отметила, что «нет какой-то одной причины». «Травлю может спровоцировать разница в социальном статусе, если учитель выглядит беднее своих учеников. Причиной также бывает недостаток квалификации — дети сейчас достаточно образованные, они часто бывают за рубежом и могут, например, говорить по-английски лучше педагога по предмету. Подобные ситуации развиваются по нарастающей. Сначала нащупываются границы: ученики проверяют, что позволительно, а что нет, смотрят, насколько болезненно реагирует педагог», — подчеркивает психолог. И добавляет: подростки чувствуют, если учитель профессионально выгорел.

Пренебрежительное отношение педагога к ученикам также может вызвать издевательства. «Очень часто травля — способ объединиться. Любому учителю нужно понимать: если у класса нет никакой общей цели, ученики попытаются ее наметить. Будет ли это кружок по интересам или же травля одного из одноклассников или учителя, зависит уже от конкретных детей», — убеждена Зеленова.

Учителя, которые подвергаются травле, — совершенно разные люди, продолжает эксперт. Поэтому дело не в особенностях конкретного педагога, а в школьном коллективе. «Очень часто учителя боятся рассказать о травле коллегам или администрации школы, потому что это может негативно сказаться на их работе, их могут попросить уволиться, а они не хотят терять работу. Но если педагогический коллектив сплоченный, учителя и администрация доверяют друг другу, обмениваются опытом, то такие моменты, даже если и возникают, легче переживаются и решаются более конструктивно», — считает Зеленова.

Школьный психолог Ирина Попенкова, в свою очередь, указывает на то, что в зоне риска находятся молодые учителя и педагоги преклонного возраста.

2 февраля 2018, 08:00

«Вынуждены мириться»

Практика показывает: столкнувшись с травлей, учитель способен прекратить ее, только отказавшись от работы с классом. Многие педагоги уходят из школы или в целом из профессии. Психолог Мария Зеленова признает: ей неизвестно о случаях, когда удалось изжить травлю, не уходя из конкретного коллектива. Единственное, что можно сделать, — помочь учителю избежать такой ситуации в дальнейшем, когда он перейдет в другую школу. «Большинство учителей боятся остаться без поддержки со стороны администрации и молча уходят. Огромное количество педагогов подвергаются вербальной травле, это считается нормальным. И они вынуждены с этим мириться, если хотят работать», — говорит эксперт.

С этим соглашается и психолог Попенкова: «Мы столкнулись с тем, что проработанного механизма защиты нет. Одна учительница смогла справиться с хулиганом, который постоянно срывал ей уроки: сняла его поведение на телефон. У родителей открылись глаза, они поняли, что ребенок не просто шалит, а ведет себя недопустимо. Мальчика в итоге забрали из школы, но это тоже не выход. Мы узнавали, как он адаптировался в новом учебном заведении, и поняли: ничего не изменилось, ребенок продолжает срывать уроки — теперь в другом месте».

Можно потребовать опровержение

Адвокат Марина Казанцева:

«Если педагог столкнулся с необоснованными обвинениями, он может обратиться в суд. Если выиграет дело, расходы будут взысканы с виновного. Возможна экспертиза, которая изучит, какие фразы звучали в заявлении, обвиняющем педагога. Эксперт даст заключение – умаляют ли эти фразы честь и достоинство, деловую репутацию. Если да, то педагог вправе потребовать опровержения, извинений, финансовой компенсации морального вреда. В последнее время в Интернете часто публикуют видео, в которых обвиняют педагогов. А после проверок выясняется, что учитель был невиновен. Он вправе потребовать опровержения в том источнике информации, где был ролик или статья о нём. Когда пострадал ребёнок, порой сложно определить, кто был за него ответственен в этот момент. Бывают спорные ситуации: например, в момент ДТП ребёнок уже не в школе, но ещё и не дома. Педагога могут привлечь к ответственности, если случай был на территории школы. Если урок труда проходил в поле или на площадке, которая расположена через дорогу от школы, то за ребёнка отвечает учебное заведение. Если ребёнок находится за пределами школы и не во время занятий, то за него отвечают родители. Если же школьник самовольно ушёл с уроков и что-то с ним случилось, тут может быть двойная ответственность – как родителей, так и учителей. Если что-то произошло в школе, не надо сразу обвинять педагога. В первую очередь стоит винить себя. Надо заранее объяснить ребёнку, как себя вести, чтобы ничего плохого не случилось. Выходя в общество из семьи, дети теряются и не всегда знают, как поступить».

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector