Petrovskoe-omr.ru

Петровское ОМР
1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

«Они думают, что всё сойдёт с рук». Почему подростки воруют в магазинах

Старики-разбойники: что воруют в магазинах пожилые люди и почему они это делают

Пока одни российские пенсионеры копят на дворцы, другие недоедают и крадут тушенку – подробности в нашем материале

Чаще всего российские пенсионеры попадают в криминальные сводки из-за банальных мелких краж. Что и почему воруют бабушки и дедушки и как их за это наказывают?

«Очень хотелось кушать»

Пенсионерка Надежда Шокурова из деревни Федорище Ивановской области прославилась в 2016 году так, что врагу не пожелаешь. Ее уличили в краже продуктов из дома соседа. В первый раз она приватизировала у него открытую упаковку кетчупа и 300 граммов сахара, а во второй – вынесла две банки тушенки, макароны, пачку пельменей, упаковку майонеза, пакетики чая, рулон туалетной бумаги и полбутылки шампуня. Ущерб составил аж 634 рубля.

Сосед, работавший в Москве охранником, сам оставил ей ключи – присматривать за домом, но после нескольких краж обратился в полицию. Возбудили уголовное дело. «Очень хотелось кушать, вот просто сильно-сильно», – объясняла Шокурова журналистам. Они с мужем тогда взяли микрокредит на холодильник и жили на тысячу рублей в месяц.

История вызвала такой резонанс, что Шокуровой в Федорище неравнодушные стали даже присылать «гуманитарную помощь». Но самый гуманный в мире суд все равно признал пенсионерку виновной и дал год условно.

– Она не ворует больше, и прошлое ей не припоминают, – рассказала глава Рождественского сельского поселения Нина Нагорнова. – Только обидно: она такой поступок совершила, а ей – благотворительность. В деревне многие живут хуже, чем она.

– Пенсия у меня девять тысяч рублей, – говорит сама Надежда Владимировна. – У мужа – и того меньше. Полторы тысячи уходит на «коммуналку», два раза в год заказываем машину дров. Покупаем макароны, хлеб, тушенку, курицу, на одежду уже не хватает. Беру кредиты, отдаю и остаюсь без денег.

Без денег – значит, без еды. Но уж лучше макароны без кетчупа, чем огласка и суд.

Надежда Шокурова наворовала аж на 634 рубля

Украла для кота

Если читать ленты криминальных новостей, то может показаться, что российские пенсионеры – самые ворующие в мире. Впрочем, официальной статистики по «пенсионным» кражам не ведется, и это может оказаться правдой. Большой куш старики не срывают, несут всякую мелочовку: хлеб, сыр, сахарный песок, яйца, колбасу, чай, кофе, шоколадки, мороженое.

В поселке Тим Курской области 61-летний пенсионер украл средство для мытья посуды, четыре бутылки пива, бутылку водки, настойку, а еще колбасу, сыр, майонез, сельдь и скумбрию. Наворовал, раскаялся и получил штраф в размере трех тысяч рублей. В Кургане этим летом его ровесник взломал ларь с мороженым и похитил 80 порций снежного лакомства. Стоимость ущерба составила восемь тысяч рублей, как итог – уголовное дело.

В Кабанском районе Бурятии 6 января 70-летний пенсионер залез в дом к соседке и стащил продуктов на 350 рублей. Та делать деду рождественский подарок не захотела, обратилась в полицию. Завели уголовное дело: состав преступления – кража с проникновением в чужое жилище, ясен пень.

У ворующих пенсионерок особой любовью пользуются цветы – уличные кашпо с растениями и посадки в клумбах. 57-летняя жительница Кадуйского района Вологодской области копнула глубже: пыталась похитить семена. Вела себя «продуманно»: в пакетиках с семенами делала дырки и высыпала содержимое в карман. Ее заметили сотрудники магазина и вызвали Росгвардию. Похитительница оплатила семена и штраф, отделавшись испугом.

Некоторые готовы преступить закон даже не ради себя, а из любви… к животным. Пенсионерка из Набережных Челнов украла несколько пачек самого дешевого корма для кота. На видеоролике, который снял охранник и не постеснялся выложить в сеть, чистая, аккуратно одетая пенсионерка чуть ли не плачет и обещает: «Я все оплачу».

«Возраст не оправдывает воровство», – возмущаются комментаторы. Дьявол в деталях: пенсионерка возвращалась, по ее словам, с собрания по «Наследию». Это финансовая пирамида, в которую отдавали свои деньги пожилые люди. Она рухнула, ее учредители до сих пор не предстали перед судом, и деньги, более 500 миллионов рублей, клиентам, конечно, не вернули.

За банку тушенки не посадят

Адвокат Георгий Тер-Акопов говорит, что «никто в России не сидит за банку тушенки или мешок картошки». Если человек украл из магазина продуктов на сумму меньше 1000 рублей, самое большое – на него составят протокол об административном правонарушении и оштрафуют. Если больше чем на 1000, то вступают санкции статьи «Кража». По части 1 это либо штраф до 80 тысяч рублей, либо обязательные или исправительные работы, либо ограничение или лишение свободы на срок до двух лет.

– Но кража – это преступление незначительной тяжести, – поясняет адвокат. – Лишение свободы назначено быть не может – как правило, если человек ранее не привлекался к уголовной ответственности, ему дают условный срок или штраф.

По словам адвоката, даже если пенсионер второй раз украдет несколько банок тушенки, то его не посадят, но срок или штраф по второму приговору будет больше. Впрочем, в таких «мелочных» делах есть и другой вариант развития событий: возбужденное уголовное дело прекращают по соглашению сторон.

– На этапе следствия это бывает реже, ведь следователям придется отчитываться перед прокуратурой на предмет коррупции. Поэтому чаще дело прекращается в суде, но отметка о нем поступает в информационный центр МВД, – отмечает Тер-Акопов.

Не от бедности, а от старости

Если бы в России судили всех, кто ворует в магазинах, за решеткой не было бы свободных мест.

– Как правило, всё заканчивается административкой и полиция даже не выезжает на эти кражи, потому что все понимают бесперспективность этого, – говорит предприниматель Дмитрий Потапенко. – Но некоторые эксцессы имеют место быть, если у полиции есть задача поставить «палку».

Потапенко утверждает, что пенсионеры – не главные «несуны», намного страшнее для бизнеса профессиональные шоплифтеры и молодежь, которая ворует, руководствуясь принципом социальной справедливости «у богатых можно».

Да и пенсионеры не всегда воруют от бедности.

– Есть люди, которые и в молодом возрасте приворовывали, и продолжают это делать по привычке, – рассказывает геронтолог Юрий Конев. – И есть те, у кого после 70 лет развивается деменция. Тут вариантов может быть два: человек не помнит, что не оплатил покупку, или он не помнит о социальной норме, что надо оплачивать.

Отличить первых от вторых невозможно, и охранники поступают по своей совести и убеждениям: кто-то решает понять и простить, а кто-то сдает в полицию.

– Мне как начальнику охраны магазина доводилось задерживать пенсионеров. Если видишь, что это бабушка, которая не может купить себе масло, сам оплачиваешь и спокойно отпускаешь. И многие охранники сегодня так делают, – говорит Сергей Саминский, президент ассоциации предприятий безопасности.

Государство – это мы, и если на хозяина дворца в Геленджике мы повлиять не можем, то купить продукты проворовавшемуся пенсионеру в своем супермаркете (или хотя бы его не осуждать) под силу многим.

10.022 рубля составляет размер минимальной пенсии в России в 2021 году. За вычетом трат на «коммуналку» и лекарства денег на строительство апарт-отелей и еду почти уже не остается.

Материал вышел в издании «Собеседник» №07-2021 под заголовком «Старики-разбойники».

Взял без спроса вещь: причины

Асоциальное поведение часто встречается у без ответственных, слабовольных детей, которым не привили ценности, не объяснили разницу между своим и чужим. Не забывайте, первые учителя — родители, и только после — общество.

Если отпрыск попал в плохую компанию, чтобы доказать свой авторитет, он способен на многое. Если дома до его увлечений и проблем нет дела и он отвергнут, ребенок идёт искать утешения на улице.

Что делать, если ребенок ворует деньги у родителей: совет психолога

Кража бывает совершена единожды, так как ребенок боится потерять любовь и уважение родителей, не хочет слушать бесконечные длинные «проповеди», ему страшно последующее за поступком наказание, не хочет лишиться праздничного подарка и так далее. Но если одна, вторая кража прошли «на ура» и за воровством не последовало наказание, то остановить маленького воришку будет сложно.

Читать еще:  Что понимают под крупным размером ущерба по УК РФ, как считается

Важно знать, не что делать, если обнаружена пропажа, а чего предпринимать категорически нельзя:

  • не действовать угрозами, рассказывая о полиции и тюрьме. Маленький человек понимает, что он поступил нехорошо, но не настолько, чтобы последовало столь страшное наказание;
  • не навешивать ярлыков, который звучит как приговор на всю жизнь: «ты вор» или «ты мошенник», «это не мой сын» и прочее. Несмотря на плохой поступок, родители должны понять его мотивы и встать на сторону ребенка, прежде чем ставить клеймо;
  • не сравнивать его с отрицательными героями или сложными подростками. Чадо чувствует себя плохим и продолжает совершать подобные действия. Ведь если у него такие проблемы, то лучше ему уже не стать. Другой момент – ребенок снова совершает подобный поступок, но уже более изобретательно, чтобы не попасться;
  • не обвинять воришку при свидетелях, будь то школьный друг, учитель, родственник. Это унизительно и приводит к формированию определенного мнения о данной личности впоследствии. Такое поведение вызывает стрессовые ситуации и только понижает самооценку;
  • не вспоминать постоянно старые, оставшиеся в прошлом «подвиги». Ребенок уже прожил и пережил сложившую ситуацию, а ему напоминают о ней вновь, заставляя думать, что он плохой и подталкивая на следующий отрицательный шаг.

Обратить внимание: Реакция взрослых и детей на цену украденного сильно отличается. Взрослый отмахнется от украденной конфетки и придет в негодование, если пропал телефон. Для ребенка не имеет значения стоимость украденного, а ценность с его точки зрения конкретной вещи.

Советы психолога, когда ребенок ворует деньги у родителей и воспитательные меры перестают действовать, важны и полезны. Но их нужно не просто выслушать, а применять на практике. И если ситуация зашла в тупик, то в таких вопросах поможет психолог. Например, психолог-гипнолог Никита Валерьевич Батурин, который проконсультирует по решению подобной проблемы.

Кто заплатит за воровство в сетевых магазинах

Как-то я стал невольным свидетелем разговора попутчиков в автобусе, громко обсуждавших, где поесть. И один из них предложил пойти в соседнюю “Пятерочку”: там, мол, легко украсть. Тогда я впервые задумался об услышанном. А ведь действительно, почему в народе зародилась такая молва? И почему предприниматели с этим мирятся, а государство “не видит” проблемы? Попробуем разобраться.

ОЦЕНКА ПОТЕРЬ

Но стоит ли проблема того, чтобы ее обсуждать? Несколько цифр. Общие товарные потери в РФ оцениваются примерно в 6 млрд долларов в год, или 1,1 — 1,2% от товарооборота. Для сравнения: в Германии потери — 6,6 млрд, в Великобритании — 5,1 млрд, во Франции — 4,6 млрд долларов. В общем, мы “на уровне”, а если учесть территорию и население — то выглядим “нормально”. Но если вспомнить о курсе рубля к доллару, то ситуация резко меняется. В продовольственной торговле потери у нас значительно выше — до 3% от товарооборота, притом что в Англии — 1,75%, Франции — 1,6%, Швейцарии — 0,87%. Интересно, что в крупных торговых сетях ситуация чуть лучше: в “Магните” потери около 2%, в X5 Retail Group — 2,5%. И это все — воровство?

Нет. В составе этих потерь есть и так называемые объективные, или технологические, потери: бой, порча по сроку годности, усушка и т.д. По сути, затраты на организацию продаж, и от них никуда не деться. Чем больше свежего или дорогого товара, тем больше будут эти потери. Задача торговых сетей — снизить их за счет автоматизации и заинтересованности сотрудников. Но не это — тема для данной статьи. Нас интересует вторая составляющая — субъективные (необязательные) потери, то есть от воровства.

Так, в X5 Retail Group с оценкой суммарных потерь 2,5% от оборота объективные потери не превышают 1%; значит, на воровство приходится не меньше 1,5%. Много это или мало? Считаем: оборот компании в 2018 году составил 1,53 трлн рублей; получается, от воровства компания потеряла почти 23 млрд — огромные деньги! Как же компания допустила такое, почему не борется с этим явлением? Борется, конечно, но она ведет бизнес в сложившихся условиях: если что-то экономически целесообразно — делает, если невыгодно или недоступно — приспосабливается.

КТО ВОРУЕТ

Посмотрим, из чего складываются эти потери в сетевых магазинах самообслуживания, подавляющая часть которых — дискаунтеры (магазины у дома) с максимальной экономией затрат на персонал и охрану. Приблизительно половину ворует персонал, вторую — покупатели (меньшая их часть!). Среди персонала отличаются кассиры (50%), сотрудники распределительных центров и водители (примерно 20%), грузчики и работники торгового зала (30%). А среди покупателей можно выделить тех, кто ворует из-за отсутствия денег (в том числе дети); клептоманов — или воров по причине болезни/интереса; ворующих “за идею” (“страна меня “кинула”, имею право”); ворующих профессионально (постоянно и/или в составе “бригады” — эти самые страшные).

Почему с ними не борются и не ловят? Борются, и очень даже ловят. Причем наиболее эффективно их ловят сотрудники магазинов, если руководитель сплотил коллектив. Ловят сотрудники ЧОПов, которые охраняют магазины (хотя и сами могут воровать!), службы безопасности торговых сетей. За последнее время даже в дискаунтерах появились камеры видеонаблюдения, противокражные рамки… Но максимум, чего удается достичь, — сдерживать рост потерь. А может быть, стоит добавить персонал, контролеров — и все будет хорошо? Нет, это требует сопоставимых денег. Да и не могут даже крупные торговые сети решить проблему. Не ими она создана.

ОТКУДА ПРОБЛЕМА

Попытаемся разобраться. Остановили на кассе покупателя жвачки после расчета: видели, как положил во внутренний карман куртки две бутылки коньяка на сумму 1500 рублей. Охранник вежливо предложил предъявить то, что во внутреннем кармане. А вор отказывается — имеет по закону такое право! Требовать что-то, досматривать — имеет право только полицейский.

Вызываем полицейский наряд звонком в службу 02 (звонить в ОВД не хочется, будешь долго рассказывать, что украли). Едут с полчаса, а то и дольше. Вора приходится не отпускать, а он, понятно, играет на публику, кричит, что задержали честного человека. В магазине растет напряжение.

Наконец приезжает наряд. Полицейский просит предъявить украденное, после чего спрашивает у персонала, на какую сумму кража. Узнает, что на 1500 рублей в розничных ценах. “А в закупочных, а без НДС?” — следуют вопросы. Узнав, что закупочная цена украденного 800 рублей, теряет интерес, предлагает провести разъяснительную работу и… отпустить.

Но если настоять, начинается ад. Надо написать заявление, пригласить понятых, получить объяснения от вора и тех, кто его остановил, предоставить копии накладных и уставных документов, приказ о назначении директора. Допустим, ты все это выдержал, полиция увезла вора. Через полчаса он может встретиться тебе на улице и… помахать рукой. А вечером зайти в магазин снова.

Почему же так происходит? Прежде всего, работает “человеческий фактор”. Ну не хочется полицейскому составлять кучу бумаг, если он знает, что прокурор откажет в возбуждении дела ввиду малой ценности украденного! И прокурор опирается на букву закона. Но, может, законодатели недосмотрели? Да нет, их тоже можно понять. Если всех воришек судить, то надо потратить бюджетные деньги на содержание в отделении, оформление дела, суд, истребование штрафа или содержание в заключении, если до этого вдруг дойдет. Проще отпустить. Пусть подворовывают, но так снижается социальное напряжение. Пенсионер “забывает” о маленькой пенсии, безработный не очень стремится защищать право на работу и т.д.

КТО ПЛАТИТ: ПО ЗАКОНУ И НА ПРАКТИКЕ

Так что же, все оплачивают торговые сети? Но это как посмотреть. В какой-то части — да, сети тратят деньги на профилактику воровства: ставят рамки, вешают на товары разного рода метки, содержат контролеров… Но все эти расходы, как и ожидаемые потери, включают в наценку. (Правда, при высокой конкуренции прибыль все-таки снижается, но это все равно выгоднее, чем содержать дополнительную охрану.)

Читать еще:  Статья за хищение предметов, имеющих особую ценность в УК РФ

Выходит, потери от воровства оплачивает добросовестный покупатель? Совершенно верно! Это своеобразный неформальный налог на всех нас.

Но не только. Часть убытка возмещает персонал магазинов, который в нашей стране вынужден заключать коллективный (бригадный) договор, где оговорена материальная ответственность (наследие социализма, притертое к современной реальности). Воровал сам или нет, а обязан оплатить часть недостачи, если магазин по итогам инвентаризации не вписался в установленный норматив товарных потерь. Причем в недостаче учитывается товар, украденный неустановленными лицами. В начале 2000-х годов эти выплаты достигали 2/3 зарплаты. Сегодня процедура стала гуманнее: по закону, удержания из зарплаты не могут превышать 20% месячного начисления. Ну так сети практикуют удержания из премиальных: работники просто лишаются премии частично или полностью.

Но это неправильно! Многократно говорил и повторяю: сотрудник магазина не должен понуждаться к оплате недостачи, если не установлена конкретная его вина. За сохранность товарно-материальных ценностей должна отвечать служба безопасности сети, охранники из ЧОПов. И это давно поняли за рубежом. А мы всё никак не изживем практику недавнего прошлого.

Как же бороться с такой несправедливостью? Да вспомнить о достижении того же самого прошлого — о профсоюзах, защищающих интересы работников. Например, профсоюзы американских компаний Wal mart, McDonald’s, Burger King уже несколько раз за последние годы смогли добиться пересмотра оплаты и условий труда. Но и у нас есть положительные примеры (вспомним профсоюзные ячейки на “Форд Соллерс”). Или борьбу водителей сети “Перекресток” за улучшение условий труда. Жизнь показывает: все меняется, если хотеть изменений.

КОММЕНТАРИЙ

Сергей Филин, председатель профсоюза “Торговое единство” РФ:

— Профессор Чеглов дал исчерпывающую характеристику такому явлению, как воровство в розничной торговле. На мой взгляд, с этим источником потерь сложнее всего бороться администрации в крупных розничных сетях. Как было сказано выше, часто хищения совершают или сами сотрудники, или служба безопасности, работающая по договору аутсорсинга, или покупатели. А среди потребителей, думаю, понятно, какие категории чаще всего воруют в магазинах: малообеспеченные и находящиеся на пороге отчаяния люди, или потерявшие работу, или трудные подростки.

Но почему же сотрудники предприятия совершают хищения фактически на своем рабочем месте? Ответ не всегда очевиден, но причинами таких поступков часто являются низкая зарплата работников магазинов; высокая текучесть кадров в розничной торговле экономически развитых регионов из-за невысоких зарплат в отрасли и притока низкоквалифицированных кадров, без профессионального образования и опыта; неоплата сотрудникам магазинов переработок; депремирование за невыполнение плана продаж; необязательность индексации зарплат работодателем; наказание коллектива за потери — по договору о материальной ответственности.

Если разбираться, то все эти причины имеют социальный характер: низкие зарплаты и регулярное депремирование сотрудников низшего звена в розничной торговле компенсируются “натурой”, полезной в домашнем хозяйстве “расхитителей капиталистической собственности”. В основном похищаются продукты, алкоголь, хозяйственно-бытовые товары.

Искоренить это позорное явление для российской розничной торговли возможно при следующих условиях:

— достижение достойного уровня зарплаты низшего звена;

— повышение престижа профессии в торговле;

— регулярная индексация зарплаты работников в зависимости от уровня текущей инфляции.

А эти вопросы как раз и находятся в поле зрения профсоюзов, выступающих в защиту интересов работников торговли.

«Мне по фану». Как подростки превратили воровство в магазинах в субкультуру

    28.06.18 0 4498
  • фон:

В магазинах они подолгу бродят вдоль прилавков и примеряют одежду, хотя покупать ничего не собираются. Называют себя шоплифтерами, но по сути это обычные воришки. Крадут не из-за нужды, зачастую эти подростки из обеспеченных семей. Воруют, чтобы убить время или ради острых ощущений, а украденную вещь потом могут выбросить или пустить на тряпки.

Преступное хобби

В гардеробе у Литова несколько пар джинсов, каждая из которых стоит как обручальное кольцо. Футболки дешевле трех с половиной тысяч рублей он не носит принципиально. На покупку столь дорогой одежды 18-летнему студенту из Уфы пришлось бы копить несколько месяцев. Впрочем, он и не пытался. Без тени стыда Литов признается, что за свои деньги вещи он не покупал давно. Все, что есть в его гардеробе, вплоть до носков и нижнего белья, — краденое.

«Началось все два года назад. Нам с другом было скучно, хотелось как-то развлечься. Мы пошли в магазин и вынесли футболку. Если честно, ни ему, ни мне она не была нужна. Ни один из нас ее даже ни разу не надел. Зато мы потом долго вспоминали, как отвлекали консультантов, чтобы не спалиться», — откровенничает он.

Литов не фамилия, а никнейм, под которым молодого человека знают в группах шоплифтеров. Он из приличной работящей семьи. Крадет не потому, что заставляет нужда. Он это называет хобби. «Мне все это по фану, весело, — невозмутимо объясняет Литов. — Только иногда я беру заказы на ту или иную вещь. Но даже в этом случае неплохо зарабатываю — в месяц получается минимум 50 тысяч рублей».

Крадет он все без разбору — от копеечных шоколадок до дорогой техники. Рассказывает, что не так давно утащил из магазина игровую приставку последней серии с двумя джойстиками. «Но своим личным рекордом я считаю поход в магазин **** (известный европейский бренд одежды. — Прим. ред.). Я его обнес на 50 тысяч рублей за раз. Одна ветровка оттуда стоила больше десяти тысяч», — хвастает собеседник.

По его словам, в дорогом магазине украсть даже проще, чем в сетевом, ориентированном на средний класс. «Открою маленький секрет: в люксовых магазинах не такая бешеная охрана. Я бы сказал, что там ее нет вообще. Проходимость настолько низкая, что выставлять охранников просто нет смысла. Зачастую их функции выполняют консультанты. А они, если видят, что ты пришел просто поглазеть на вещи, теряют к тебе всякий интерес».

Современные воришки уже давно не надеются только на ловкость рук. Даже те, кто крадет исключительно ради забавы, стараются обзавестись специальными гаджетами.

Например, в их «арсенале» есть глушилки, которые гасят сигнал от прикрепленных к одежде датчиков. «Но это дорогие приборы, стоят от 35 до 50 тысяч рублей. Те, у кого таких денег нет, просто обшивают сумку изнутри специальной тканью, через которую не проходит радиосигнал. Ну а сами алармы (датчики. — Прим. ред.) мы снимаем не в примерочных, как многие думают, а уже в машине. Для этого возим с собой специальные магниты».

Все, что не удалось продать, он пускает на тряпки или выкидывает. Вором себя не считает и стыда не испытывает. Наоборот, говорит, что он чуть ли не современный Робин Гуд.

«Магазины накручивают цены в пять, а то и в семь раз. У меня же люди могут купить все по себестоимости. На оставшиеся деньги они приобретают игрушки или сладости для детей», — оправдывает он свое «хобби».

Такой нехитрой философией прикрываются многие шоплифтеры. Им почему-то кажется, что, воруя в магазинах, они борются с «торговыми магнатами» и дают рабочие места тысячам охранников по всей России. У них даже есть своя лексика: вместо «украл футболку» они говорят «освободил футболку».

Кража под заказ

Сейчас в соцсетях больше десяти посвященных шоплифтингу сообществ. В самом многочисленном четыре с половиной тысячи пользователей. Как и другие деструктивные группы, сообщества шоплифтеров постоянно блокируют, но уже через несколько недель они появляются снова. Здесь выкладывают видеоуроки из серии «как себя вести, если вас поймали охранники», учат вычислять «слепую» зону в торговом зале.

Почти в каждой группе есть раздел «Покупки подписчиков». «Вчера купил две толстовки, рубашку, футболку, четыре батона колбасы, штаны, восемь упаковок порошка. Итог — 13 204 рубля, — сообщает один. «Девушка пригласила в гости, с пустыми руками не пойдешь. Пришлось купить вина за две тысячи», — признается другой.

«Купил» — это эвфемизм, которым шоплифтеры заменяют слово «украл». Кстати, название движения — тоже эвфемизм, калька с английского. Звучит красиво, но в переводе означает всего лишь «магазинный вор». В таких сообществах пользователи не только хвастают успехами, но и ищут покупателей краденого. «Есть три бутылки вермута и 18 энергетиков. Отдам все за полцены. Торг». «Текила по 800 рублей, кофе и коньяк — по 300».

Читать еще:  Статья 105 ук рф определить гипотезу,диспозицию,санкции

Среди шоплифтеров есть даже молодые мамы. Так, в одном из объявлений сообщается, что «продавец работает исключительно по детскому питанию и средствам ухода за младенцами». Спрашиваем, может ли «продавец» достать памперсы? «Без проблем. Напишите, какой размер и сколько упаковок», — следует моментальный ответ. Уже в личной беседе автор объявления признается, что вещи она выносит, спрятав их в детскую коляску: «Никто не станет обыскивать молодую маму. А если и заподозрят что-то неладное, достаточно прикинуться, будто ты просто забыла оплатить».

Пока одни продают краденый товар, другие, наоборот, ищут тех, кто мог бы для них что-то стащить. В объявлениях так и указано: «Ищу исполнителя под обувь, алкоголь, одежду». Литов говорит, что вещи заказывают в основном для себя, а вот продукты и бытовую химию приобретают оптом для реализации в мелких магазинах: «Из одного гипермаркета за раз можно вынести с десяток шоколадок. Некоторые лифтеры за день обходят все магазины в районе, потом сдают товар в мелкие лавочки и на этом неплохо зарабатывают».

«Среди шоплифтеров встречаются состоятельные»

Официальную статистику магазинных краж собрать сложно главным образом потому, что в большинстве случаев до вызова полиции не доходит. Литов рассказывает, что за два года его ловили четыре раза. И ему всегда удавалось договориться с охранниками.

«Обычно за пойманного вора охране полагается премия в размере двух-трех тысяч рублей. Понятно, что, если я предложу больше, сдавать меня полиции им просто невыгодно. Правда, в последний раз меня поймали на алкоголе, пришлось отдать порядка ста тысяч рублей, чтобы не было условки», — откровенничает он. В его окружении есть и те, кого привлекали к ответственности. В основном по статье 161 УК «Грабеж». Наказание от двух до четырех лет.

— Но моих знакомых в основном отправляли на принудительные работы, — говорит Литов.

— И что, после этого они не воровали?

— Не все, но многие. Ведь если еще раз поймают, будет рецидив и реальный срок.

Как объяснил РИА Новости директор ЧОП «Белган» Валерий Ганков, из ста краж, которые фиксируют охранники супермаркетов, до полиции доходит одна-две. «Во всех остальных случаях человек либо возмещает ущерб на месте, либо возвращает украденный товар», — поясняет он.

По наблюдениям Ганкова, большинство пойманных идут на воровство ради развлечения. Причем среди шоплифтеров встречаются достаточно состоятельные люди. «Некоторое время назад я участвовал в круглом столе, посвященном магазинным кражам. Во время обсуждения представитель известной сети супермаркетов, ориентированной на людей с достатком выше среднего, признался, что некоторым постоянным покупателям они даже позволяют украсть какую-то безделушку», — говорит Ганков.

По словам директора охранного предприятия, в известных брендовых магазинах действует четырехступенчатая система защиты от краж. «Например, все дорогие товары, такие как шубы и дубленки, помимо магнитов-клипс, снабжены дублирующим защитным устройством. Наверняка замечали, что многие вещи нельзя унести от зеркала дальше чем на два-три метра, так как они «привязаны» специальными проводами? Это и есть охранная сигнализация. Кроме того, в торговых залах подобных магазинов всегда находятся детективы в гражданской одежде, которые под видом покупателей мониторят обстановку», — объясняет собеседник.

Успешно работает и программа распознавания лиц. «Если человека поймали на попытке воровства, охрана объекта может сфотографировать его и внести данные в программу. Впоследствии система будет подавать сигнал всякий раз, когда этот человек переступает порог магазина», — уточняет Ганков. Обычно в этой ситуации чоповцы действуют на предупреждение и просто вызывают в торговый зал дополнительного охранника, который ходит по пятам за потенциальным вором.

Правда, как отмечает специалист, в последнее время на должность охранников управляющие магазинов вынуждены набирать людей чуть ли не с улицы. «Почему участились случаи, когда незаконно обыскивают пенсионеров? Или вопреки инструкциям по несколько часов держат в подсобках подростков? Как раз из-за того, что профессионалы отказались работать с торговыми сетями», — утверждает Ганков.

Сам он в течение двадцати лет сотрудничал с крупными супермаркетами и магазинами одежды. Но решил разорвать все контракты. «Кражи неминуемы, какая бы хорошая охрана ни была. В магазинах с периодичностью в два-три месяца проводят инвентаризацию. Все недостачи разделяют между продавцами и охранниками. В итоге львиная доля заработной платы охранника уходит на то, чтобы покрыть убытки от краж», — добавляет директор ЧОПа.

«А вообще, у каждого магазина уникальная система защиты от воров. Всех нюансов вам никто не откроет. Единственное, что категорически запрещено, — устанавливать камеры в примерочных. За это уголовная ответственность грозит уже руководству магазина», — подчеркивает Ганков.

«Все идет из семьи»

В психиатрии есть заболевание, которое проявляется в болезненном влечении к совершению краж, — клептомания. Но специалисты говорят, что шоплифтеров к этой категории отнести нельзя. Как объяснил РИА Новости клинический психолог, специалист по зависимому поведению Иван Алименко, клептоманы крадут тайно. «Их преследует навязчивая идея обладать вещью. Но, совершив противоправное действие, они всегда испытывают чувство вины. Огласка клептоманам только навредит. Шоплифтеры же, наоборот, стараются рассказать о своем поступке как можно более многочисленной аудитории», — говорит он.

В основном к этому движению присоединяются подростки с кризисом идентичности, которые ищут себя и способ привлечь интерес общества к своей персоне. «Конечно, кто-то из этих молодых людей потом пойдет по криминальному пути, но большинство перерастут этот период», — считает психолог.

Однако, если родители понимают, что их ребенок увлекается магазинными кражами, им стоит обратиться к специалистам. «Родителям нужно быть готовыми к тому, что прежде всего врач будет работать с психологическим климатом в семье, ведь такое поведение однозначно представляет собой травматическую реакцию подростка на какие-то семейные проблемы», — разъясняет Алименко.

Впрочем, к психиатрам или психологам стоит обратиться и взрослым, которые понимают, что их тянет украсть что-то в магазине. «Даже если у человека обнаружат расстройство личности, врач подберет ему более приемлемый способ сублимации», — резюмирует эксперт.

Добро пожаловать в семью

Если речь о благополучной семье, родители, вероятно, захотят помочь ребенку. Но часто они не знают, как себя вести и что делать. Необходимо, чтобы подросток понял, что он любим, что его не отвергают. Принятие родителями оступившегося ребенка даст ему силы и желание не делать этого больше. Если же родители кричат на ребенка, обзывают его, называют вором, говорят, что он их опозорил, у него будет обратная реакция: «Если я такой, то о чем тут говорить, что доказывать? Я ничего уже не изменю». В этой ситуации он, скорее всего, вновь пойдет на преступление.

Никогда не поздно начать общаться с ребенком. Фото: Shutterstock.com

Ни в коем случае нельзя выносить это происшествие на обсуждение и всем о нем рассказывать. Это будет полный разрыв отношений ребенка с родителями, что лишь толкнет его на новые правонарушения.

В то же время, по мнению психологов, никогда не поздно начинать общаться с ребенком. Дети очень чувствуют, если родители раскаиваются: раз ты на это пошел, значит, мы что-то сделали не так. Даже одна искренняя фраза может что-то изменить.

Понравилась статья? Подпишитесь на канал, чтобы быть в курсе самых интересных материалов

Родителям на заметку

Даже незначительные на взгляд родителей детские проблемы для крохи могут казаться очень серьезными. Поэтому не нужно отмахиваться, если ребенок просит помощи в их решении. Наоборот нужно всегда предлагать своему чаду попытаться решить возникшую проблему общими усилиями.

Если родителям не удается самостоятельно справиться с семейной проблемой, не стоит пренебрегать помощью специалистов. Консультации с детским психологом не являются постыдными и не делают взрослых плохими родителями. Прежде всего, помощь психолога может помочь найти источник проблемы значительно быстрее, так как мнение человека со стороны, который имеет соответствующее образование, будет более объективным.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector