Petrovskoe-omr.ru

Петровское ОМР
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Необходимая оборона как обстоятельство, исключающее преступное деяние

ВС обобщил судебную практику, связанную с декриминализацией преступных деяний

4 июля Верховный Суд опубликовал Обзор практики применения судами положений главы 8 УК РФ об обстоятельствах, исключающих преступность деяния, а также ст. 108 и 114 Кодекса, предусматривающих ответственность за убийство и причинение вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны и мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление. Документ был утвержден Президиумом ВС РФ 22 мая.

Отмечая тенденцию снижения числа осужденных за убийство при превышении пределов необходимой обороны с 2015 г., ВС отметил, что вопросы применения положений УК об обстоятельствах, исключающих преступность деяния, разъяснены в Постановлении Пленума ВС РФ от 27 сентября 2012 г. № 19. Данные разъяснения, подчеркивается в обзоре, способствуют единообразию применения ст. 37, 38, 108 и 114 УК. При рассмотрении уголовных дел данной категории суды также руководствуются Постановлением Пленума от 26 января 2010 г. № 1.

В обзор вошли правовые позиции по четырем категориям дел.

Состояние необходимой обороны

Первый раздел обзора касается установления состояния необходимой обороны. Так, ВС отметил, что суды в основном правильно разрешали уголовные дела, связанные с причинением вреда при защите от общественно опасного посягательства. Для установления пределов необходимой обороны учитывались такие фактические обстоятельства дела, как соответствие средств защиты и нападения, характер опасности, угрожающей интересам обороняющегося либо иным охраняемым законом интересам, его силы и возможности по отражению посягательства, количество посягающих и обороняющихся, их возраст, физическое развитие, наличие оружия, место и время посягательства, внезапность и интенсивность нападения, момент его прекращения, возможность обороняющегося объективно оценить степень и характер угрожающей ему опасности, а также возможность определить момент прекращения посягательства (п. 1.1 обзора).

Также суды учитывают, что находившимся в состоянии необходимой обороны не признается лицо, спровоцировавшее нападение, чтобы использовать его как повод для совершения противоправных действий, в том числе для причинения вреда здоровью, хулиганства, сокрытия другого преступления и т.п. (п. 9 Постановления Пленума № 19). ВС подчеркнул, что такие деяния обоснованно квалифицировались без учета признаков необходимой обороны (п. 1.2 обзора).

В п. 1.3 Верховный Суд отметил, что суды принимают во внимание форму вины, с которой обороняющийся причинил вред здоровью посягающему либо смерть, опираясь при этом на разъяснение ВС о том, что причинение любого вреда по неосторожности вследствие действий оборонявшегося лица при отражении общественно опасного посягательства не влечет уголовную ответственность (п. 11 Постановления № 19).

Как указано в п. 1.4 обзора, в отдельных случаях суды апелляционной и кассационной инстанций испытывают сложности с применением ст. 37 УК – в частности, неправильно оценивают ситуации, в которых продолжается общественно опасное посягательство и сохраняется состояние необходимой обороны. Также они не всегда принимают во внимание, что переход оружия или других предметов, использованных в качестве такового, от посягавшего к оборонявшемуся сам по себе не может свидетельствовать об окончании посягательства, если с учетом интенсивности нападения, количества посягавших, их возраста, пола, физического развития и других обстоятельств сохранялась реальная угроза продолжения посягательства (п. 8 Постановления № 19).

ВС обратил внимание судов на необходимость учитывать, что переход орудия к оборонявшемуся наряду с другими обстоятельствами, установленными по делу, может указывать на прекращение посягательства и, как следствие, завершение состояния необходимой обороны. Также суды должны принимать во внимание, что данное состояние может иметь место в ситуациях, когда, во-первых, защита последовала непосредственно за актом хотя и оконченного посягательства, но, исходя из обстоятельств, для оборонявшегося не был ясен момент его окончания, и лицо ошибочно полагало, что посягательство продолжается. Во-вторых, посягательство не прекращалось, а с очевидностью для оборонявшегося лишь приостанавливалось посягавшим с целью создания наиболее благоприятной обстановки для его продолжения или по иным причинам.

Трудности возникают у судов и в связи с юридической оценкой поведения участников конфликта, завершившегося смертью либо причинением тяжкого вреда здоровью, с учетом последовательности, характера и опасности их действий, а также фактического наличия посягательства, от которого имело право обороняться лицо, действия которого повлекли указанные последствия (п. 1.5 обзора).

Умышленное причинение оборонявшимся тяжкого вреда здоровью или смерти посягавшему

Второй раздел посвящен квалификации убийства и умышленного причинения тяжкого вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны

Как отмечается в п. 2.1, при квалификации умышленного причинения смерти либо тяжкого вреда здоровью посягавшего суды не всегда усматривают совершение данных действий в состоянии необходимой обороны и не учитывают, что несоразмерность мер защиты опасности посягательства свойственна именно превышению пределов обороны, поскольку причинение вреда другому лицу происходит при отражении его общественно опасного посягательства, когда обороняющийся умышленно совершает действия, явно не соответствующие характеру и опасности последнего. Согласно ч. 2 ст. 37 УК такое превышение возможно, только если посягательство не связано с применением насилия, опасного для жизни, либо с угрозой его применения.

В отдельных случаях суды не учитывают разъяснения, содержащиеся в п. 14 Постановления № 19, о том, что обороняющееся лицо из-за волнения, вызванного посягательством, не всегда может правильно оценить характер и опасность последнего и избрать соразмерные способ и средства защиты. При этом действия оборонявшегося нельзя рассматривать как совершенные с превышением пределов обороны, если причиненный вред хотя и оказался больше предотвращенного, но при причинении вреда не было допущено явного несоответствия мер защиты характеру и опасности посягательства.

Причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление

Раздел 3 обзора посвящен применению норм УК о причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление.

Так, ВС указал, что положения ст. 38 УК, регламентирующие правомерное причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление, а также ч. 2 ст. 108 и ч. 2 ст. 114 УК об ответственности за превышение допустимых мер в судебной практике применяются редко. Тем не менее у судов возникают сложности с выяснением наличия данного обстоятельства и факта превышения мер, необходимых для задержания. В частности, суды в отдельных случаях не устанавливают и не исследуют тот факт, что правоохранители или иные лица действовали в состоянии задержания лица, совершившего преступление, а причинение ему вреда обусловливалось обстоятельствами задержания.

«Наличие данных примеров свидетельствует о том, что оценка обстоятельств, связанных с самообороной, – очень сложный процесс, вызывающий большие затруднения у судов, что вкупе с мизерным процентом оправдательных приговоров практически гарантирует обвинительный», – отметил партнер консалтинговой группы G3, адвокат Александр Татаринов.

Условия крайней необходимости

Как указано в заключительном разделе о применении положений УК о причинении вреда в условиях крайней необходимости, трудности у судов возникают и в оценке таких ситуаций. В частности, при определении наличия реальной опасности, непосредственно угрожающей интересам личности, общества или государства, и невозможности ее устранения способами, не связанными с причинением вреда третьим лицам. При этом вопрос о том, что лицо причинило вред в состоянии крайней необходимости, преимущественно возникал по уголовным делам о преступлениях в сфере экономической деятельности, в том числе совершенных руководителями коммерческих организаций и предпринимателями.

Читать еще:  Как выглядит и чем отличается конопля от марихуаны, каннабиса и анаши

При этом ВС подчеркнул, что ситуации, связанные с причинением вреда в состоянии крайней необходимости, могут возникать и в других сферах, в том числе в рамках общественных отношений, обеспечивающих конституционные права и свободы человека и гражданина. При оценке данных ситуаций судам необходимо обращать внимание на такие обязательные условия, указывающие на правомерность предпринятых лицом действий, как наличие и действительный характер опасности, а также невозможность ее устранения без нарушения прав и свобод другого лица и отсутствие явного превышения допустимых при этом пределов, в том числе в виде причинения вреда, равного или большего по сравнению с тем, который мог быть причинен при дальнейшем развитии возникшей опасности.

Адвокаты обратили особое внимание на последний раздел обзора

«В первом из приведенных примеров лицо было признано виновным в совершении преступления по ст. 199 УК (уклонение от уплаты налогов и сборов), во втором – по п. “б” ч. 2 ст. 177 УК (осуществление предпринимательской деятельности без лицензии). В обоих случаях приговоры были отменены, а уголовные дела прекращены за отсутствием состава преступления по тем основаниям, что при вынесении приговора судом не были учтены положения п. 1 ст. 39 УК», – отметил Александр Татаринов.

Эксперт добавил, что ВС еще раз подчеркнул важность правильной оценки обстоятельств и применения норм с учетом степени опасности деяния. «Это является положительной тенденцией, так как высшая судебная инстанция уже неоднократно обращала внимание на экономические статьи, призывая суды быть более внимательными в отношении подобной категории дел», – резюмировал адвокат.

«Поскольку основным направлением моей деятельности является защита предпринимателей, примеры, связанные именно с предпринимательской деятельностью, для меня наиболее значимы, – отметил адвокат Новосибирской городской коллегии адвокатов Виктор Прохоров. – К сожалению, в данном разделе отражены всего два случая применения судами ст. 39 УК, причем только один из них относится к предпринимательской деятельности».

Тем не менее, добавил Виктор Прохоров, даже этот единственный пример позволяет положительно оценить обзор в целом, поскольку это один из немногих случаев применения ст. 39 УК при обвинении лица в совершении преступления, предусмотренного ст. 199 Кодекса.

Адвокат и руководитель уголовной практики юридической фирмы «Инфралекс» Артем Каракасиян добавил, что по данному вопросу отсутствует постановление Пленума ВС, и суды не имеют четких ориентиров, давно существующих для других обстоятельств, исключающих преступность деяния.

Безусловно, правильным шагом, по мнению эксперта, является то, что высший судебный орган обратил внимание на сложности применения крайней необходимости по делам об экономических преступлениях. «Зачастую при наступлении кризиса на предприятии руководство вынужденно допускает формальное нарушение требований уголовного закона (например, не уплачивает налоги, скрывает доходы или осуществляет деятельность в отсутствие лицензии). При этом суды зачастую не принимают во внимание, что эти нарушения вызваны не корыстными или иными противоправными мотивами гендиректора, а его желанием не допустить большего вреда», – подчеркнул он.

Адвокат добавил, что согласно ст. 39 УК для применения нормы о крайней необходимости должны быть доказаны наличие опасности для охраняемых законом интересов и невозможность ее устранения иными средствами, кроме как допущенным нарушением Кодекса. «Несмотря на достаточную ясность данной нормы, на практике обосновать ее применимость бывает сложно, поскольку у судов часто отсутствует понимание, какие именно факты нужно учитывать по экономическим делам, – отметил Артем Каракасиян. – Кроме того, ВС отметил, что в определенных случаях возможное прекращение деятельности предприятия само по себе может рассматриваться как достаточный источник опасности, порождающей ситуацию крайней необходимости. К таким случаям отнесены риск утраты большого числа рабочих мест, срыва отопительного сезона (для водоснабжающих организаций), создания аварийных ситуаций (для опасных производств)».

По мнению эксперта, из обзора можно сделать вывод, что при установлении невозможности устранить опасность законными средствами суды должны изучать действия руководства предприятия, совершенные в период нарушения закона. «В пользу крайней необходимости говорят диалог с органами власти (заблаговременное информирование о кризисе на предприятии и грозящем возникновении задолженности по налоговым платежам), обращение в налоговые органы с просьбой о реструктуризации долга, расходование денежных средств, поступающих на счет организации, исключительно на текущую деятельность (выплата зарплаты, приобретение сырья) и т.д.», – пояснил он.

Артем Каракасиян добавил, что в дальнейшем требуется более детальная разработка института обстоятельств, исключающих преступность деяния, применительно к экономическим преступлениям. «Это необходимо, так как в условиях нестабильной экономики отсутствие проработанных подходов к применению норм о крайней необходимости и обоснованном риске создает предпосылки для несправедливого привлечения руководства организаций к уголовной ответственности», – подчеркнул он.

По мнению Виктора Прохорова, данный обзор ВС имеет явный перекос в сторону анализа практики применения соответствующих положений в делах о преступлениях против личности. «Полагаю, что регулярная подготовка и публикация таких обзоров, безусловно, полезна как для правоприменителей, так и для представителей бизнеса. Практика показывает, что предприниматели зачастую оказываются в практически тождественных ситуациях, что, видимо, является следствием сложившихся во всех регионах сходных экономических условий», – считает он.

Адвокат добавил, что и в минувшем году, и в текущем к нему неоднократно обращались бизнесмены, в отношении которых проводилась проверка по сообщениям о преступлениях, предусмотренных ст. 199.2 УК. «Все они являлись руководителями производственных предприятий непрерывного цикла, в котором остановка производства означает его неизбежную гибель, – пояснил он. – Их действия по направлению выручки на нужды предприятия в обход заблокированных расчетных счетов были вызваны, безусловно, крайней необходимостью и желанием не допустить прекращения работы производства, сохранить рабочие места и источник доходов для работников и членов их семей».

В заключение эксперт подчеркнул, что такого рода обзоры должны рассматриваться на совещаниях в правоохранительных органах в целях недопущения заведомо незаконного уголовного преследования в сходных случаях.

При каких условиях необходимая оборона признается правомерной

Необходимая оборона признается правомерной лишь при соблюдении нескольких обязательных условий. Основное – применение ее по отношению к противоправным действиям совершаемых против личности, а также интересов общества и государства. Под этим утверждением понимается:

  • правомерная защита допускается при совершении преступных действий, заранее спланированных или непреднамеренных;
  • ее применение правомерно в отношении сотрудников правоохранительных органов, совершающих противозаконные поступки;
  • правомерность необходимой обороны регламентируется правовыми нормами УПК России;
  • применение правомерной защиты в отношении психически больных лиц и несовершеннолетних должно осуществляться с нанесением минимально возможного ущерба нападающему, так как они могут не осознавать противоправность своих действий;
  • действия в рамках необходимой обороны может производить и постороннее лицо, защищая жизнь и здоровье жертвы нападения.
Читать еще:  Что делать если судебный пристав не исполняет решение суда

Применять правомерную защиту человек может только при наличии явной угрозы применения в отношении него физического насилия или в условиях непосредственного нападения преступника. Другими словами, можно защищаться, не ожидая нападения, однако активные оборонительные действия без наличия угрозы физического насилия являются противозаконными.

Если вас обвиняют в нарушении пределов правомерной защиты, самым правильным решением будет найти адвоката по уголовным делам, проконсультироваться с ним и при необходимости воспользоваться его услугами.

Что такое крайняя необходимость?

Состояние крайней необходимости – это та ситуация, при которой человек объективно вынужден причинить некий материальный ущерб третьим лицам во избежание еще большего вреда. Основная особенность этого в том, что вред материальный всегда причиняется тем лицам, которые никак не причастны к возникшему опасному моменту. Поводом для производства действий в условиях крайней необходимости могут быть преступные действия другого человека, стихийные бедствия, обстоятельства непреодолимой силы.

В условиях крайней необходимости необходимо присутствие реальной угрозы, притом вред, который возможен, и который лицо пытается устранить, должен быть существеннее, чем тот вред, который был причинен лицом чужому имуществу. В этом случае лицо должно быть уверено в том, что иначе никакими путями вред устранить нельзя, то есть это единственно возможный способ предотвратить опасные последствия. При этом данное понятие применяется большей частью в гражданском праве и касается именно материального ущерба. При этом возможны случаи, когда вред может быть причинен и человеку, а также может быть причинена даже смерть.

Вред, причиненный чужому имуществу данным лицом, должен быть возмещен третьим лицам, если он превысил возможную угрозу. К этому действию в качестве примера можно отнести, например, снос какой-то постройки для недопущения распространения огня при пожаре, например, сарая. То есть огонь мог перекинуться через сарай на жилой дом, при это причинив существенный материальный ущерб его обитателям, так и причинив вред его жителям вплоть до смерти домочадцев. Здесь явно прослеживается меньший материальный вред (снос сарая) по сравнению с возможностью возгорания жилого дома вместе с его обитателями.

Что говорит закон о самообороне

Необходимая оборона, простыми словами, это та мера самозащиты, которая будет сопоставима по вреду с посягательством и, которая исключает в действиях лица, что защищается, нарушение. Так, это те действия человека, который он совершает при борьбе с преступником, пытаясь предотвратить нападение, устранить угрозу. Такая оборона существует в административном и уголовном праве, иными словами, — исключает вину лица при совершении действий, что имеют признаки административных и уголовных правонарушений при самозащите. Protocol обращает внимание, что между необходимой обороной в административных делах и обороной в уголовных производствах, — есть небольшая разница. Она проявляется в нюансах самого значения и особенностях превышения границ необходимой самообороны. Детально об этом ниже.

Статьей 19 Кодекса Украины об административных правонарушениях (КУоАП) предусмотрено, что действие, обозначенное законами как административное нарушение, не будет им, если оно совершалось для защиты государственного, общественного порядка, прав и свобод граждан, собственности людей или установленного порядка управления. Необходимо отметить, что защищать в таком случае, можно, как указано выше, не только себя и свои интересы или своих близких, а почти все, что есть законным. Следовательно, объектом защиты есть гарантированный законом порядок и интересы. Очень важно, чтобы при обороне причинение вреда было равно или меньше той мере опасности, которая грозит обществу, человеку, их правам, государству и установленному порядку. Если, же, такой вред явно не соответствует опасности — это будет превышением обороны, главным последствием которой есть наступление ответственности.

Нужно обратить внимание, что обороняться и причинять вред можно только лицу, которое осуществляет угрозу, реально пытается или делает посягательство на охраняемые интересы. Если же вред причиняется кому-либо другому, тогда, такие действия не будут охватываться необходимой обороной.

Раздел VIII Уголовного кодекса (УК) устанавливает перечень обстоятельств, которые исключают преступность деяния. Среди них и необходимая оборона. Формально, под нее подпадает действие, которое хотя и имеет весь состав преступления, но совершено при условии сопоставимой, своевременной защиты и не является преступлением.

Важно отметить, что каждый человек имеет право на оборону независимо от того, была в него возможность позвать на помощь или нет, мог ли избежать от опасности каким-либо другим способом.

В отличие от обороны в понимании КУоАП, УК указывает более четкие критерии, которые необходимо соблюдать для правомерной самообороне.

Воображаемая оборона

Статья 37 УК предусматривает еще одно обстоятельство, которое исключает преступность и освобождает от уголовной ответственности — воображаемая оборона. При ней, фактически, все те же условия что и при необходимой обороне. Некоторые, даже, относят такое обстоятельство к подвиду необходимой обороны. Но, основным отличием является то, что возможное причинение угрозы и опасность есть только в воображении лица, что обороняется, и для такого воображения есть все основания. Простыми словами, что была такая обстановка, при какой, каждый мог увидеть опасность, когда нельзя было понять что посягательство не реальное. Например, друзья решили разыграть одного из них, как-бы сделать сюрприз на день рождение и надели балаклавы или любую другую необычную, на первый взгляд, вызывающую опасность, одежду, взяли нож и начали угрожать человеку, потом попытались похитить, делая все при этом, чтобы их невозможно было узнать. Человек на которого напали, испугался и начал защищать себя, воспользовавшись своим правом на самооборону и случайно кого-то сильно ударил. Описанная ситуация и будет считаться воображаемой обороной, поскольку, человек не мог предугадать что это не настоящая опасность и что, на самом деле, никакой угрозы нет. Но, все это, все мелочи и детали необходимо доводить в суде, именно судья будет решать были ли реальные основания для обороны и была ли такая оборона сопоставима нападению.

Превышение самообороны: что это и как ее избежать

Всему есть границы, в том числе, и деяниям во время необходимой обороны. Многих интересует где именно та грань разрешенных действий и часто люди ищут в интернете информацию подобного рода: “превышение самообороны статья Украина” или “превышение обороны, где предел” и тому подобное. В этом разделе Протокол детально расскажет как необходимо защищаться, чтобы не было такого превышения, и, соответственно, преступления в действиях лица, что защищается.

Читать еще:  Проблемы квалификации убийств, сопряженных с другим преступлением

Согласно части 3 статьи 36 УК, превышением обороны считается умышленное причинение лицу, которое посягает, тяжкого вреда, что явно не соответствует опасности посягательства или обстановке защиты. Как всегда, наводим пример: у мускулистого большого парня возрастом 35 лет, молодая девушка без оружия пытается, идя по улице, что-то украсть, парень это замечает и начинает сильно избивать девушку, причиняя ей много сильных ударов кулаками по голове. В такой ситуации явное несоответствие защиты и нападения, поскольку, во первых, нападавшая без ружья, телосложение нападавшей, по сравнению с лицом, что защищается, хрупкое и слабее; и самое важное, девушка делала посягательство на имущество, а парень, который защищался, сделал посягательство на здоровье и, возможно даже на жизнь, так как сильно бил по важному органу — голове. Изменим ситуацию, если та же девушка и тот же парень, но на дворе ночь и девушка напала с ножом или просто держит его в руках: в этом случае, можно доказать, что обстановка защиты соответствует нападению, поскольку, ночью сложно рассмотреть телосложение нападавшего и, ключевой момент, — наличие ножа, так как это можно изъяснять как реальную угрозу для жизни.

Еще один пример неравенства сил. Молодая девушка хрупкого телосложения (весом 47 кг) поссорилась со своим парнем (весом 100 кг) и во время ссоры дала два ляпаса по лицу ее парня. В такой ситуации парень не должен применять необходимую оборону, поскольку, реальная угроза здоровью или жизни отсутствовала, простыми словами, парню надо было “перетерпеть” эти несколько “ударов” девушки и не применять силу, не избивать в ответ.

Вот еще один довольно интересный пример соответствия защиты и нападения. Женщина (возрастом около 65 лет) сидела у подъезда на лавочке поздно вечером. Рядом на этой же лавочке сел мужчина (крупного телосложения, возрастом около 30). Пожилая женщина начала думать, что мужчина сел не просто так, а с плохими намерениями, проще сказать чтобы ее изнасиловать и, поэтому, решила забрызгать баллончиком мужчине глаза. Вопрос: надо ли обороняться мужчине? И будет ли такая оборона соответствовать “нападению”? Конечно же, нет, да в этом случае женщина поступила неправильно, но ее действия не являются реально опасными для жизни. Также, учитывая то, что мужчина молодой и сильный, избивать пожилую женщину явно будет не соответствием. Вывод: мужчине надо либо терпеть, либо просто уйти. В крайнем случае, если все же повреждения кажутся значительными можно вызвать полицию.

То есть, необходимо анализировать орудие преступления, возраст и физические возможности нападавшего, место преступления, способ нападения, направление ударов, механизм их причинения, количество нападавших и другие обстоятельства, что составляют обстановку преступления.

Вторым моментом, который обязательно необходимо соблюдать, чтобы не было превышения, есть мотив, а именно стремление защитить интересы лица, государства, общественные интересы, жизнь, здоровье или права обороняющегося или другого лица от общественно опасного посягательства.

В том случае, когда определяющим в поведении лица было не предотвращение нападения и защиты, а желание причинить вред потерпевшему (расправиться), такие действия по своим признакам не представляют необходимой обороны, они приобретают противоправный характер и должны расцениваться на общих основаниях (важность мотива обозначена в Постановлении Верховного суда от 19 марта 2020 года в деле №744/1307/18 ).

Следующим важным правилом при необходимой обороне есть своевременность. Обороняться можно либо когда есть реальная угроза причинения вреда, либо во время такого причинения. Если начать защищаться очень рано или поздно, это не будет считаться необходимой обороной. К примеру, та же вышеописанная ситуация с девушкой и парнем. Если девушка шла бы просто за парнем, не доставая нож или без него, не совершала нападение на парня, а просто шла долгое время за ним, а парень начал думать, что она его преследует с намерением убить, обернулся к девушке, напал на нее и сильно избил. В описанной ситуации, отсутствует необходимая оборона, по скольку, реального посягательства со стороны девушки не было и весомых оснований о возможной угрозе — также нет. Может быть и запоздалая оборона. Например, парень избил другого парня, который от ударов упал и лежал избитым некоторое время; нападавший уже начал уходить и прошел метров сто или двесте, как, вдруг, человек, которого избили, встал и начал догонять того, кто его избил чтобы “расправиться”. В таком случае, это уже будет не оборона, а месть, за что несут ответственность на общих основаниях.

Просуммируем все важные правила, которые нужно соблюдать при применении обороны, чтобы не допустить ее превышение:

  • соответственность обстановки защиты обстановке нападения;
  • своевременность защиты;
  • мотив защититься, а не причинить вред.

Исключения: когда при обороне можно все

Часть 5 статьи 36 УК устанавливает, что не является превышением необходимой обороны (независимо от тяжести причиненного вреда нападавшему) действия с применения огнестрельного оружия или любых других средств и способов защиты при:

  • нападении вооруженного человека;
  • нападении группы людей;
  • насильственном вторжении в жилье (только в таком случае необходимо доказать, что вторжение в дом действительно было насильственным).

Так, например, если домой насильно ворвались незнакомые люди и угрожают или совершают любые опасные деяния, то в таком случае, будет эффективной и законной, даже, самооборона с помощью пневматического оружия.

Ответственность при превышении пределов необходимой обороны

Что будет, если, например, совершить превышение самообороны с летальным исходом? Какая возможная ответственность при превышении обороны и в каких случаях?

Частью 3 статьи 36 УК установлено, что уголовная ответственность за превышения необходимой обороны возможна только при совершении следующих преступлений:

1) предусмотренное статьей 118 УК (умышленное убийство) — наказание в виде исправительных работ на срок до двух лет или ограничения свободы на срок до трех лет, или лишения свободы на срок до двух лет;

2) предусмотренное статьей 124 УК (умышленное причинение тяжких телесных повреждений) — наказание в виде общественных работ на срок от ста пятидесяти до двухсот сорока часов или исправительных работ на срок до двух лет, или ареста на срок до шести месяцев, или ограничения свободы на срок до двух лет.

Protocol обращает внимание, что если превышение необходимой обороны совершено в состоянии душевного волнения и это доказано в суде, то человек не несет уголовной ответственности (часть 4 статьи 36 УК).

Автор консультации: Колотуха Катерина

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector