Petrovskoe-omr.ru

Петровское ОМР
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Некоторые вопросы института мнимой обороны в российском уголовном праве

ВС переквалифицировал действия осужденного за убийство на превышение необходимой обороны

22 октября Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда вынесла кассационное определение по делу № 3-УД20-8-К6 гражданина, осужденного за убийство, переквалифицировав деяние на превышение необходимой обороны и освободив его из мест лишения свободы ввиду отбытия наказания.

Суды сочли, что осужденный убил одного человека и нанес тяжкие увечья другому

По версии следствия, 13 декабря 2015 г. Антон Губенка после употребления спиртного и на почве личных неприязненных отношений нанес Р. множество ножевых ранений, отчего тот скончался на месте преступления. Мужчина также нанес множество ударов ножом П., который пытался защитить Р., отчего этому гражданину был причинен тяжкий вред здоровью.

В ходе судебного разбирательства сторона защиты не оспаривала факт причинения подсудимым смерти Р. и тяжкого вреда здоровью П., но настаивала на том, что такие действия были совершены в состоянии необходимой обороны.

В рамках судебного процесса суд первой инстанции установил, что причиной конфликта между Антоном Губенкой и Р. явилась попытка последнего украсть швейную машинку матери обвиняемого: словесный конфликт между мужчинами перерос в драку, в ходе которой Губенка применил нож. В свою очередь П. не принимал участия в драке, а лишь пытался разнять дерущихся.

В июне 2019 г. Сарапульский районный суд Удмуртской Республики приговорил Антона Губенку к 8 годам лишения свободы за убийство Р. и за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью П. (ч. 1 ст. 105 и п. «з» ч. 2 ст. 111 УК РФ). При назначении наказания суд учел характер и степень общественной опасности содеянного, личность осужденного, смягчающие обстоятельства: явку с повинной, активное способствование расследованию преступлений, частичное признание вины, состояние здоровья подсудимого, наличие у него малолетнего ребенка, а также отсутствие отягчающих обстоятельств.

В дальнейшем апелляция изменила обвинительный приговор, увеличив срок наказания до 10 лет лишения свободы. При этом вторая инстанция учла молодой возраст подсудимого на момент совершения им преступления и откорректировала описательно-мотивировочную часть приговора в части квалификации телесного повреждения, причинившего тяжкий вред здоровью, по признаку опасности для жизни, а также противоправности поведения потерпевшего, ставшего поводом для преступления. Апелляционный суд также несколько изменил описание преступных действий подсудимого, направленных на причинение смерти Р.

В свою очередь кассация уточнила описательно-мотивировочную часть обвинительного приговора и апелляционного определения, упомянув свидетельские показания работников больницы, куда поступил Антон Губенка после поножовщины, и уточнив город, в котором было совершено преступление.

ВС согласился с переквалификацией преступления

В дальнейшем осужденный и его защитник, адвокат АП Республики Удмуртия Олег Корпачев обжаловали вынесенные судебные акты в Верховный Суд РФ, требуя их отмены и прекращения уголовного дела в связи с отсутствием в действиях Антона Губенки составов преступлений.

По мнению заявителей, потерпевшие совершили покушение на хищение имущества осужденного, переросшее в разбойное нападение, в связи с чем последний, находясь в состоянии необходимой обороны, был вынужден защищаться с применением ножа. Они также полагали, что показания потерпевшего П. были противоречивыми и не соответствовали фактическим обстоятельствам дела. По убеждениям кассаторов, суд апелляционной инстанции не учел установленную совокупность смягчающих наказание обстоятельств и отсутствие отягчающих, что повлекло неприменение положений ст. 64 и 73 УК РФ, а также незаконное усиление назначенного наказания.

После изучения материалов дела Судебная коллегия по уголовным делам ВС РФ сочла, что нижестоящий суд не дал надлежащую оценку в описательно-мотивировочной части обвинительного приговора всем исследованным доказательствам, как уличающим, так и оправдывающим подсудимого.

Как пояснил Верховный Суд, отвергая доводы стороны защиты о том, что подсудимый применил нож в отношении Р. для защиты от его неправомерных действий, нижестоящий суд учел не все существенные для правильного разрешения уголовного дела обстоятельства. Так, суд первой инстанции счел, что Р. не представлял никакой реальной угрозы для жизни Губенки и не располагал оружием или предметами, которые мог использовать в качестве такового, его антропометрические данные также не давали оснований полагать, что погибший мог представлять реальную угрозу для жизни подсудимого. Соответственно, в связи с отсутствием у кого-либо из дерущихся значительного физического превосходства над соперником конфликт мог закончиться без тяжких последствий. «Вопрос же о наличии угрозы для здоровья Антона Губенки не обсуждался судом и не получил в приговоре надлежащей оценки», – подчеркнул ВС.

Высшая судебная инстанция отметила, что ч. 2 ст. 37 УК РФ предусматривает возможность защиты от посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица либо с непосредственной угрозой применения такого насилия. Такая защита является правомерной, если при этом не было допущено превышение пределов необходимой обороны, т.е. умышленных действий, явно не соответствующих характеру и опасности посягательства. Как следует из Постановления Пленума ВС РФ № 19 от 27 сентября 2012 г. «О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление», под посягательством, защита от которого допустима в пределах, установленных вышеуказанной нормой, следует понимать совершение общественно опасных деяний, сопряженных с насилием, не опасным для жизни обороняющегося или другого лица (например, побои, причинение легкого или средней тяжести вреда здоровью, грабеж, совершенный с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья).

В судебном заседании первой инстанции было установлено, что в ходе драки Р. причинил обвиняемому различные телесные повреждения, что подтверждалось впоследствии заключением судмедэксперта. Следовательно, во время драки действия Р. в сравнении с действиями осужденного были более активными. «Он нанес большее количество и со значительной силой ударов Антону Губенке, причинив его здоровью вред средней тяжести в виде переломов четырех ребер и головки малоберцовой кости и легкий вред в виде кровоподтеков и ссадин на различных участках тела, что представляло реальную опасность для здоровья Губенки. При таких обстоятельствах вывод суда о том, что Р. не имел физического превосходства, что его действия не представляли никакой опасности для Антона Губенки, что последний не имел оснований защищаться от потерпевшего, нельзя признать обоснованным», – отметил ВС.

При этом Суд указал, что осужденный нанес не менее 33 ударов ножом в различные части тела Р., когда последний не применял насилие к осужденному. Соответственно, необходимости в нанесении потерпевшему такого количества ударов не имелось, избранный Губенкой способ защиты явно не соответствовал характеру и опасности посягательства, им были превышены пределы необходимой обороны, а потому в силу ч. 2 ст. 37 УК РФ его защита не может быть признана правомерной.

«Сам осужденный в ходе предварительного следствия на допросах в качестве подозреваемого 14 декабря 2015 г., в качестве обвиняемого 22 декабря 2015 г. также пояснял, что П. пытался разнять их с Р., помешать ему, в связи с чем он нанес ему удары ножом по телу, чтобы тот не мешал ему. С учетом того, что П. не совершал посягательства, опасного для жизни или здоровья Антона Губенки, действия осужденного по причинению тяжкого вреда здоровью П. на почве личных неприязненных отношений с применением предмета, используемого в качестве оружия, правильно квалифицированы судом по п. “з” ч. 2 ст. 111 УК РФ», – заключил Верховный Суд.

Он добавил, что апелляция, усиливая наказание подсудимому, не указала мотивы принятого решения. Вторая инстанция сослалась на те же обстоятельства, что и суд первой инстанции, дополнительно указав на его молодой возраст в момент совершения преступления. Иные мотивы необходимости назначения гражданину более строгого наказания, какие-либо конкретные данные в обоснование данного решения в апелляционном определении не имеются.

Читать еще:  Виды информационных преступлений, методы борьбы с преступниками и меры ответственности

Таким образом, Верховный Суд изменил судебные акты нижестоящих инстанций, переквалифицировав действия обвиняемого с ч. 1 ст. 105 на ст. 108 УК РФ. В итоге ВС назначил окончательное наказание Антону Губенке сроком в 3 года и 10 месяцев лишения свободы. В связи с тем что мужчина отбыл наказание, он подлежит освобождению из исправительного учреждения.

Редакция «АГ» связалась с адвокатом Олегом Корпачевым, но он воздержался от предоставления комментариев по уголовному делу.

Эксперты «АГ» прокомментировали выводы Верховного Суда

Адвокат АП Свердловской области Сергей Колосовский отметил, что вопреки бытующему мнению нормативный институт необходимой обороны достаточно часто правильно применяется судами. «И определяющей здесь, также вопреки распространенному мнению, является именно позиция защиты. Если защита изначально строится с учетом положений ст. 37 УК и с учетом этих положений формируются показания обвиняемого, то при наличии объективных предпосылок закономерным результатом становится либо очень мягкий или оправдательный приговор. Из кассационного определения Верховного Суда видно, что защитник правильно указывал на обстоятельства, свидетельствующие о наличии в действиях осужденного признаков необходимой обороны, и суд защиту услышал», – полагает он.

По словам эксперта, среди важных моментов в определении необходимо обратить внимание на то, что суд применил не ч. 1, а именно ч. 2 ст. 37 УК. «К сожалению, одной из распространенных ошибок в применении института необходимой обороны является заблуждение, что необходимая оборона возможна лишь при защите лица от посягательства, угрожающего его жизни. В действительности же право лица на необходимую оборону возникает и при защите лица, и даже при защите третьих лиц от менее опасных посягательств, что и имело место в рассматриваемой ситуации», – подчеркнул адвокат.

Сергей Колосовский добавил, что Верховный Суд правильно оценил излишнее количество ударов и их локализацию (в спину) именно как превышение пределов необходимой обороны, а не как признак более тяжкого преступления, что сделали нижестоящие суды. «С учетом всего изложенного кассационное определение ВС РФ можно рассматривать в качестве примера эталонного применения ст. 37 УК. И в качестве такового, оно, безусловно, способно оказать положительное влияние на правоприменительную практику в тех сложных ситуациях, когда будущий обвиняемый оборонялся от нападения, не несущего явной угрозы его жизни», – резюмировал эксперт.

Адвокат, руководитель семейной практики Коллегии адвокатов г. Москвы № 5 Татьяна Сустина назвала кассационное определение Верховного Суда де-юре абсолютно логичным. «Де-факто такой судебный акт является исключительным случаем, который не может не обратить на себя внимание профессионального сообщества. Телесные повреждения, нанесенные потерпевшим подсудимому и проигнорированные нижестоящими судами, не смогли уйти от внимания Верховного Суда, и это дает надежду многим обвиняемым (в том числе жертвам домашнего насилия), что ситуация по аналогичным делам может улучшиться», – полагает она.

Эксперт отметила, что, придя к выводу об отсутствии состава преступления по ст. 105 УК РФ, Верховный Cуд сделал акцент на тяжести нанесенных повреждений, т.е. на действительной угрозе жизни подсудимого. «Таким образом, можно сделать вывод, что практика дел о необходимой обороне или о превышении ее пределов в любом случае будет достаточно сложной и разной, а граница между необходимой обороной и превышением ее пределов останется размытой», – подытожила Татьяна Сустина.

Уголовное дело вместо парада: генерала Шойгу уличили в злоупотреблениях

Ректор академии РВСН лишился своего поста за махинации с премиями сотрудников

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА

Коррупционный скандал в военной академии РВСН вызвал негодование министра обороны Сергея Шойгу. В итоге начальник вуза Леонид Михолап, готовящийся пройти на параде Победы во главе колонны ракетчиков, был вынужден написать рапорт на увольнение. По итогам проверки ФСБ и комиссии ракетных войск он стал фигурантом уголовного дела о махинациях с премиями подчиненных. Вскоре должен решиться вопрос о нахождении генерал-майора на военной службе. О подробностях разоблачения главы военного вуза и его попытках спасти хотя бы погоны при помощи покровителей из СКР — в материале ПАСМИ.

Статью о сомнительных схемах начальника академии РВСН имени Петра Великого Леонида Михолапа с денежными вознаграждениями преподавателей ПАСМИ опубликовало в конце апреля. Как рассказали редакции сотрудники военного вуза, после назначения Михолапа в августе 2019 года преподавателей и научных сотрудников регулярно вынуждали возвращать часть премий в пользу руководства учреждения.

Один из эпизодов незаконного распределения средств был зафиксирован в ходе проверки Департамента военной контрразведки ФСБ России в марте 2021 года. В апреле по материалам чекистов Военное следственное управление СКР по РВСН возбудило уголовное дело в отношении неустановленных лиц по ч.4 ст. 159 УК РФ — “Мошенничество в особо крупном размере”

Параллельно с подчиненными Александра Бортникова и Александра Бастрыкина проверку в академии провела комиссия, назначенная командующим РВСН Сергеем Каракаевым. О результатах работы военных и правоохранителей “Первому антикоррупционному СМИ” сообщили сотрудники ракетного вуза.

Не праздничные секреты

Собеседники редакции рассказали, что с содержанием статьи, посвященной расследованию коррупции в ракетных войсках, был ознакомлен глава Минобороны. По их словам, Сергей Шойгу выразил недовольство ситуацией в академии РВСН и дал команду объективно проверить информацию о возможных нарушениях руководителя вуза.

А 4 мая — во время длинных праздничных выходных — по инициативе командующего РВСН Сергея Каракаева прошел закрытый военный совет ракетных войск стратегического назначения. В повестке был единственный вопрос — обсуждение итогов проверки по фактам коррупционных нарушений в академии. Эту проверку 16 апреля 2021 года провела комиссия во главе с заместителем командующего ракетными войсками Андреем Бурбиным.

“Закрытый военный совет собирается редко — когда обсуждается приемка новых секретных вооружений либо что-то из ряда вон выходящее, — объяснили сотрудники военного вуза. — На этот раз “из ряда вон” оказались выводы доклада генерал-лейтенанта Бурбина”.

Эти выводы были отражены в официальном приказе командующего РВСН от 8 мая 2021 года о принятии мер по устранению выявленных в академии нарушений.

Из документа следует, что внутреннее расследование подтвердило факты вымогательства премий и причастность к ним Леонида Михолапа.

“В ходе проведенного комплексной группой Командования РВСН расследования установлено, что с декабря 2019 года по январь 2021 года, по личному указанию начальника академии генерал-майора Михолапа Л.А. начальник научно-исследовательского центра академии (далее — НИЦ) Юдин В.Н. и его заместитель Пеньков Д.А. через начальников отделов НИЦ осуществляли ежеквартальное изъятие денежных средств у подчиненных под предлогом “на нужды академии””, — говорится в приказе командующего РВСН Каракаева.

В ходе проверки также было выявлено, что после назначения Михолапа из академии начали массово увольняться работники и военнослужащие, которые были не согласны с политикой и методами нового руководства.

Недовольство стилем работы главы образовательного учреждения выразили и действующие сотрудники. “Результаты анонимного опроса показали, что коллектив академии не поддерживает своего начальника. Более трети офицеров не удовлетворены взаимоотношениями с руководством, примерно столько же сталкивается с психологическим давлением и постоянным унижением чести и достоинства”, — отмечено в документе.

Помимо этого, комиссия РВСН отметила, что в ведущем вузе российских ракетных войск снизилось качество подготовки выпускников.

Они в курсе:
— министр обороны Сергей Шойгу
— командующий Ракетными войсками стратегического назначения Сергей Каракаев
— военный прокурор РВСН Андрей Попов
— руководитель ВСУ СКР по РВСН Владимир Кемарский

Между тем, как утверждают собеседники ПАСМИ, в приказе Сергея Каракаева не была отражена еще одна коррупционная схема, всплывшая в ходе расследования комиссии. Выяснилось, что бюджетные средства, выделенные на празднование 200-летия академии, которое отмечалось в декабре прошлого года, якобы были выведены через подконтрольный Михолапу Фонд помощи ветеранам-ракетчикам. Не исключено, что по данному эпизоду будет проведена дополнительная проверка.

Читать еще:  Какая ответственность за незаконное хранение оружия?

Ультиматум для генерала

Одним из последствий разбирательств ситуации в академии стало отсуствие генерал-майора Михолапа на Красной площади 9 мая, хотя ранее сообщалось, что он должен был вести сводную колонну РВСН на параде Победы перед президентом Владимиром Путиным.

Но были и более серьезные решения. Как сообщили сотрудники академии, по итогам закрытого военного совета РВСН глава ракетного вуза был поставлен перед выбором — либо он уходит по собственному желанию или по состоянию здоровья, либо его увольняют в связи с невыполнением условий контракта.

В середине мая, по сведениям собеседников ПАСМИ, Леонид Михолап написал рапорт об увольнении по собственному желанию. На тот момент он уже был фигурантом уголовного дела.

“Начальник управления кадров РВСН полковник Евгений Богданов “отловил” Михолапа прямо здании СК, куда генерала вызвали на допрос к следователю. Богданов пришел с подготовленным пакетом документов и вопросом — добровольным будет увольнение или по инициативе командования. Михолап подписал рапорт добровольно”, — рассказали источники редакции.

По их данным, сейчас Леонид Михолап официально находится в отпуске и в учебном заведении не появляется. Исполняет его обязанности генерал-майор Роман Ногин, заместитель начальника академии по научно-учебной работе.

Статья на миллион

Уголовное дело в отношении Леонида Михолапа Военное следственное управление СКР по РВСН возбудило 13 мая 2021 года. Как сообщили ПАСМИ источники в следственных органах, производство заведено по признакам преступлений, предусмотренных ч.1 ст. 285 УК РФ — “Злоупотребление должностными полномочиями”.

Сейчас в деле только два эпизода. По материалам следствия, в июне 2020 года подчиненные Михолапа по его поручению собрали с научных сотрудников вуза 400 тыс. рублей. Деньги затем передали начальнику академии РВСН в бумажном конверте. В декабре по такой же схеме генерал-майор получил еще 600 тыс. рублей.

Впрочем, сотрудники академии указывают, что сбор денег в вузе проходил ежеквартально — в соответствии с выплатой премий. Начались поборы летом 2019 года — с момента назначения Михолапа, а завершились только после проверки ФСБ — весной 2021 года.

Максимальное наказание, предусмотренное ч.1 ст 285, — пять лет лишения свободы.

Борьба за погоны

Между тем, по данным собеседников ПАСМИ, на 27 мая 2021 года назначено заседание Центральной аттестационной комиссии Минобороны (ЦАК), на котором, в частности, будет рассмотрен вопрос о дальнейшем прохождении службы генерал-майором Михолапом.

“ЦАК рассматривает назначение, продвижение и увольнение генералов в Министерстве обороны РФ. Причем, ЦАК обычно рассматривает вопросы только по “высокопоставленным” генералам, “рядовые” генералы — например, командиры дивизий — на этой аттестационной комиссии рассматриваются крайне редко”, — пояснили сотрудники академии РВСН.

Они должны быть в курсе:
— руководитель военной контрразведки ФСБ России Николай Юрьев
— главный военный прокурор Валерий Петров
— и. о. главы ГВСУ СКР Сергей Федотов

По их данным, Леонид Михолап якобы обратился к своим покровителям в Главном следственном управлении СКР, которые, в свою очередь, вышли на заместителя министра обороны Николая Панкова с просьбой поспособствовать благоприятному для генерала исходу заседания ЦАК. Затем, судя по всему, состоялся разговор Панкова с Михолапом по закрытой связи, но тема беседы и ее итог источникам редакции неизвестен.

Если у вас есть информация о коррупционных нарушениях сотрудников министерства обороны — пишите в рубрику ПАСМИ «Сообщить о коррупции».

Структура Военного университета

Отделы и службы

  • Ученый совет
  • Учебно-методический отдел
  • Отдел организации научной работы и подготовки научно-педагогических кадров
  • Отдел кадров
  • Строевой отдел
  • Финансово-экономическая служба
  • Мобилизационный отдел
  • Служба защиты государственной тайны
  • Поликлиника (филиал поликлиники ГВКГ им. Бурденко)
  • Библиотеки
  • База обеспечения учебного процесса
  • Оркестр

Институты и факультеты

  • Военный институт (военных дирижеров)
  • Факультет военно-политической работы
  • Факультет военно-политической работы и журналистики
  • Факультет войск национальной гвардии России
  • Финансово-экономический факультет
  • Военно-юридический факультет
  • Прокурорско-следственный факультет
  • Факультет иностранных языков
  • Факультет переподготовки и повышения квалификации
  • Специальный факультет
  • Внебюджетный факультет

Кафедры

  • Кафедра оперативно-тактической подготовки (Сухопутных войск)
  • Кафедра оперативно-тактической подготовки (видов Вооруженных Сил и родов войск)
  • Кафедра тактики
  • Кафедра тактики (оперативного использования войск национальной гвардии)
  • Кафедра истории войн и военного искусства
  • Кафедра физической подготовки
  • Кафедра автомобильной подготовки
  • Кафедра языкознания и литературы
  • Кафедра иностранных языков
  • Кафедра русского языка
  • Кафедра истории
  • Кафедра педагогики
  • Кафедра политологии
  • Кафедра философии и религиоведения
  • Кафедра экономических теорий и военной экономики
  • Кафедра управления экономикой производства и ремонта вооружения и техники
  • Кафедра психологии
  • Кафедра военного права
  • Кафедра информатики и управления
  • Кафедра социологии
  • Кафедра морально-психологического обеспечения
  • Кафедра военной администрации, административного и финансового права
  • Кафедра гражданского права
  • Кафедра конституционного (государственного) и международного права
  • Кафедра трудового права, гражданского и арбитражного процесса
  • Кафедра криминалистики
  • Кафедра теории и истории государства и права
  • Кафедра уголовного права
  • Кафедра уголовного процесса
  • Кафедра социально-культурной деятельности
  • Кафедра информационного обеспечения
  • Кафедра дальневосточных языков
  • Кафедра средневосточных языков
  • Кафедра ближневосточных языков
  • Кафедра английского языка (основного)
  • Кафедра английского языка (второго)
  • Кафедра германских языков
  • Кафедра романских языков
  • Кафедра французского языка
  • Кафедра фортепиано
  • Кафедра инструментов военных оркестров
  • Военно-дирижерская кафедра
  • Кафедра военно-оркестровой службы
  • Кафедра инструментовки и чтения партитур
  • Кафедра теории и истории музыки
  • Кафедра финансово-экономического обеспечения Вооруженных Сил
  • Кафедра финансов и управления банковской деятельностью в Вооруженных Силах
  • Кафедра управления повседневной деятельностью войск
  • Кафедра языков и культуры стран СНГ и России

Студия подкастов Свободы

Особняком стоит единственный конкурс, выигранный «Спецвузавтоматикой» по тендеру федеральных силовиков: в 2017 году НИИ стал поставщиком по ОКР «Разработка программного обеспечения для регистратора угловых перемещений» (шифр «Неровность-КА») для войсковой части 68240. Под этим номером, по данным СМИ, скрывается оперативно-техническое управление ФСБ, ответственное в числе прочего за прослушку и создание систем слежения.

Согласно данным закупки, ростовский НИИ создавал для ОТУ ФСБ программное обеспечение для работы инерциального измерительного модуля – такие используют, например, для навигации автономных систем. Выполнение подобной не совсем профильной работы небольшим региональным институтом для федеральной структуры ФСБ намекает на то, что в действительности сотрудничество могло быть шире, но не оставило следов в открытых документах.

В СМИ можно обнаружить, что в 2010 году НИИ «Спецвузавтоматика» участвовал в конкурсе для той же войсковой части ФСБ (данные на сайте госзакупок не сохранились). Тогда спецслужбы интересовало программное обеспечение, которое позволило бы автоматически определить кавказские языки в телефонных переговорах. Заявки на участие в конкурсе помимо «Спецвузавтоматики» подали Московский государственный лингвистический университет и ООО «Центр речевых технологий» из Санкт-Петербурга.

Кто именно стал победителем этого конкурса, Радио Свобода установить не удалось, но НИИ «Спецвузавтоматика» действительно занимался близкой тематикой. В 2000 году Александр Аграновский с соавторами подали заявку на патент «Способ выделения основного тона из речевого сигнала», а в 2005-м – на «Способ распознавания слов в слитной речи». В 2004 году Аграновский выступил соавтором монографии «Теоретические аспекты алгоритмов обработки и классификации речевых сигналов».

Конкурс доносчиков

Как удалось выяснить Радио Свобода, одной из сфер деятельности «Спецвузавтоматики» является борьба с экстремизмом в интернете – причем и в этой сфере организация, как следует из открытых источников, сотрудничала с российскими спецслужбами.

Читать еще:  Укрывательство преступлений сотрудниками следственного комитета России.

Речь идет о «Национальном центре информационного противодействия терроризму и экстремизму в образовательной среде и сети Интернет» (НЦПТИ). О том, что учредителем НЦПТИ является «Спецвузавтоматика», говорится на официальном сайте Центра.

«Основная часть успеха деятельности Центра заключается в системности подхода, целенаправленности и поступательности действий, направленных на противодействие проявлениям экстремизма и терроризма в сети Интернет. Наша цель – не только мониторинг, но и активное формирование общественного мнения с использованием тех же технологий, которыми пользуются на сегодняшний день экстремисты, с целью минимизации их поддержки населением» – так описывается на сайте НЦПТИ его деятельность.

НЦПТИ осуществляет сразу несколько проектов в этой сфере: например, в 2017 году им было создано общественное движение «Интернет без угроз», в координационный совет которого вошли представители МВД, ФСБ, Следственного комитета и Роскомнадзора. Одной из целей движения должна была стать «помощь правоохранительным органам в вопросах, связанных с поиском противоправного контента в интернете».

Одна из попыток оказать такую «помощь» вылилась в скандал: осенью 2018 года российским СМИ стало известно о «конкурсе стукачей», который придумали в Минкомсвязи Дагестана. Участникам конкурса надо было выискивать в интернете экстремистский контент и отправлять ссылки на него на сайт министерства. Тот, кто отправит больше всего ссылок, мог рассчитывать на приз в виде нового айфона, за второе и третье место давали телефоны попроще – китайской фирмы Xiaomi.

Экспертизу постов, ссылки на которые присылали пользователи, должны были проводить в НЦПТИ, после чего правоохранительные органы, как предполагалось, возбуждали бы против их авторов уголовные дела, а сам «экстремистский контент» должен был блокироваться РКН. Радио Свобода не нашло сообщений о подведении итогов конкурса.

НЦПТИ проводит не только конкурсы, но и онлайн-семинары – например, обучая родителей, как распознавать склонность к экстремизму в интернете у своих детей, а в журнале Центра публикуются статьи о том, как искать экстремизм в ТикТоке, о его распространении «через молодежные субкультурные объединения» и о противостоянии координации протестов через интернет.

«Лучшая соцсеть России». Пользователи TikTok против Путина

В декабре 2020 года «Спецвузавтоматика» и НЦПТИ организовали семинар «Безопасность в науке и образовании».

Поправка: упомянутая в анонсе семинара аббревиатура СВР означает «отдел воспитательной и социальной работы» Коломенского МПГУ. Приносим читателям свои извинения.

Основной темой семинара был поиск наиболее эффективных способов контроля за студентами вузов, чтобы не допустить их вовлечения в «экстремистскую деятельность». В частности, как следует из слайдов опубликованной в интернете презентации, для решения этой задачи руководителям высших учебных заведений следует отказаться от «конкурсов абстрактного творческого характера» и «встреч с иностранными студентами без указания тематики» и даже от «мероприятий, посвященных памяти о Великой Отечественной войне», – в пользу «кураторского часа правового просвещения по антитеррористическому законодательству» и «встреч с представителями национальных общественных объединений со студентами по вопросам укрепления толерантности».

Как именно сотрудники НЦПТИ борются с экстремизмом в интернете, можно понять из описания вакансии «лаборанта», которого Центр ищет для работы с зарплатой в 20 000 рублей в месяц. Она больше напоминает не научную деятельность, а работу на «фабрике троллей»: в обязанности сотрудника будет входить «сбор и обработка информации», «работа с открытыми базами данных и поисковыми системами», а также «публикация статей в соцсетях».

Еще один проект «Спецвузавтоматики» – созданный в 2014 году Южный региональный аттестационный центр Минобрнауки России. Согласно официальному сайту института, ЮРАЦ «ведёт работы по обеспечению безопасности информации ограниченного распространения», главным образом в образовательных организациях юга России и аннексированного Крыма. В действительности это курсы повышения квалификации по таким темам, как «защита государственной тайны» (за него придется отдать 37 тысяч рублей) и «ведение секретного делопроизводства» (20 тысяч рублей). На сайте института подчеркивается, что его сотрудники имеют большой опыт обеспечения информационной безопасности как по нормативам ФСТЭК России (входит в структуру Минобороны РФ), так и ФСБ.

Радио Свобода направило вопросы директору НИИ «Спецвузавтоматика» Роману Хади. На момент публикации этого материала комментарии получены не были. В минувшую пятницу Хади заявил изданию «Коммерсантъ», что несмотря на включение в санкционный список «Спецвузавтоматика» «продолжит работу по обеспечению госсектора технологиями для защиты и развития нашего отечества».

Какие признаки имеет мнимая сделка?

Главный признак мнимой сделки – так называемый «порок воли». Это значит, что участники сделки, несмотря на согласованные на бумаге ее условия, не выполняют фактических действий, вытекающих из договора. Проще говоря, действия сторон (их внутренняя воля) не совпадают с волей, изложенной в документе – договоре.

Например, при заключении договора купли-продажи транспортного средства деньги покупателем в пользу продавца не передаются, а автомобиль так и остается в фактическом пользовании продавца. Зато с помощью такой сделки можно вывести автомобиль из-под раздела, принудительного отчуждения или возможного ареста, что и делает эту сделку мнимой – без определенных правовых последствий.

спросите у юриста онлайн

В зависимости от вида сделки и ее сути, признаками мнимости могут выступать:

  • Отсутствие исполнения с одной или обеих сторон по сделке: отсутствие оплаты, оставление у продавца проданного имущества и т.д.
  • Обоюдное желание совершить мнимую сделку. Если одна сторона оплатила имущество, а вторая отказалась его передавать вопреки воле первой стороны – это не мнимость сделки, а ее банальное неисполнение. Обе стороны должны понимать истинную цель мнимой сделки – создать видимость правовых последствий.
  • Избыточное соблюдение формы сделки. Обычно при мнимой сделке особое внимание уделяется именно оформлению документов: нотариальное удостоверение всего, чего можно и не нужно; акты приема-передачи, регистрация договоров и т.д., так как подчас именно документация является самоцелью.
  • Отсутствие документов об исполнении сделки. Обратная сторона «избыточного» оформления сделки: если нет актов приема-передачи, финансовых документов и иных сведений, подтверждающих исполнение сделки, это один из ключевых признаков ее фиктивности и существования лишь на бумаге.
  • Наличие как минимум у одной стороны (чаще – у обеих) противоправного интереса к итогам сделки. Например, сокрытие имущество через мнимую продажу.
  • Зависимость сторон сделки друг от друга. Признак более характерен для юридических лиц – общие учредители или сотрудники, финансовая зависимость и т.д.
  • Расходы на содержание имущество, проданного по документам, продолжает нести продавец.

Разведка доложила точно

На предыдущей странице — «Директива наркома обороны СССР № 1 о приведении войск в боевую готовность в связи с возможностью внезапного нападения Германии 22-23 июня 1941 г.», датированная поздним вечером 21 июня 1941 г.

На с. 14 — шифртелеграмма из Токио в Разведуправление Генштаба Красной армии о неизбежности войны между Германией и СССР: «Германский посол в Токио Отт сказал мне, что война между Германией и СССР неизбежна». Подпись — Рамзай, то есть Рихард Зорге.

Чуть выше — разведдонесение советской военной резидентуры из Софии с указанием возможных дат вторжения Германии: 21 или 22 июня. Оба документа датированы 20 июня, когда уже ничего нельзя было исправить.

Приведенными документами поделились 8 федеральных архивов (РГВА, РГАСПИ, РГАНИ, ГА РФ, РГАЭ, РГАКФД, РГАВМФ, РГА в г. Самаре), ведомственные архивы МИД, Минобороны, ФСБ, СВР России, а также государственные архивы Белоруссии.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector