Petrovskoe-omr.ru

Петровское ОМР
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Суровое наказание по статье за оскорбление Президента

Граждане заплатили более 1 млн руб. за проявление неуважения к Владимиру Путину

31 марта Международная правозащитная группа «Агора» опубликовала доклад посвященный первым 12 месяцам действия так называемого Закона о неуважении к власти. Практику правоприменения проанализировал адвокат Палаты адвокатов Самарской области Станислав Селезнев.

Федеральный закон, которым ст. 20.1 КоАП дополнена указанием на ответственность за распространение в Интернете информации, выражающей в оскорбительной и неприличной форме явное неуважение к обществу, государству, официальным государственным символам России, Конституции или органам госвласти РФ, вступил в силу 29 марта 2019 г. (о чем ранее писала «АГ»).

Закон для защиты президента

Автор доклада обнаружил 100 дел об административных правонарушениях, возбужденных по ч. 3–5 ст. 20.1 КоАП, из которых 12 на момент завершения исследования не были разрешены судами. Более чем в половине случаев к ответственности привлекали пользователей социальной сети «ВКонтакте». По итогам 51 дела граждане выплатили штрафы на общую сумму 1,6 млн руб.

«Можно с уверенностью считать подтвержденной гипотезу о том, что закон принимался для защиты чести и достоинства президента. Проявление неуважения к Владимиру Путину в качестве одного из государственных символов пополнило государственный бюджет как минимум на 1 215 000 рублей. Штрафы за проявление неуважения к Владимиру Путину назначены минимум по 38 делам, что составляет три четверти всех обвинительных постановлений», – подчеркнул Станислав Селезнев.

По его словам, всего возбуждено 51 дело в связи с высказываниями о Президенте РФ. При этом нужно учитывать, что по 17 делам объекты неуважения судами скрыты, а значит, общее количество упоминаний Владимира Путина может быть больше, полагает адвокат. При этом за проявление неуважения к Конституции (два дела в Пензе и Новокузнецке) и государственному флагу (одно дело в Смоленске) в итоге не был привлечен к ответственности ни один человек, хотя потребность в принятии закона изначально обосновывалась необходимостью защиты именно этих государственных символов, напомнил адвокат.

Генпрокуратура и МВД пресекают правонарушения по-разному

Как указано в документе, в 27 случаях (58% дел) наказание назначалось судами после признания гражданами вины, фактически – в особом порядке, в отсутствие прокурора и без всестороннего изучения доказательств. Отмечается, что прокуратура и суды систематически игнорируют требования закона об обязательном участии прокурора и подавляющее большинство дел о неуважении к власти рассматривается в его отсутствие, что влечет обвинительный уклон судопроизводства.

В то же время указано, что судебная практика в целом положительно восприняла позицию Верховного Суда РФ, изложенную в Постановлении Пленума по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности 28 июня 2011 г. № 11, согласно которой правонарушение необходимо считать оконченным в момент публикации текста, видео или изображения в Сети. Уходящий в прошлое подход правоохранительных органов позволял считать публикации запрещенной информации длящимися правонарушениями и, соответственно, привлекать граждан к административной ответственности за публикации многолетней давности, напомнил Станислав Селезнев.

При подготовке обзора были обнаружены две параллельно существующие системы реагирования на информацию, подпадающую под действие рассматриваемого закона. Если неуважительный комментарий обнаруживают силовики (как правило, это МВД или ФСБ), они выявляют авторов, а МВД возбуждает дела об административных правонарушениях.

Совершенно иным образом развиваются события, если информацию находит Генеральная прокуратура или Роскомнадзор. В этом случае последний направляет владельцу сайта или администратору социальной сети требование об удалении публикации под угрозой блокировки ресурса. При этом автора, как правило, не ищут и к ответственности никого не привлекают.

Применение Закона о неуважении к власти вышло на международный уровень

«Мониторинг возбужденных дел и проверок по делам об административных правонарушениях позволяет сделать вывод о заметном спаде применения к настоящему времени», – пишет автор обзора. Он напомнил, что обратной стороной неопределенности формулировок на фоне отсутствия четкой установки федеральных властей на жесткое применение стало то, что судьи зачастую рассматривали дела по внутреннему убеждению. Это позволило успешно защищать привлекаемых к ответственности граждан: производство по 42% дел было прекращено. При этом 23 дела прекращены или возвращены в полицию судами, а 14 даже не были переданы в суд.

Станислав Селезнев отметил, что еще до принятия закона специалисты говорили о таких недостатках предлагаемых формулировок, как отсутствие правомерной цели ограничения конституционного права на свободу получения и распространения информации, избыточность вводимых ограничений свободы слова и несоразмерность вводимых ограничений.

По мнению автора исследования, эти недостатки будут проявляться и далее. Закон не дает критериев «явного неуважения» и не описывает, что из себя представляет запрещенное «неуважение» как таковое, подчеркивает адвокат. Кроме того, в тексте нормы отсутствует однозначное ограничение круга охраняемых объектов и общественных интересов.

Как указано в документе, применение Закона о неуважении к власти вышло на международный уровень: 10 из 12 отправленных юристами «Агоры» жалоб уже зарегистрированы Европейским Судом по правам человека. В них граждане заявляют о нарушении властями РФ прав на свободу выражения мнения и справедливое судебное разбирательство.

Читать еще:  Что такое фальсификация итогов голосования и меры ответственности

Рассуждая о перспективах правоприменения, Станислав Селезнев отметил, что «мощный поток жесткой иронии со стороны представителей совершенно разных слоев общества» вызвал процесс внесения поправок в Конституцию. Из этого, по его мнению, можно сделать вывод о том, что количество дел за жесткую критику нового текста Конституции будет расти. Адвокат полагает, что можно ожидать предложений о криминализации высказываний в адрес властей и государственных символов, возможно, с сохранением административной преюдиции.

Комментарий автора исследования

В своем комментарии «АГ» Станислав Селезнев отметил, что защитникам чрезвычайно важно продолжать активно формировать практику отсчета сроков давности привлечения к административной ответственности именно с момента публикации спорной информации, а не с произвольного момента – так называемого «выявления административного правонарушения». По мнению адвоката, на корню необходимо пресекать и незаконные попытки объявить публикацию в Интернете длящимся правонарушением.

«Обращает на себя внимание полное игнорирование правоприменителем слов Владимира Путина, который неоднократно настойчиво требовал прекратить преследования за высказывания в его адрес. Однако требование Президента Российской Федерации до сих пор не нашло отклика в действиях полиции и судов», – сказал Станислав Селезнев.

Ни в коем случае не следует забывать о том, что Европейский Суд по правам человека ранее неоднократно рассматривал применение похожих норм «об оскорблении величества» в рамках других юрисдикций и сформировал четкую и ясную практику оценки их применения в контексте реализации права на свободу выражения мнений, защищаемого ст. 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, указал адвокат. «Так что ни один случай вмешательства властей Российской Федерации в свободу слова путем применения Закона о неуважении к власти не должен оставаться без внимания юристов и, крайне желательно, должен завершаться направлением соответствующей жалобы в ЕСПЧ», – заключил Станислав Селезнев.

Адвокаты отметили недостатки закона

Адвокат АА МГКА «Власова и партнеры» Людмила Космовская напомнила, что нормы о «неуважении к власти» реализуются не только в ч. 3–5 ст. 20.1 КоАП РФ, но и в ст. 15.1-1 Закона об информации, информационных технологиях и о защите информации, которая закрепляет процедуру блокировки интернет-ресурсов, содержащих выражающую такое неуважение информацию.

В то же время, по ее словам, определение оскорбительной информации вызывает вопросы, поскольку в законодательстве и в правоприменительной практике нет достаточных критериев, которыми суды и административные органы могли бы руководствоваться при принятии решений. «На мой взгляд, Верховному Суду стоит дать разъяснения по этому поводу и использовать в качестве примера практику рассмотрения споров, связанных с защитой чести, достоинства и деловой репутации. Последняя тоже не идеальна, но все же предусматривает определенные критерии», – полагает Людмила Космовская.

Эксперт согласилась с тем, что ч. 3–5 ст. 20.1 КоАП ограничивают конституционные права и свободы граждан (в первую очередь свободу слова) и выполняют функцию устрашения.

Адвокат АП Ставропольского края Нарине Айрапетян отметила, что анализируемый закон был принят год назад весьма кстати с точки зрения законодателя. «Год правоприменительной практики был своеобразным тест-драйвом. В масштабах всей станы 100 дел видится все же недостаточным, чтобы прийти к каким-то однозначным выводам. Действительно, обращает на себя внимание то, что большинство дел связано с оскорблением президента, но не думаю, что это дает основания утверждать о подтверждении некой гипотезы относительно исключительного ориентирования закона на защиту чести и достоинства президента страны», – указала эксперт.

По ее мнению, годовые результаты, приведенные в отчете, необходимо считать промежуточными. «Полагаю, что для подобных законов должно пройти как минимум три года, чтобы ситуация более или менее прояснилась. Считаю, что текущий 2020 г. даст еще большие плоды в плане практики применения. Сегодняшняя эпидемиологическая ситуация, несогласие с мерами, принимаемыми на федеральном, региональном, муниципальном уровнях, приведут к тому, что граждане “разговорятся” и “распишутся” еще больше», – подчеркнула Нарине Айрапетян.

Так, огромное количество людей, вынужденных соблюдать режим изоляции, вместо выполнения своих трудовых обязанностей используют свободное время, чтобы повышать свою информированность о ситуации посредством социальных сетей. «Как правило, молча сидеть не получается. Граждане, недовольные нынешним положением вещей, пытаются найти виновных, повсеместно выливая свой негатив в Интернете. Наблюдается тотальная амнезия предписаний и норм, запрещающих критиковать власть в определенных формах. На первый план вышли совсем иные проблемы: непонимание происходящего и страх перед неизведанностью, в том числе и по причине финансовой неопределенности. В такой ситуации происходит переориентирование ценностей и сосредоточение на иных аспектах», – пояснила Нарине Айрапетян.

Адвокат выразила надежду на то, что в такой ситуации у правоохранителей, которые должны, в частности, привлекать к ответственности нарушивших режим самоизоляции, тоже будут несколько иные ориентиры. «Соглашаюсь с автором отчета: закон, как и прежде, требует существенных доработок, и, желательно, не в сторону ужесточения ответственности», – заключила она.

Читать еще:  В каких случаях может быть заменен условный срок на реальный?

Статья за оскорбление власти с последними редакциями за 2020 год

Действия, которые трактуются как оскорбление представителя власти, регламентируются статьей 319 УК РФ, где указаны размеры и сроки наказания. Тем не менее, до недавнего времени данная статья и тема были спорной темой, поскольку с одной стороны граждане России не могут быть лишены возможности критиковать действия власти, но и власть должна быть защищена юридически от посягательств на авторитет.

Важно! Глава государства расценивается как его символ, поэтому оскорбление президента, несомненно, отличается от оскорбления частного лица и приравнивается к надругательству над государственными символами.

На практике вплоть до начала 2019 года статья 319 УК РФ про оскорбление власти практически не применялась на практике. Должностные лица давали отпор, основываясь на статью о клевете или на статью о защите чести и достоинства. Ситуация изменилась в марте 2019 года, когда президент России подписал закон, позволяющий блокировать интернет ресурсы, если там размещены материалы, прямо оскорбляющие представителей власти, президента или государственные символы.

Важно! Соответствующие изменения также были внесены в Кодекс об административных правонарушениях. В соответствии с новой редакцией, штраф составил от 30 до 100 тыс. рублей, за повторное нарушение – до 200 тыс. рублей и до 1,5 млн рублей, если информация привела к смерти человека или к беспорядкам.

По мнению авторов законодательной инициативы, пакет законов способствует распространению ложной информации, а также информации, оскорбляющей общественную нравственность, государство, официальные государственные знаки и символы.

Бесплатная юридическая консультация по телефону: в Москве и Московской области, в Санкт-Петербурге, а также по всей России +7 (800) 350-56-12

Есть и другие факторы:
  • Любая информация, выраженная в неприличной форме, оскорбляющей достоинство человека, ставящая под сомнение действующие нравственные устои общественности;
  • Проявление неуважения к обществу, Конституции, действующим законам, государственной символике.

Выражать критику в конструктивной форме можно. Другой вопрос, если речь идет о заведомо ложных данных – в этом случае хулигану может грозить статья о клевете и оговорах.

СССР

В СССР особо сурово наказывали за «контрреволюционную деятельность» — в это понятие вошел и саботаж на производстве, и шпионаж. Подобные преступления подпадали под 58 статью Уголовного кодекса РСФСР. Она считалась «политической», и по ней попали в ГУЛАГ многие советские интеллигенты. К представителям власти Уголовный кодекс приравнял и народных дружинников — этому была посвящена 192-я статья УК РСФСР. За оскорбление представителя власти или общественника, который следит за порядком, кодекс предусматривал либо исправительные работы на год, либо штраф в размере месячной зарплаты, либо «меры общественного воздействия».

Похожее, но более суровое наказание ждало советского гражданина за оскорбление солдата или милиционера, но за это могли и лишить свободы — до шести месяцев.

После введения поста президента СССР (им был Михаил Горбачёв) в мае 1990 года постановлением Верховного совета СССР была введена ответственность за оскорбление президента. Оскорбителя первого лица государства могли посадить на три года в колонию, оштрафовать или отправить на исправительные работы. Журналистам, ответственным за клевету на Горбачёва, грозило до шести лет колонии.

За оскорбление флага в СССР тоже преследовали. Например, общественницу Валерию Новодворскую в 1990 году приговорили к исправительным работам за сожжение Конституции и флага СССР. А за выкрики «Хайль, Горбачёв» — оправдали.

В 1977 году студента-актера Михаила Ширвиндта оштрафовали за то, что он с друзьями после вечеринки сорвал красный флаг с одного из зданий и бегал с ним по дворам.

Наказание и ответственность

319-я статья предполагает три карательных меры:

В первом случае речь идёт о сумме в 40 тысяч рублей или меньше, либо о доходе за срок в пределах трёх месяцев. Второе и третье наказания могут быть назначены максимум на 360 часов или один год соответственно.

Об историях оскорбления представителя власти в судебной практики расскажет следующий раздел.

“Оскорбил президента и сотрудницу ОВД”. Звонок в милицию для минчанина закончился двумя уголовными статьями Аудио

За оскорбление и президента, и сотрудника ОВД, которое длилось несколько секунд, 37-летний минчанин Андрей Асаула получил три года ограничения свободы с направлением в учреждение открытого типа. Такой приговор вынес 19 марта судья суда Заводского района города Минска Олег Каляда. Именно столько запрашивала помощница прокурора Качан. «Весна» рассказывает о том, как проходил судебный процесс над Андреем:

Две фразы — две статьи

Андрея Асаулу обвинили в двух статьях Уголовного кодекса: часть 1 статьи 368 УК РБ (Публичное оскорбление президента) и статья 369 УК РБ (Оскорбление представителя власти).

Обвинение по части оскорбления президента звучит следующим образом: Андрей Асаула 14 декабря 2020 года, будучи в состоянии алкогольного опьянения, находясь у себя дома, имея намерения публично и неприлично унизить честь и достоинства действующего президента Республики Беларусь Лукашенко в связи с осуществлением им своих полномочий, по мотивам политической и идеологической вражды, связанной с электоральной кампанией в РБ, выражая открытое проявление неприязни, разделяя и придерживаясь идей социальной нетерпимости к главе государства, руководствуясь низменными побуждениями, выразившимися в желании представить президента РБ Лукашенко в унизительном положении, указав на это общественности с целью причинения ущерба авторитету президенту РБ, позвонил в службу милиции на номер 102 и высказал оператору Авсюкевич в словесной форме по отношению к президенту фразы, противоречащие общечеловеческой морали, с использованием вульгарного и оскорбительного слова, содержащую негативную оценку президента РБ, тем самым умышленно и противоправно оскорбил его.

Читать еще:  Закон гражданского ареста — как задержать преступника

Этот разговор длился около 3-х секунд. Выглядел он следующим образом:

Кроме этого, как гласит обвинение, Асаула, уже являясь лицом, ранее совершившим преступление по оскорблению президента, через 14 минут позвонил повторно и оскорбил представителя власти — Наталью Дёмину, которая приняла у него звонок. Обвинение в этой части в своих формулировках звучит почти также, как и в обвинении за оскорбление президента. Этот звонок длился около 5 секунд:

Асаула: Пошли на**й, мус*ра, п*****сы…

Для подтверждения вины у Андрея брали во время следствия образцы голоса, где он несколько раз повторял эту же фразу. Аудио с этими образцами также было прослушано в зале суда.

Признание вины

Андрей Асаула свою вину признал полностью и раскаялся в содеянном. На суде он заверил, что к власти он всегда нормально относился:

“Я даже слова этого не знаю: “электориальный… электоральный?”… в первый раз слышу …”

Асаула пояснил, что в тот вечер, выпивая вместа с товарищем, он “насмотрелся видеороликов” о демонстрациях, митингах и других событиях в Беларуси:

“Там было о том, как милиция избивает простых людей. Это вызвало негативные эмоции. Что-то стукнуло в голову… Я не хотел никого оскорбить”, — пояснил Асаула на суде.

Кроме двух вышеуказанных разговоров, Андрей Асаула звонил на 102 еще несколько раз. Там он пытался поговорить о том, что видел на телевидении, а также об убитом парне на “площади Победы” (по всей видимости, Андрей имел ввиду Романа Бондаренку, убитого на т.н. “площади Перемен”). Эти разговоры также были прослушаны в суде. Приводим их полное содержание в аудио:

Асаула отметил на суде, что даже не помнил, что именно говорил в своих звонках на 102, поскольку был пьян. Выпивает он нечасто, где-то раз в месяц.

Потерпевшая и наказание

Потерпевшей по делу признана Наталья Дёмина. Именно она ответила на звонок Асаулы, где он говорил о “мус*рах”. На судебном заседании она заявила, что эти слова приняла и на свой счет, так как она принадлежит “к той же системе, которую он имел ввиду”.

Защита Асаулы обратила внимание, что Дёмина — не аттестованный сотрудник милиции из лица гражданского персонала. Следовательно, признавать Дёмину потерпевшей нельзя, ведь она не является представителем власти.

Также защита просила суд не назначать Асауле наказание в виде ограничения свободы, а обойтись штрафом. Андрей Асаула работает плиточником с самого детства — и потому мог бы и дальше приносить пользу. Кроме того, он помогает своей пожилой матери:

“У матери больные ноги, она перемещается только на двух палочках, — рассказал Андрей на суде. — А у нас 18—19-й этаж, лифтов нет… Она даже не может приготовить покушать”.

В ответ на это судья обратил внимание, что у Асаулы есть также и отец. На что тот ответил, что отец тоже являтся пенсионером и имеет плохое здоровье. Кроме того, судья уточнил у Асаулы, не принимал ли тот участия в протестных акциях. Тот ответил отрицательно.

Судебная практика

По делам об оскорблении власти суды выносят решения двух видов. В первом случае все обвинения в совершении преступления с обвиняемого снимаются в связи с примирением сторон. Кроме этого, отменяется подписка о невыезде за пределы страны. Вот несколько таких решений: № 1-177/2017, № 1-705/2017, № 1-860/2017, № 1-864/2017.

Вторая категория решений – обвинительная. Суд признает ответчика виновным и постановляет выплатить штраф в доход государства. Размер определяется степенью оскорбления. Также после вынесения приговора вступает в силу мера пресечения о невыезде за границу и надлежащем поведении.

Таким образом, в Российской Федерации критиковать власть можно и даже не запрещено высказывать свое мнение о работе государственных органов. Высказывание негативного мнения – это своего рода обратная связь между народом и представителями власти. Однако законодательством определено, что даже отрицательные оценки необходимо высказывать интеллигентно, без оскорблений и унижений. Никто не упразднил из Конституции право граждан на свободу слова, а также распространение информации. Если критика конструктивная, приведены правдивые факты, никто не имеет право налагать штрафы на автора, блокировать интернет-сервис. Претензии возникают исключительно к формулировкам, форме высказываний.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector