Petrovskoe-omr.ru

Петровское ОМР
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Стаття 119. Вбивство через необережність

Відповідальність за вбивство з необережності

Последнее обновление 2021-08-31

Для того, щоб скористуватися послугами адвоката або отримати юридичні послуги, натисніть обраний варіант месенжера або скористуйтеся номером телефону вказаним на сайті. Досвід в юриспруденції з 2004 року.

Чинний Кримінальний кодекс України, який набув чинності 1 вересня 2001 року, передбачає відповідальність за вчинення такого виду злочину, як вбивство з необережності. За це діяння, в разі визнання провини, можна отримати покарання у вигляді позбавлення або обмеження волі від 3-ох до 5-ти років. Що стосується кваліфікуючого виду ст.119 КК України, передбаченого ч.2 цієї статті, то вона передбачає відповідальність за вбивство через необережність двох або більше осіб. Санкція ч.2 ст.119 КК передбачає вже більш суворе покарання – від 5-ти до 8-ми років позбавлення волі, тобто це кримінальне правопорушення ставитися до тяжких злочинів.

Что может расцениваться как угроза

Само название приведенной выше нормы говорит за себя. Ею предусмотрена ответственность за угрозу как убийством, так и причинением тяжкого вреда здоровью.

С угрозой убийством все вроде бы ясно. Как угрозу причинить смерть возможно воспринимать слова «убью», «застрелю», «зарежу», «порешу» и прочие похожие. С тем же, что можно воспринять как угрозу причинением тяжкого вреда здоровью, нужно разобраться.

Медицинские критерии, по которым определяются степени тяжести вреда, говорят о том, что к влекущим наступление тяжкого вреда относится целый ряд сложных травм и в пылу конфликта нападающий вряд ли их назовет. Также невозможно будет определить и степень утраты трудоспособности в случае угроз каким-либо насилием. Для оценки вреда как тяжкого она должна быть более 30%.

К телесным повреждениям, которые причиняют здоровью тяжкий вред, отнесены утрата зрения, слуха, речи, органа или его функций, руки, ноги, способности к деторождению, прерывание беременности, неизгладимое обезображивание лица и другие.

Как угрозу нанесением здоровью тяжкого вреда вполне можно воспринимать угрозы, реализация которых может привести к выше приведенным повреждениям. Например, «глаза выколю», «язык отрежу», «ногу отрублю», «изуродую» и прочие.

На практике чаще угрозы, содержащие сведения о каких-либо конкретных действиях, например «руку отрублю», не высказываются. Угрозы носят более общий характер, который правоохранителями также оценивается как угроза убийством.

КС: Привлечь к уголовной ответственности за угрозу убийством можно и без показаний жертвы

19 января Конституционный Суд, отказавшись рассматривать жалобу мужчины, дочь которого пострадала от своего мужа, подтвердил, что привлечь к уголовной ответственности за угрозу убийством можно и без показаний жертвы (Определение №2-О).

За убийство осудили, а за угрозу убийством – нет

В 2019 г. Верховный Суд Чувашской Республики признал Александра Ануфриева виновным в убийстве своей супруги Анны Овчинниковой, при этом тогда же мужчина был оправдан по обвинению в угрозе убийством. По мнению суда, из объяснений потерпевшей, которые она давала сотрудникам полиции, не следовало, что словесные угрозы были реальными и что у нее были основания опасаться их осуществления. ВС ЧР также отметил, что при опросе Анну Овчинникову не предупредили об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний: «Это не позволяет суду дать им правовую оценку при рассмотрении данного уголовного дела, а данные, содержащиеся в материалах проверки, положить в основу обвинения».

Не сумев добиться осуждения Ануфриева за угрозу убийством и в вышестоящих инстанциях, отец погибшей, Николай Овчинников, обратился в КС РФ. Мужчина утверждал, что из-за правоприменительной практики для установления состава преступления, предусмотренного ст. 119 УК, во всех случаях требуются показания потерпевшего или очевидцев. Если же показания потерпевшего невозможно получить по объективным причинам (в том числе из-за того, что он уже мертв), оспариваемая норма не позволяет оценить реальность и непосредственность угрозы. Из-за этого невозможно учесть специфику семейного насилия и привлечь к уголовной ответственности за угрозу убийством того, кто позднее действительно убил потерпевшего, пояснил заявитель.

Читать еще:  Виды преступлений, совершаемых из хулиганских побуждений

Позиция Конституционного Суда

КС не стал рассматривать жалобу Николая Овчинникова, поскольку решил, что ч. 1 ст. 119 УК «содержит достаточные правовые гарантии уголовного преследования лица, угрожавшего убийством или причинением тяжкого вреда здоровью», и поэтому сама по себе конституционные права заявителя не нарушает.

В то же время Суд отметил, что органы госвласти «при наличии обоснованных жалоб» обязаны предоставить потерпевшим «эффективную защиту от угроз как формы психологического насилия, при котором потерпевший может испытывать страх». Часть 1 ст. 119 УК позволяет учитывать объективную опасность таких угроз и обеспечивает «превентивную защиту конституционно охраняемых ценностей», уверен он.

«Необходимость же в каждом конкретном случае уголовного преследования доказать не только наличие самой угрозы, но и то, что она намеренно высказана с целью устрашить потерпевшего и в форме, дающей основания опасаться ее воплощения, предполагает оценку фактических обстоятельств дела, выяснение, были ли у потерпевшего веские причины опасаться убийства или тяжкого вреда здоровью. Для оценки характера восприятия угрозы потерпевшим могут иметь значение личность виновного, его поведение, сложившиеся между ним и жертвой взаимоотношения, иные обстоятельства», – пояснил КС.

По его мнению, из ст. 119 УК, а также из постановлений Пленума ВС по делам о вымогательстве и о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы следует, что при отсутствии показаний потерпевшего (например, из-за его гибели) угроза убийством может быть подтверждена «достаточной совокупностью других достоверных доказательств». В качестве примеров КС приводит показания очевидцев, медработников и сотрудников органов госвласти, куда жертва обращалась за помощью и защитой, а также записи камер видеонаблюдения. «Опираясь на эти доказательства, суд может оценить реальность и непосредственность высказанной угрозы. Сам же факт причинения смерти или вреда здоровью, следующий за высказанной угрозой убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, тем более может свидетельствовать как о намеренном устрашении потерпевшего, так и о реальности угрозы, не только дававшей основания опасаться ее воплощения, но и приведенной в исполнение», – пояснил Конституционный Суд.

Что касается неправомерного отказа в возбуждении уголовного дела по ст. 119 УК, то непринятие мер по уголовному преследованию виновного является нарушением обязанностей по защите достоинства личности от угроз как формы психологического насилия и по предотвращению преступлений, сопряженных с такими угрозами, подчеркнул КС. Он напомнил, что в ряде случаев такие действия должностных лиц могут квалифицироваться как халатность (ч. 2 ст. 293 УК) и даже как преступление против интересов правосудия. Возместить вред, причиненный незаконными действиями или бездействиями госорганов, органов местного самоуправления и должностных лиц, можно в гражданско-правовом порядке, добавил Суд.

«Таким образом, используемые в оспариваемой норме уголовного закона понятия “угроза” и “основания опасаться осуществления этой угрозы” неопределенности не содержат и направлены на обеспечение – в каждом конкретном случае – оценки деяния как представляющего общественную опасность, достаточную для признания его преступным», – заключил КС.

Отметим, что Суд определенным образом выделил этот акт среди множества «отказных» определений – опубликовал пресс-релиз о нем. Пресс-служба КС подчеркнула, что правовые позиции КС по интерпретации ст. 119 УК «следует учитывать в правоприменительной практике».

Читать еще:  ВС РФ. Взыскание ущерба за повреждение автомобиля упавшим деревом

Эксперты «АГ» прокомментировали определение

«Отказное определение Конституционного Суда устанавливает, что сам факт причинения смерти, следующий за высказанной угрозой убийством, может свидетельствовать как о намеренном устрашении потерпевшего, так и о реальности угрозы, не только дававшей основания опасаться ее воплощения, но и приведенной в исполнение вне зависимости от показаний самого потерпевшего, данных ранее», – пояснила руководитель семейной практики КА г. Москвы № 5 Татьяна Сустина.

По ее мнению, тем самым КС обращает внимание правоприменителей на необходимость учитывать специфику дел, связанных с домашним насилием. «Это на самом деле достаточно серьезный шаг вперед, который демонстрирует как минимум готовность воспринимать домашнее насилие как самостоятельную категорию дел, – считает эксперт. – Хочется надеяться, что данное определение повысит эффективность следствия по таким делам, а правоприменители не станут ограничиваться одними лишь показаниями потерпевших и все-таки будут выносить решения по совокупности обстоятельств, в том числе с учетом степени влияния виновного на потерпевшего». Определение КС, достаточно мотивированное и понятное, раскрывает не проблему конституционности нормы, а сложности ее правоприменения, подчеркнула Татьяна Сустина.

Член экспертного совета Института права и публичной политики, доцент кафедры конституционного права РГУП, к.ю.н. Ольга Кряжкова в свою очередь отметила: «О том, что это решение непростое, можно судить по тому, что КС опубликовал о нем развернутый пресс-релиз. Обычно пресс-релизы касаются самых юридически сильных актов – постановлений. В данном же случае КС принял отказное определение (правда, после предварительного изучения судьей, а этот процедурный шаг в последнее время используется не очень часто). Количество отказных определений исчисляется тысячами, и до сих пор ни одно из них не удостаивалось отдельного упоминания на сайте Суда».

Отметим, что КС не стал распоряжаться об опубликовании определения в «Российской газете», «Собрании законодательства Российской Федерации» и на Официальном интернет-портале правовой информации, как это делается в отношении особо значимых определений.

Юрист рассказала, что жалобы на ст. 119 УК поступали в Суд и раньше, но исходили они от осужденных и не были связаны с семейным насилием. «При этом не надо обольщаться: КС не высказал свою позицию о необходимости защищать жертв именно семейного насилия, ограничившись общими рассуждениями о том, что каждое преступление покушается на достоинство личности, а государство обязано способствовать устранению нарушений любых прав», – подчеркнула Ольга Кряжкова.

Во что эти позиции разовьются в практике КС дальше – покажет время, добавила она: «Может быть, они сыграют положительную роль при применении ст. 119 УК к тем, кто практикует семейное насилие, а может, станут прологом к отказу от идеи специального законодательного регулирования защиты жертв насилия. Пока я не стала бы утверждать, что КС однозначно встал на путь поддержки жертв семейного насилия. Похоже, судьи с этим еще не определились».

Апеляційна скарга Микити Миронова

5 серпня 2019 року засуджений Миронов та його захисник звернулися до Апеляційного суду Полтави з клопотанням про скасування вироку Октябрського райсуду та ухвалити новий. Адвокат прохав Апеляційний суд визнати Мироненка винним у вбивстві через необережність (ч.1 ст.119 КК України) та призначити покарання в межах цієї статті — від 5 до 8 років ув’язнення.

Крім того, адвокат засудженого просив суд виправдати Мироненка у вчиненні хуліганства та зменшити розмір моральної компенсації до 200000 грн.

Проте, Апеляційний суд Полтави залишив апеляційну скаргу без задоволення, а вирок Октябрського райсуду без змін.

Читать еще:  Оказание сопротивления сотруднику полиции при задержании и предусмотренное за это наказание

Что ему грозит

В настоящее время в Томске решается вопрос об избрании Казакову меры пресечения. На время расследования обстоятельств налёта на офис ТДСК рецидивист, скорее всего, останется в местном следственном изоляторе. Впоследствии его планируется этапировать в Новосибирск для участия в расследовании убийства Людмилы Кайгородовой. По словам собеседника Сиб.фм, не исключено, что Казакову за совершённые преступления может грозить наказание в виде пожизненного лишения свободы.

Хотите видеть больше интересных новостей?
Добавьте наш канал в избранное в Google News и Яндекс Новости:

Раскрыли спустя годы

Санкт-Петербург

Изнасилование и убийство девушки далеко не первое преступление, которое удалось раскрыть спустя много лет. В конце июля петербургские следователи нашли убийцу женщины, которой не стало 10 лет назад. Убийство произошло в Красносельском районе. Тогда правоохранители смогли получить лишь фотографию предполагаемого убийцы. Других улик не было, поэтому расследование приостановили.

«И вот спустя десятилетие следователи вернулись к этому делу. С помощью современных программ они сравнили имевшееся фотоизображение с фотографиями в соцсетях и нашли предполагаемого убийцу, который выложил свои фото», — рассказывал ТАСС зампредседателя СК РФ генерал-лейтенант юстиции Александр Клаус.

Он добавил, что преступников уже осудили. Также Клаус сообщил, что следователи подняли архивные уголовные дела, в которых есть снимки подозреваемых. Они начали проводить повторные проверки, допрашивать свидетелей и изучать материалы.

Псков

Раскрыть давнишнее преступление удалось и псковским следователям. Жительница Великолукского района пропала в 2014 году. Тогда правоохранители завели дело об убийстве, но расследование приостанавливали несколько раз. Спустя три года местные жители нашли тело жертвы в пруду. Судебно-медицинская экспертиза установила, что женщину задушили.

Только в июле 2021-го удалось выяснить, что к убийству причастен 58-летний знакомый жертвы. По данным следователей, мужчина задушил ее, а затем утопил тело в пруду. Вывезти труп ему помог приятель.

«По изъятым с места преступления предметам была назначена молекулярно-генетическая экспертиза, согласно заключению которой на представленных образцах вместе с кровью потерпевшей обнаружены следы биологического материала указанного мужчины», — сообщали в СК РФ.

Во время обыска в доме подозреваемого нашли порох. Мужчину обвинили в убийстве и незаконном обороте взрывчатых веществ. Суд отправил его под стражу.

Предоставление доказательств факта преступления

Чтобы виновный понёс наказание, предусмотренное статьёй 119 УК РФ, заявителю необходимо предоставить убедительные доказательства факта запугивания.

Отсутствие таких доказательств часто становится причиной невозможности наказать угрожавшего. Исходя из того, каким образом было высказано преступное намерение, в качестве подтверждения данного действия можно предоставить:

  • угроза высказана лично — видеозапись диалога или свидетельские показания третьих лиц;
  • угроза высказана по телефону — распечатка телефонного разговора, предоставленная оператором;
  • угроза направлена на email или высказана в соцсети — распечатка письма или переписки.

Адвокат по угрозам убийством в Екатеринбурге

Иногда неприятные слова могут быть сказаны собеседнику в порыве гнева, но другая сторона конфликта воспринимает их всерьез, подает на оппонента в суд. И у того возникает проблема, как избежать наказания по 119 УК РФ.

Необходимо доказать отсутствие мотивов для реализации угроз со стороны подозреваемого, что касается потерпевшего, то ему всеми силами нужно поддерживать обвинение.

Чтобы дело завершилось успешно, просто необходимо пользоваться помощь нашего адвоката по уголовным делам Адвокатского бюро «Кацайлиди и партнеры».

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector