Petrovskoe-omr.ru

Петровское ОМР
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Когда смерть наступает в результате случайных действий другого человека

Под смертью понимают полную остановку жизнедеятельности, при которой прекращаются физиологические и биологические процессы. В медицине существует специальное направление, которое занимается изучением организма в окончательной стадии процесса умирания. Эта наука называется танатологией.

Смерть для большинства людей во все времена таила в себе отпечаток мистичности и таинственности. Она неизбежна, зачастую непредсказуема и неожиданна. Но понятия смерти в юриспруденции, медицине, философии, религии заметно различаются.

Медики отдельно выделяют несколько термальных состояний, предшествующих непосредственному умиранию. Это преагония, агония и клиническая смерть. В это время еще успешными могут оказаться реанимационные мероприятия. Если они не проводились или оказались безрезультатными, то врачи диагностируют биологическую смерть. В этом состоянии в тканях и клетках наступает необратимое прекращение всех физиологических процессов.

В дальнейшем начинается процесс разложения. Так называют разрушение организма, во время которого повреждаются все нервные связи. Восстановление после этого становится абсолютно невозможным. Эту стадию специалисты называют информационной смертью.

Пока она не наступила, существует теоретическая возможность сохранения тела в состоянии анабиоза (с помощью, например, крионики), что может предотвратить дальнейшее разрушение организма. В этом случае сохраняется теоретическая возможность его восстановления в будущем.

Пример стандартной ситуации, где отличия видны

В обычной жизни многие преступления квалифицируются как убийство, поскольку они были осуществлены с применением предмета, которое можно считать оружием. Достаточно яркий пример будет следующим:

Два человека конфликтовали друг с другом продолжительное время. При очередной ссоре один из них взял топор и нанес оппоненту удар по голове, чем лишил человека жизни.

В данной ситуации все более чем очевидно, имел место конфликт, удар был нанесен тяжелым предметом. Человек, осуществивший удар, должен был понимать, что топор достаточно серьезное оружие и им можно убить человека. Соответственно, данное преступление будет расцениваться как лишение жизни.

С другой стороны, может возникнуть иная ситуация:

Два человека, находящиеся в небольшом конфликте, вместе осуществляли ремонт кровли с применением топора. Один из них неосмотрительно бросил топор, который упал с высоты нескольких метров и случайно попал второму по голове. Далее, он попытался оказать пострадавшему первую помощь, вызвал скорую, но все усилия ни к чему не привели — человек умер.

В данном варианте событий видно, что это был нецеленаправленный удар, получившийся случайно. Кроме того, оказание первой помощи и вызов медицинских работников свидетельствуют о том, что человек пытался спасти жизнь второго лица, но у него это не получилось. Поэтому, в данном развитии событий виновника осудят по части закона, которая отвечает за причинение тяжкого вреда по неосторожности повлекшего смерть.

Особенности

Законодателем определены три фактора, входящих в состав преступления, наличие которых необходимо для квалификации по статье 293 УК РФ, а именно:

  1. Объективность — характеризуется наличием причинно-следственной связью, то есть определённые действия или бездействие лица привели к смерти человека.
  2. Субъективность – установление конкретного лица, действия или бездействие которого привели к смерти человека.
  3. Ущербность — оценка конкретных последствий, которые наступили в результате.

Доктор медицинских наук, профессор, заведующий кафедрой судебной медицины РГМУ им. Н. И. Пирогова Владислав Плаксин

Истинный смысл этого старинного латинского изречения доктор медицинских наук, профессор, заведующий кафедрой судебной медицины РГМУ им. Н. И. Пирогова Владислав Плаксин постигал неоднократно.

Скоропостижная смерть, а вернее – анализ ее причин, давно стала основным предметом его исследований. За 38 лет работы судебно-медицинским экспертом Владислав Олегович пришел к четкому выводу: внезапной смерть бывает лишь для окружающих. На самом деле печальное развитие событий было предопределено.

Горькая закономерность

– Владислав Олегович, не секрет, что у нас в стране смертность почти в полтора раза превышает рождаемость. Скажите, отчего мы чаще всего умираем?

– Если говорить о скоропостижной смерти, которая составляет порядка 56% от общего числа смертей, то Америки я вам не открою: чаще всего к ней приводят заболевания сосудов головного мозга и сердечно-сосудистой системы. Печальную пальму первенства здесь по-преж­нему держат инсульты, за ними следует инфаркт миокарда. Правда, в последнее время смертность от инфарктов стала немного снижаться, что связано с настоящим прорывом в диагностике и лечении сердечно-сосудистых заболеваний. А вот смертность от болезней дыхательной системы возросла. Все чаще мы сталкиваемся с туберкулезом и с запущенными формами пневмонии.

– Источник бед – низкое качество медицинской помощи?

– Я бы не стал все шишки валить на нашу медицину. Немалую роль в приближении собственной кончины играем мы сами, наше отношение к собственному здоровью. Речь не только о вредных привычках, которые сокращают нашу жизнь. В России – очень низкий коэффициент посещаемости врачей, в несколько раз ниже, чем в цивилизованных странах. Даже заболев, мы не идем в поликлинику. Предпочитаем переносить болезнь на ногах. Почему? Потому что подавляющее большинство наших граждан работают в коммерческих структурах, в которых больничные листы не жалуют. Знаете, как расшифровывается термин «скоропостижная смерть»? Это – смерть, наступившая среди видимого здоровья. То есть человек может вполне нормально себя чувствовать, ходить на работу и не подозревать, что стоит у роковой черты.

– Говорят, смерть в России помолодела.

– Увы, это так. Из жизни все чаще уходят совсем еще молодые, работоспособные люди. Недавно к нам в морг привезли мужчину 54 лет, умершего от сердечно-сосудистой недостаточности. По всем канонам он должен был жить. При этом никаких медицинских документов, подтверждающих, что он где-то наблюдался по поводу сердечно-сосудистых проблем, не оказалось. И такие примеры – сплошь и рядом. В последние годы нередки случаи, когда скоропостижно скончавшиеся вообще никогда и нигде не обследовались, а медицинская карта на них заводится в день смерти.

Планка совести

– В связи с разразившимся мировым экономическим кризисом кривая смертности в России поползет вверх?

Читать еще:  Краткий обзор ст. 213 УК РФ (Хулиганство) подготовленный для сотрудников полиции.

– Во всяком случае, снижаться не будет. В том числе – и от причин насильственного характера (от несчастных случаев, бытовой, автомобильной травмы, убийств). Уже сейчас в России резко увеличилась уличная преступность. И она будет только расти.

– Среди причин насильственной смертности какие сейчас на первом месте?

– Падение с высоты. Затем идет автомобильная, тупая, огнестрельная и колото-резаная травма. При этом около 40% погибших при падении с высоты составляют пенсионеры.

– Старики добровольно уходят из жизни от безденежья?

– Не думаю. Скоропостижная смерть далеко не всегда безобидна. На мой взгляд, увеличение падений с высоты пожилых людей – это результат борьбы за их жилплощадь. Но эти дела у нас практически не раскрываются.

– Почему?

– Потому что планка требований к качеству и объему проведения судебно-медицин­­ских экспертиз, к сожалению, снизилась. И снизили ее правоохранительные органы – наш главный заказчик. В идеале, при том же падении с высоты должна быть назначена комплексная экспертиза, в состав которой обязательно должен входить биомеханик, призванный рассчитать траекторию полета погибшего и определить, каким было это падение – с ускорением или без, то есть сам человек выпал из окна или ему «помогли». Но в подавляющем большинстве случаев подобные исследования не проводятся. Милиции это неинтересно. А сколько ошибок допускается при осмотре места происшествия! Неудивительно, что многие уголовные дела в судах рассыпаются, как карточные домики. Я убежден: время описательной медицины (в том числе и в судмедэкспертизе) прошло. Ей на смену должна прийти медицина доказательная, основанная на лабораторных исследованиях и объективных данных.

Философия жизни

На счету профессора Плаксина – десятки уникальных экспертиз. Он был председателем экспертной комиссии при расследовании крушения теплохода «Адмирал Нахимов», в результате которого погибли 260 человек; возглавлял работы по идентификации расстрелянной в Екатеринбурге семьи последнего российского императора Николая II; ставил свою подпись на документах, оценивающих состояния здоровья членов ГК ЧП после путча 1991 года.

– Владислав Олегович, что самое сложное в работе судмедэксперта?

– Это очень непростая специальность. Не каждому она по силам. Работа судебно-медицинского эксперта требует больших, разноплановых знаний, широкого медицинского и юридического кругозора.

– Насколько я знаю, ваша кафедра – одна из самых старейших в России…

– Совершенно верно. В прошлом году ей исполнилось 100 лет. И за все эти годы на кафедре было только 5 заведующих.

– Вот это стабильность! А молодежь на кафедру идет?

– Идет. Не скажу, что желающие стоят в очереди. Но 4-5 ординаторов в год на кафедру приходит. И это – нормально. Судмедэксперты – товар штучный.

– Говорят, многие ваши коллеги становятся настоящими философами. Постоянное столкновение со смертью не пугает? Или вы к ней уже привыкли?

– Нет. К смерти привыкнуть нельзя. Каждая из них проходит через сердце и разум эксперта. Если, конечно, он – профессионал.

– Смерть легкой бывает?

– Лишь для окружающих. В жизни каждого из нас есть два регистрационных номера. Один – когда мы рождаемся на свет. Другой – когда мы умираем. Желательно, чтобы второй был как можно позже. И здесь многое зависит от нас.

Интересно

По данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), здоровье человека на 15% определяется эффективностью здравоохранения, на 10% – наследственностью, на 25% – экологией и на 50% – образом жизни.

Кстати

Несмотря на оптимистичные прогнозы российских властей, некоторое снижение естественной убыли населения и увеличение средней продолжительности жизни до 68 лет, наши со-отечественники живут на 12 лет меньше, чем в США, и на 14 лет меньше, чем в Японии.

При этом смертность от сердечно-сосудистых заболеваний в России примерно вчетверо выше, чем в странах ЕС. Что же касается смертности от «внешних причин» (несчастные случаи, алкоголь, табакокурение), то здесь Россия обгоняет Европу в пять раз. Прогнозы экспертов ООН по экономическим и социальным вопросам неутешительны: в период с 2010 по 2050 годы численность населения России сократится по меньшей мере на 10%.

похожие статьи

Интернет и судебная медицина / Коковихин А.В. // Проблемы экспертизы в медицине. — 2001. — №1. — С. 39.

К сведению авторов / // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1958. — №3. — С. 66.

Традиционно асфиксию разделяют на:

  • жесткую:
    1. Вследствие болезней — бронхиальная астма, аллергический отёк гортани, и др.
    2. Рефлекторная асфиксия — спазм голосовой щели в результате действия раздражающих веществ, например бутана, нашатырного спирта, или действия различных температур. Кратковременно испытывают люди, выходящие из тёплого помещения на мороз — невозможность сделать физиологический вдох.
    3. Асфиксия новорождённых — клинический синдром, проявляющийся в первые минуты жизни затруднением или полным отсутствием свежего дыхания у ребёнка. МКБ-10 Р21.0 Тяжёлая асфиксия при рождении. Р21.1 Средняя и умеренная асфиксия при рождении. Критерии оценки состояния новорождённого проводят по шкале Апгар.
  • насильственную, которая, в свою очередь, делится на:
    1. Асфиксию от закрытия дыхательных путей (обтурационная), к ней относится утопление, попадание в дыхательные пути инородных тел, в том числе сыпучих, закрытие дыхательных отверстий;
    2. Компрессионную асфиксию, к которой относят: асфиксию от сдавливания органов шеи (странгуляционная) — повешение, удавление петлей, удавление руками; асфиксию от сдавливания груди и живота сыпучими и массивными предметами, а также в давке.
    3. Асфиксия от отсутствия кислорода (аноксия) — надевание на голову пакета, мешка и т. д.

Выделяют следующие виды:

  1. Дислокационная;
  2. Обтурационная;
  3. Странгуляционная;
  4. Компрессионная;
  5. Аспирационная.

Экспертиза при асфиксии в замкнутом пространстве

Смерть в результате дефицита кислорода может наступить в различных замкнутых пространствах, таких как сундуки, маленькие помещения с отсутствующей циркуляцией воздуха, холодильные камеры, отсеки затонувших судов, кабины самолетов. Также подобный вид асфиксии может случиться в изолирующем противогазе или в надетом на голову пакете. Смерть наступает в результате убийства, самоубийства или несчастного случая. Уменьшение количества кислорода и, соответственно, накопление углекислого газа происходит постепенно. Экспертиза при асфиксии в данном случае решает вопрос о причине смерти. Как правило, определение причины смерти не вызывает затруднений. У трупа наблюдаются характерные общеасфиктические признаки. При аутопсии выявляются следующие характерные особенности:

  • Полнокровие головного мозга, сопровождающееся отеком.
  • Отек легких.
  • Полнокровие внутренних органов, носящее застойный характер.
  • Кровоизлияния в слизистые оболочки желудка, трахеи, бронхов.
Читать еще:  Ответственность за совершение преступлений против общественной безопасности

Правовые основы производства экспертизы при асфиксии

Назначение экспертизы при асфиксии производится согласно общепринятой процедуре назначении судебно-медицинских исследований, регламент которой закреплен статьей 79 Гражданско-процессуального кодекса РФ.

Прямая связь между действиями врачей и смертью пациента необязательна для компенсации морального вреда

Верховный Суд РФ опубликовал Определение № 18-КГ20-122-К4 от 22 марта по спору о взыскании с двух медицинских организаций компенсации морального вреда в пользу дочери скончавшейся пациентки.

Суды не усмотрели прямой связи между действиями врачей и смертью пациентки

В апреле 2018 г. гражданка Б., длительное время страдавшая почечной болезнью, обратилась за консультацией к врачу-урологу ООО «Клиника Екатерининская» в Краснодаре. Врач настоятельно рекомендовал провести операцию по удалению камня из левой почки, при этом на момент обращения в клинику состояние здоровья женщины было удовлетворительным.

После операции состояние пациентки резко ухудшилось, ее доставили в реанимацию ГБУЗ «Краевая клиническая больница № 1 имени профессора Станислава Очаповского», где экстренно удалили ранее прооперированную почку. В связи с тяжелым состоянием Б. ей было сделано еще несколько операций, но, несмотря на интенсивную терапию, пациентка скончалась.

Согласно заключению судмедэксперта, причиной смерти Б. явилось заболевание органов дыхания – двусторонняя очаговая пневмония, осложнившаяся легочно-сердечной недостаточностью. Данные акта внутренней экспертизы контроля качества лечения пациентки в краевой больнице не выявили никаких нарушений при оказании медицинской помощи больной. Проверка учреждения Министерством здравоохранения Краснодарского края также не нашла никаких нарушений в лечении женщины. В свою очередь, результаты проверки «Клиники Екатерининской» территориальным органом Росздравнадзора показали, что медицинская помощь в этой организации оказывалась Б. в соответствии с установленными нормативами.

Впоследствии дочь покойной Маргарита Шиян обратилась в суд с исками к клинике и больнице о выплате компенсации морального вреда в 3 млн руб. По мнению истицы, смерть ее матери наступила из-за допущенных дефектов оказания медицинской помощи, выразившихся в неправильных постановке диагноза и лечении. В иске также указывалось на наличие причинно-следственной связи между действиями врачей ответчиков и наступлением смерти Б.

В ходе судебного разбирательства была назначена судебная медицинская экспертиза, ее результаты показали, что диагноз, поставленный пациентке в клинике, был правильным, но не полным, а лечащий врач этой организации допустил ряд упущений при ведении медицинской документации. В этом заключении также отмечалось, что Б. не назначалась и не выполнялась риносцинтиграфия, позволяющая распознать патологические изменения в структурах мочевыделительной системы. В условиях же краевой клинической больницы, куда пациентка поступила в крайне тяжелом состоянии с клинической картиной сепсиса, септического шока и полиорганной недостаточности, медицинская помощь оказывалась правильно и своевременно. В экспертном заключении также подчеркивалось, что ввиду наличия дефектов ведения медицинской документации врачом-урологом общества «Клиника Екатерининская» не представляется возможным высказаться о наличии или отсутствии прямой причинно-следственной связи между действиями лечащего врача и смертью Б.

В итоге суд отказал в удовлетворении иска со ссылкой на отсутствие прямой причинно-следственной связи между действиями работников обеих медорганизаций и наступившей смертью Б., а также на отсутствие вины ответчиков в летальном исходе. При этом он отметил, что допущенные врачами общества «Клиника Екатерининская» дефекты в диагностировании состояния Б. не находятся в прямой причинно-следственной связи с ее смертью. Суд добавил, что проведение операции было показано пациентке, сама по себе операция несет определенные риски ухудшения состояния здоровья (в том числе наступление сепсиса и летального исхода), о чем Б. была уведомлена, согласившись на операцию.

Апелляция и кассация поддержали решение нижестоящего суда. Вторая инстанция добавила, что истец не доказала наличие причинно-следственной связи между оказанной ответчиками медицинской помощью и смертью ее матери.

ВС подчеркнул, что учитывать нужно и косвенную причинную связь

Впоследствии Маргарита Шиян обратилась в Верховный Суд РФ, который отменил судебные акты нижестоящих инстанций и вернул дело на новое рассмотрение.

Судебная коллегия по гражданским делам ВС напомнила, что для привлечения к ответственности в виде компенсации морального вреда юридически значимыми и подлежащими доказыванию являются обстоятельства, связанные с тем, что потерпевший перенес физические или нравственные страдания в связи с посягательством причинителя вреда на принадлежащие ему нематериальные блага (в рассматриваемом случае – право на родственные и семейные связи). При этом установленная законом презумпция вины причинителя вреда предполагает, что доказательства отсутствия его вины должен представить сам ответчик. Потерпевший доказывает факты наличия вреда, а также то, что ответчик является причинителем вреда или лицом, в силу закона обязанным возместить вред.

Таким образом, пояснил ВС, оба ответчика должны были доказать отсутствие своей вины в причинении морального вреда истцу в связи со смертью ее матери, медицинская помощь которой была оказана, как утверждала истец, ненадлежащим образом. «Суждение судебных инстанций о том, что одним из условий наступления ответственности за причинение морального вреда является наличие прямой причинной связи между противоправным поведением ответчиков (ООО “Клиника Екатерининская”, Краевая клиническая больница № 1) и наступившим вредом – смертью Б. (матери Маргариты Шиян), повлекшей причинение Маргарите Шиян моральных страданий, противоречит приведенному правовому регулированию спорных отношений, которым возможность взыскания компенсации морального вреда не поставлена в зависимость от наличия только прямой причинной связи между противоправным поведением причинителя вреда и наступившим вредом», – отмечено в определении.

Читать еще:  Какая Ответственность Наступает За Ношение Кастета

Верховный Суд добавил, что в данном случае юридическое значение может иметь и косвенная (опосредованная) причинная связь, если дефекты (недостатки) оказания работниками обоих ответчиков медицинской помощи Б. могли способствовать ухудшению состояния ее здоровья и привести к ее смерти. При этом ухудшение состояния здоровья человека вследствие ненадлежащего оказания ему медицинской помощи причиняет вред как самому пациенту, так и его родственникам, является достаточным основанием для компенсации морального вреда.

В определении отмечается, что нижестоящие суды не дали оценки доводам истца о том, что при надлежащем оказании медицинской помощи Б. ее смерти можно было бы избежать, и не применили к спорным отношениям ст. 70 Закона об основах охраны здоровья граждан в РФ, определяющую полномочия лечащего врача при оказании медпомощи пациенту. Кроме того, подчеркнул Суд, нижестоящим инстанциям следовало выяснить, какие меры конкретно предпринимались медицинским персоналом ответчиков для надлежащего оказания медпомощи Б., соответствовало ли лечение последней всем установленным стандартам, какие средства принимались для сохранения жизни пациентки в угрожающей ситуации.

Вместо выяснения указанных обстоятельств, отметил Суд, первая и апелляционная инстанции фактически возложили ответственность за негативные последствия оказанной медицинской помощи на Б., отметив, что та была уведомлена об определенных постоперационных рисках. Нижестоящие суды также не дали собственной правовой оценки тому обстоятельству, что в заключении судебно-медицинской экспертизы был отмечен ряд дефектов в оказании медицинской помощи Б.

Вывод ВС может изменить практику

Адвокат АП Челябинской области Елена Цыпина полагает, что ключевой вывод Суда о том, что закон не содержит указания на характер причинной связи между противоправным поведением причинителя вреда и наступившим моральным вредом и не предусматривает в качестве юридически значимой для возложения на причинителя вреда обязанности возместить моральный вред только прямую причинную связь, позволит изменить судебную практику, сложившуюся при рассмотрении такой категории дел.

Она пояснила, что до настоящего времени характер причинной связи все-таки являлся основополагающим моментом при вынесении решения по делу. На практике суды, рассматривая «медицинские» дела, как правило, приходят к выводу об отсутствии правовых оснований для удовлетворения исковых требований родственников умерших пациентов ввиду отсутствия прямой причинно-следственной связи между действиями медицинских работников и смертью родственника, даже при наличии выявленных дефектов оказания медицинской помощи. «Такие выводы суды основывают на результатах медицинской экспертизы. Надо заметить, что предметом исследования медицинской экспертизы, как правило, являются установление дефектов оказания медицинской помощи и установление причинной связи между дефектами оказания медицинской помощи и смертью пациента. Однако такого исследования совершенно недостаточно, если родными умершего пациента заявлено требование о перенесенных переживаниях, возникших в результате ненадлежащего оказания медицинской помощи их близкому человеку, травмирующей стрессовой ситуации, возникшей в процессе наблюдения за его страданиями, и т.д. Именно такая ситуация прослеживается в рассматриваемом гражданском деле», – подчеркнула адвокат.

Елена Цыпина выразила надежду, что с учетом увеличения подобных споров и разнообразия судебной практики все разногласия могут быть устранены путем соответствующих разъяснений ВС РФ.

Адвокат, председатель Коллегии адвокатов системы биоэкологической безопасности и здравоохранения РФ Юрий Меженков отметил, что судебный акт ВС продолжает серию определений, заложенных несколько лет назад судьей Верховного Суда Людмилой Пчелинцевой. «Основной тезис определения говорит о презумпции вины в гражданском праве и о том, что медицинская организация должна доказать отсутствие своей вины в причинении вреда истцу. Истец со своей стороны обязан доказать лишь сам факт вреда», – пояснил он.

По словам эксперта, нововведением, которое может изменить подход к рассмотрению такого рода дел, является указание Суда на то, что отсутствие прямой причинно-следственной связи между действиями медицинской организации и вредом не может служить основанием для отказа в иске, даже если это отсутствие подтверждено различного уровня экспертизами. «Судам при рассмотрении дел следует учитывать не только прямую причинно-следственную связь между действием (бездействием) и последствиями, но и косвенную. В связи с этим огромное значение приобретает соблюдение медицинскими организациями стандартов оказания медицинской помощи. Даже незначительное отклонение от установленного стандарта может стать основанием для удовлетворения исков в пользу пациентов», – подытожил Юрий Меженков.

Партнер юридической компании Law&Commerce Offer Виктория Соловьёва отметила, что рассматриваемый случай свидетельствует о том, что суды крайне неохотно меняют свой традиционный подход к разрешению споров, связанных с компенсацией морального вреда. «ГК РФ не указывает в качестве основания для взыскания компенсации морального вреда наличие именно прямой причинно-следственной связи. И неверная трактовка положений закона приводит к тому, что нормы о компенсации морального вреда в РФ носят практически декларативный характер», – убеждена она.

По словам эксперта, Судебная коллегия по гражданским делам ВС неоднократно обращала внимание нижестоящих судов на то, что нормами гражданского законодательства о деликтной ответственности возможность взыскания с причинителя вреда компенсации морального вреда не поставлена в зависимость от наличия именно прямой причинной связи между противоправным деянием и наступившим вредом. Соответственно, ошибочно указание судебных инстанций на то, что как в уголовном, так и в гражданском праве наличие непрямой (косвенной, опосредованной) причинной связи между противоправным деянием и наступившим вредом означает, что это деяние лежит за пределами данного конкретного случая, следовательно, за пределами юридически значимой причинной связи (например, Определение ВС РФ от 13 января 2020 г. № 57-КГ19-7).

«Ни для кого не секрет, что спорить с медицинскими организациями достаточно сложно ввиду замкнутости данного сообщества и специфики оказываемых ими услуг, поэтому доказывание причинения вреда в такой категории дел – весьма затратный и сложный процесс. Выводы ВС по данному делу могут помочь другим пациентам более эффективно защищать свои права в спорах с медицинскими организациями», – резюмировала Виктория Соловьёва.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector