Petrovskoe-omr.ru

Петровское ОМР
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Почему невиновные признаются в преступлениях, которые они не совершали?

Япония: почему невиновные признаются в преступлениях?

В Японии признание до сих пор считается «царицей доказательств»

Суды в Японии выносят обвинительные приговоры более чем в 99% случаев. Однако в стране в последние месяцы обращают все больше внимания на ситуации, когда невиновные люди признаются в преступлениях, которых не совершали.

Все началось, когда в конце июня на вебсайте муниципалитета Иокогамы появилось сообщение с угрозой: «Я нападу на одну из школ и убью всех детей до начала летних каникул».

Потом в интернете появился целый ряд сообщений, автор которых угрожал нападением на известных в стране людей, в том числе, на внуков императора.

Полиция провела расследование, четыре человека были арестованы.

Двое, в том числе 19-летний студент, находясь в заключении, подписали признательные показания.

Однако 9 октября настоящий преступник послал электронное письмо адвокату Йодзи Очиаю и местным газетам, объясняя, как он (или она) разместил в интернете угрозы с адресов ничего не подозревающих пользователей интернета, внедрив в их компьютеры вирус.

Как сказано в письме, его целью было «разоблачить мерзость полиции и прокуроров».

25% невиновных

Люди сильно негодовали из-за того, как допрашивали Брендена, и многие полагают, что его допрос был незаконным. Он не был незаконным. Как исследователь в этой области и как тот, кто знает, как полицейских обучают допрашивать, я не удивилась тому, что увидела. […]

Не забывайте, что около миллиона его сверстников арестовывают в США каждый год, эти дети могут быть подвергнуты таким же техникам допросов. Техникам, которые могут увеличить вероятность признания.

Я знаю, что многие не согласятся с этим термином: «ложное признание», и не поверят в то, что ложные признания случаются. Я понимаю это. Это звучит шокирующе и нелогично: зачем кому-то признаваться и давать ужасные показания о таких преступлениях, как изнасилование или убийство, если они этого не совершали? Это не имеет смысла.

Мы никогда не знаем наверняка, как часто происходят ложные признания. Но мы точно знаем, что ложные признания являются основанием 25% всех неправомерных обвинений, отмененных после ДНК-теста.

Получается, люди были невиновны. Эти случаи не оставляют сомнений, потому что у нас есть ДНК. Итак, они не совершали преступления, но четверть из них все равно сознались. После бесчисленных исследований мы очень хорошо понимаем, почему делаются ложные признания и почему некоторые люди, такие, как Бренден Дасси, подвержены большему риску.

Мы знаем, что молодежь особенно уязвима и чаще делает ложные признания. В одном исследовании по пересмотру приговоров только 8% всех взрослых сделали ложные признания, но подростков было 42%. Конечно, если смотреть только на ложные признания и освобождения, то мы увидим только часть картины, оставив без внимания множество случаев, которые завершились соглашением о признании вины, не судами.

Смотря телевизор и читая заголовки газет, можно подумать, что судебное разбирательство — норма правовой системы, но в реальности около 97% судебных случаев в США решаются признанием вины, не судом. Девяносто семь процентов.

Также не берутся в расчет признания за менее тяжкие преступления, которые не проверяются ДНК-тестом и после вынесения приговора не пересматриваются и не обжалуются. По этой причине те ложные признания, о которых мы знаем, — только верхушка айсберга.

Мы зафиксировали очень высокий уровень ложных признаний от подростков. Мы опросили почти 200 задержанных подростков от 14 до 17 лет, и 17% сказали, что они хотя бы раз делали ложное признание полиции.

Объективная истина — и презумпция невиновности

Марьяна Торочешникова: Тем не менее, господин Ремезков отсылает нас к уставу 1864 года, к советским кодексам и говорит, что тогда требовалось найти эту самую объективную истину.

Марьяна Торочешникова: А откуда вообще появилось понятие «объективная истина»?

Марьяна Торочешникова: Вы считаете, что эти поправки предлагают принять, чтобы облегчить жизнь следователям?Объективная истина вместо презумпции невиновности — такова тема сегодняшней передачи. Наши гости — судья в отставке Сергей Пашин и член президентского Совета по правам человека, адвокат Юрий Костанов .

Юрий Костанов: Это еще было не так страшно, но когда они становились обвинителями, это уже совсем плохо! На сторону защиты они никогда не становились. Какое влияние на установление истины оказывает презумпция невиновности? И до сих пор судьи рекрутируются из любых юристов, но не из адвокатов, то есть судья изначально заражен обвинительным уклоном. Чтобы прийти к выводу, достиг он объективной истины или не достиг, достаточно ли доказательств, у судьи в голове уже должна быть картинка, она уже должен знать, в чем истина состоит. Иначе с чем сравнивать, достаточно ли доказательств? а) презумпция невиновности определяет собой правовое положение обвиняемого в уголовном судопроизводстве; яв­ляется основой его процессуальных прав, в том числе права на защиту, права на участие в доказывании;в) презумпция невиновности является основой системы доказывания в уголовном процессе, влияет на распределение обязанностей по доказыванию.

Из нее вытекают конкретные процессуальные правила, связанные с порядком и условиями доказывания вины обвиняемого. Целью данной работы является исследование понятия, сущности презумпции невиновности. Объект исследования: общественные отношения, складывающиеся в сфере применения одного из принципов правосудия – принципа презумпции невиновности.

Читать еще:  Статья 145.1. Невыплата заработной платы, пенсий, стипендий, пособий и иных выплат

Легко ли доказать невиновность невиновному? История о том, как защита добивалась прекращения уголовного преследования лица, непричастного к совершению ряда преступлений

Адвокат в Новосибирске — Новости — Адвокатская практика Спиридонова М.В. — Уголовные дела — Легко ли доказать невиновность невиновному? История о том, как защита добивалась прекращения уголовного преследования лица, непричастного к совершению ряда преступлений

Легко ли доказать невиновность невиновному? История о том, как защита добивалась прекращения уголовного преследования лица, непричастного к совершению ряда преступлений

Легко ли прекратить уголовное преследование, если установлено «алиби», то есть непричастность к совершенному преступлению? Практика показывает, что сделать это не так уж и просто. Об этом пойдет речь в настоящей статье. Человек не совершал никаких преступлений, однако добиваться прекращения уголовного преследования и права на реабилитацию стороне защиты пришлось на протяжении более чем полутора лет.

Фабула дела:

Однажды вечером мне позвонила женщина из другого города, который расположен от Новосибирска за несколько тысяч километров, и рассказала о возникшей у её супруга проблеме. На имя её мужа пришла повестка от мирового судьи, располагающегося в г. Новосибирске. Из повестки следовало, что в производстве суда находится уголовное дело в отношении супруга звонившей женщины, и ему надлежит явиться в судебное заседание, которое к моменту получения повестки уже состоялось.

Женщина позвонила помощнику мирового судьи, где ей подтвердили, что действительно в производстве суда имеется данное дело, и если супруг повторно не явится на судебное заседание, в отношении него может быть избрана мера пресечения. Звонившая женщина утверждала, что в отношении её мужа не может быть никаких уголовных дел, так как он никогда не был в Новосибирске, а соответственно ничего совершить не мог.

История произошедшего:

Ситуация была неординарная, поэтому для начала нужно было ознакомиться в суде с материалами уголовного дела. На следующий день дистанционным способом было заключено соглашение на оказание юридической помощи, после чего я направился в суд.

В суде мне вручили для ознакомления уголовное дело, после чего картина начала проясняться. Как же произошло, что в отношении человека, который никогда не был в Новосибирске, было возбуждено уголовное дело, проведено его расследование, и дело направлено в суд для рассмотрения по существу? Оказывается, даже в век информационных технологий такое возможно, и произошло это следующим образом.

В далеком от Новосибирска уральском городе в квартирах одного подъезда проживали два друга. Они были примерно одного возраста, и даже имелось между ними некое внешнее сходство. Знали они друг о друге много: кто с кем живет, чем занимается и т.д. Однажды один из друзей Александр Иванов (фамилия изменена) украл у другого Александра Сычева сотовый телефон. Сычев подал по данному факту заявление в полицию, после чего Иванов, по всей видимости, затаил на него обиду.

В последующем Иванов уехал в Новосибирск, где и совершил в январе 2017 года мелкое хищение, был задержан и передан в распоряжение сотрудников полиции. Но не было у Иванова с собой никаких документов, удостоверяющих его личность, но ведь к ответственности административной привлечь его нужно было. Как быть? Направить запросы в ФМС по месту жительства? Нет, сотрудники полиции поступили проще, а именно они решили установить личность Иванова с его слов. Он же в свою очередь оказался не робкого десятка, и представился полными данными своего друга Александра Сычева. Так сказать и от административной ответственности можно уйти и заодно отомстить Сычеву за поданное заявление о краже телефона, да еще и не быть задержанным уральскими сотрудниками полиции, которые его к тому времени искали за кражу телефона по заявлению Сычева.

Сотрудников полиции, вероятно, устроил такой способ установления личности – со слов привлекаемого лица, и Александр Иванов стал Александром Сычевым, отпечатки пальцев Иванова были занесены в базу под данными Сычева, и материал по административному правонарушению благополучно передан в суд.

Мировой судья привлек Иванова, представившегося именем Сычева, к административной ответственности по статье 7.27 КоАП РФ, так Сычев стал правонарушителем за то деяние, которое не совершал.

Время шло, и в мае 2017 Иванов, он же с легкой руки сотрудников полиции Александр Сычев, совершил еще две кражи в супермаркете, вновь был пойман и доставлен в отдел полиции. Иванов понимал, что в Новосибирске его уже привлекали за мелкое хищение под именем Александра Сычева, в связи с чем не стоит представляться его данными, и представился данными своего брата, у которого была такая же фамилия.

Но сотрудники полиции в этот раз на слово не поверили, взяли отпечатки пальцев Иванова, сделали сверку с базой «Папилон» и установили, что поймали они не Александра Иванова, а Александра Сычева, который уже ранее был привлечен к административной ответственности за мелкое хищение, а соответственно теперь ему грозила уголовная ответственность по статьей 158.1 УК РФ.

Читать еще:  Как правильно поступить если тебя обманули мошенники

Иванов узнав, что сотрудников полиции просто так не проведешь, и что они выяснили, что он оказывается не Иванов, а Сычев, решил что деваться ему некуда и написал явку с повинной. Разумеется от имени Сычева, отпечатки пальцев которого «выстрелили» по базе.

Так ни о чем не подозревавший Сычев стал фигурантом уже уголовного дела, которое было благополучно расследовано и с позицией полного признания вины направлено мировому судье для рассмотрения по существу по двум эпизодам мелкого хищения (статья 158.1 УК РФ).

Линия защиты:

Изложенное выше на тот момент представляло лишь мое видение как адвоката, ознакомившегося с материалами уголовного дела. Для того, чтобы доказать непричастность подзащитного к совершенному преступлению, было решено предпринять следующие действия.

Для начала я посоветовал подзащитному пройти по месту жительства добровольную дактилоскопическую регистрацию для того, чтобы в дальнейшем в ходе рассмотрения дела в суде походатайствовать о проведении сравнительной дактилоскопической экспертизы, при помощи которой можно было выяснить, совпадают ли отпечатки пальцев подзащитного с отпечатками пальцев того лица, в отношении которого расследовалось уголовное дело.

Далее подзащитному я посоветовал поискать образцы своего почерка, подписей, и лучше сделанных задолго до рассматриваемых событий. Образцы почерка и подписей были необходимы для того, чтобы в суде можно было заявить ходатайство о производстве почерковедческой экспертизы, при помощи которой можно было установить, выполнены ли подписи в материалах уголовного дела подзащитным, либо иным лицом.

При помощи дактилоскопической и почерковедческой экспертиз можно было установить алиби подзащитного, так как если он не совершал преступлений в г. Новосибирске, соответственно и не мог расписываться в материалах уголовного дела, и у него не могли быть взяты образцы отпечатков пальцев.

Помимо экспертиз были собраны другие доказательства, указывающие на непричастность подзащитного к совершенным преступлениям (фотографии со свадьбы, в период когда подзащитный якобы должен был находиться в г. Новосибирске, свидетели, сведения о приобретении билетов на железнодорожный и авиационный транспорт, сведения о выходе в эфир относительно базовых станции операторов сотовой связи). Однако 100 % алиби могло быть доказано именно при помощи указанных экспертиз.

Рассмотрение дела в суде:

Судом были удовлетворены заявленные ходатайства и проведены дактилоскопическая и почерковедческая экспертизы, как и предполагалось, была установлена непричастность подзащитного к совершенным преступлениям.

Гос. обвинитель походатайствовал о возвращении уголовного дела прокурору в порядке статьи 237 УПК РФ. Я, в свою очередь, возражал, полагая, что у суда имеются все основания для постановления оправдательного приговора. Суд все же возвратил уголовное дело прокурору для организации дальнейшего расследования и установления лица, причастного к совершению преступления.

Долгая борьба за прекращение уголовного преследования:

Уголовное дело вернулось к дознавателю, которому мною было подано ходатайство о прекращении уголовного преследования в отношении подзащитного в связи с установлением его непричастности к совершенному преступлению. Рассмотрев данное ходатайство, дознаватель отказал в его удовлетворении, мотивировав тем, что, по его мнению, подзащитный не был привлечен к уголовной ответственности, уголовное дело в отношении него не расследовалось, в связи с чем допущенную ошибку можно исправить путем уточнения анкетных данных лица, которое подлежало привлечению к уголовной ответственности.

С такой позицией дознания, я, разумеется, согласен не был, в связи с чем последовала жалоба прокурору района. Прокурор района оказался солидарен с дознавателем и указал, что подзащитный к уголовной ответственности не привлекался.

Позиция дознавателя и прокурора меня не устраивала, в связи с чем я обратился в районный суд с жалобой в порядке статьи 125 УПК РФ, в которой просил признать незаконными бездействия дознавателя, выразившиеся в отказе принимать решение о прекращении уголовного преследования в отношении подзащитного в связи с его непричастностью.

Суд отказал в принятии жалобы к производству, указав, что в данном случае отсутствует предмет рассмотрения, и надлежащим способом рассмотрения моих доводов является подача жалобы надзирающему прокурору. Такой своеобразный замкнутый круг.

С такой позицией суда я, разумеется, не согласился и подал апелляционную жалобу на постановление суда об отказе в принятии жалобы к производству. Апелляционная инстанция согласилась с моими доводами, отменив постановление суда первой инстанции. Жалоба была передана в районный суд для рассмотрения по существу.

Прокуратура категорически возражала относительно удовлетворения данной жалобы, ссылаясь на то, что мой подзащитный статусом обвиняемого не обладал, а соответственно правом на реабилитацию не обладает, уголовное преследование в отношении него не подлежит прекращению, а достаточно лишь уточнить анкетные данные в уголовном деле и таким образом привлечь к ответственности лицо, которое совершило указанное преступление.

Моя позиция сводилась к тому, что подзащитный был наделен в уголовном деле именно статусом обвиняемого, так как в отношении него как конкретного лица было возбуждено уголовное дело, в дальнейшем было направлено в суд с обвинительным актом, обвинительный акт был утвержден прокурором района, в отношении подзащитного рассматривалось уголовное дело в судебном заседании, применялась мера процессуального принуждения в виде привода в г. Новосибирск, разъяснялись права обвиняемого (подсудимого) в судебном заседании, в суде была избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении, которая, к слову, на момент рассмотрения дела не была отменена. Ни одно положение уголовно-процессуального кодекса РФ не предусматривает путем уточнения анкетных данных исключение лица из статуса обвиняемого. Для этого предусмотрена единственная процедура, регламентированная статьями 212-213 УПК РФ. В случае установления непричастности лица к совершенному преступлению, в отношении него должно быть прекращено уголовное преследование в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 27, ч. 1 ст. 212 УПК РФ. При этом за лицом должно быть признано право на реабилитацию в соответствии с ч. 2 ст. 212 УПК РФ.

Читать еще:  Причинение вреда здоровью средней тяжести по неосторожности: УК РФ

Суд согласился с моими доводами и удовлетворил жалобу, признав бездействия дознавателя незаконными, обязав его устранить допущенные нарушения, а именно прекратить уголовное преследования в отношении подзащитного в связи с его непричастностью к совершенным преступлениям (п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ).

Прокуратурой было обжаловано указанное постановление суда. При рассмотрении представления прокурора в областном суде представитель прокуратуры отказался поддерживать внесенное представление.

В дальнейшем дознавателем, по результатам судебного решения было принято постановление о прекращении уголовного дела и уголовного преследования.

Итог по делу:

Уголовное преследование в отношении подзащитного было прекращено в связи с его непричастностью к совершенным преступлениям, за ним было признано право на реабилитацию, было принесено официальное извинение от прокуратуры.

Чтобы доказать невиновность подзащитного, понадобилось полтора года работы адвоката. Вот и ответ на вопрос «легко ли доказать невиновность невиновному»…

Автор статьи – адвокат Спиридонов Михаил Владимирович.

Осужденный Максим Дмитренко: 13 лет за преступление маньяка Ткача

37 доказанных убийств (и около 100 по собственным словам) совершил «пологовский маньяк» Сергей Ткач, в 2008-м году получивший четыре пожизненных заключения. По факту пострадавших от рук зверя куда больше: это и семьи убитых женщин и детей, и незаконно осужденные люди — по разным данным, 8-10 человек.

Среди них — Максим Дмитренко. 15 лет назад он отдыхал в баре, рядом с которым нашли тело 17-летней Светланы Старостиной. «Подозреваемого» задержали, а спустя пару дней Максим дал следствию единственную улику — чистосердечное признание. И сам подписал себе приговор — 13 лет за убийство, которого он не совершал.

Осужденный вместо маньяка Ткача Максим Дмитренко. Фото: кадр из видео ТСН

В августе 2005-го Ткач попадется и признается в совершенных кошмарах. Чуть позже выяснится, что показания невинно осужденные давали под пытками («Били, противогазы на голову одевали, одному человеку выбили два передних зуба, спать не давали, одевали кулек на голову», — приводит Первый канал слова следователя по особо важным делам Генпрокуратуры Украины). Но реабилитировать Максима не спешили — мужчина вышел на свободу к 2012, отсидев 8 из 13 лет.

У 36-летнего мужчины не было ничего — ни денег, ни работы, ни своей семьи. И вроде, с годами все налаживалось: появился заработок, власти обещали компенсацию, встретилась любимая женщина — но Дмитренко, как говорят близкие, все чаще прикладывался к бутылке. Суда на милиционерами, выбивавшими из него и других незаконно сужденных признания, Максим так и не дождался. Накануне 40-летия, в февраля 2015-го, Дмитренко умер. Официальная причина — алкогольное отравление и остановка сердца, сообщает kp.ua .

Отказ помогать следствию усугубит положение

Препятствие следствию может привести к усложнению ситуации и к наказанию, даже если вы невиновны. Отказ отвечать на вопросы следователя не может препятствовать справедливости, даже если полиция пытается убедить подозреваемого в обратном. Разумеется полицейские постараются убедить вас, что отказ от сотрудничества может усугубить дело.

Полиция всегда пытается убедить подозреваемого, что может повлиять на наказание. На самом деле это не так.

Заключение

Копнув глубже, можно вспомнить Джордано Бруно, Жанну д’Арк, но в этих событиях в качестве обвинителя выступала церковь. Сюда можно добавить Салемский процесс, после которого повесили 19 женщин, а одну забили камнями.

Вышеописанные реальные истории часто становятся сюжетами художественных фильмов. В 1993 году в Голливуде сняли фильм «Беглец», а через 12 лет подобную картину сняли в России под названием «Побег». Обращались к этой теме и литераторы, в том числе такие мэтры детектива, как Агата Кристи и Стивен Кинг. По повести Кинга 1982 года сняли кинодраму «Побег из Шоушенка».

Редакция Thebiggest держит руку на пульсе всех событий. Мы прекрасно понимаем, что сегодня в России тысячи невинных людей могут находиться за решёткой. Об этом могут свидетельствовать резонансные дела Ивана Голунова, Павла Устинова и многих других людей, твёрдо обозначивших свою позицию. Конечно, время расставит всё по местам, но редакция TheBiggest надеется, что люди не будут напрасно терять года своей жизни за не совершённые ими преступления.

Напишите нам в комментариях, какие ещё невинно осужденные люди должны попасть в этот список.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector