Petrovskoe-omr.ru

Петровское ОМР
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Более тысячи заключенных съездили в отпуска из колоний


«В соответствии с требованиями статьи 97 Уголовно-исполнительного кодекса РФ в исправительных учреждениях реализуется право осужденных на выезд за пределы исправительных учреждений», сообщили в ведомстве. Как поясняют представители службы, отпуска необходимы для восстановления и поддержания социально полезных связей осужденных, их мотивации к правопослушному поведению.

Могут осужденного также отпустить домой на короткое время незадолго перед освобождением: для предварительного решения вопросов трудового и бытового устройства.Как сообщили в Федеральной службе исполнения наказаний, 220 выездов было предоставлено как раз для решения человеком вопросов трудового и бытового устройства после освобождения.»В колониях-поселениях осужденным было предоставлено 490 отпусков или 75 процентов от всех отпусков с выездом. При этом необходимо отметить, что из всех выезжавших за пределы учреждения отпускников,

Какие документы и бумаги требуются, чтобы осужденного отпускали на выходные дни из колонии-поселения?

Здравствуйте!Подскажите пожалуйста,какие документы и бумаги требуются,чтобы отпускали осужденного на выходные дни с колонии поселения?Нужны ли для этой процедуры справки: о составе семьи и о статусе квартиры (приватизирована или нет)?

Отпускают, как правило, только на территории того района в котором находится колония поселения, других вариантов нет.

27 Августа 2017, 17:20 1 0 2276 ответов 578 отзывов Общаться в чате Бесплатная оценка вашей ситуации Юрист, г.

Суровое наказание или лагерь отдыха?

Направление в колонию-поселение является относительно мягкой формой наказания из имеющихся в российском законодательстве. Однако условия проживания очень сильно зависят от политики конкретной администрации.

Как правило, заключенные тюрем стремятся перевестись в колонию-поселение, однако бывает и так, что в некоторых колониях созданы настолько невыносимые условия жизни, что поселенцы готовы специально нарушать правила колонии и даже совершать преступления, чтобы их перевели в другие исправительные учреждения.

«Поедете этапом в СИЗО, где вас будут насиловать». Монолог бывшего заключенного Ангарской колонии

Бунт в Ангарской колонии был одним из крупнейших в современной России — по числу участников его можно сравнить только с беспорядками в Копейской колонии, однако в них участвовали еще и родственники заключенных. До сегодняшнего дня подробно о беспорядках в ИК-15 рассказывал лишь один освободившийся заключенный — Евгений Юрченко. По его версии, один из арестантов — Антон Обаленичев — был избит сотрудником ИК при выдаче матраса, что и послужило причиной недовольства в колонии. Позже министр юстиции даже говорил, что «бунт был срежиссирован извне». Однако, по мнению Ильи Шевченко, причиной бунта мог стать простой бытовой конфликт между заключенными.

Порядки до бунта

Я попал в ИК-15 в 2018 году. Это «красная» зона — по приезде в нее тебя сразу предупреждают: ты живешь по правилам внутреннего распорядка 1 . А внутренний распорядок такой: подъем в 6 утра, отбой в 22 вечера, все это время запрещено лежать на кровати. Кроме того, необходимо было знать имена всех сотрудников администрации. Если не соблюдаешь правила, то обещали заставить соблюдать их силой.

Первое время никаких избиений не было, но сотрудники могли тебя «склонить» — назвать «падлой» или обматерить, то есть морально унизить. Тут есть два варианта развития событий. Если арестант в ответ промолчал, в дальнейшем его продолжат оскорблять. Если арестант «кусается» 2 , его могут спровоцировать на конфликт. Например, администрация колонии может запретить пропускать сигареты и чай в «квартиры» 3 , а этот запрет связать с плохим поведением зэка, который стал «кусаться». То есть администрация может сказать всем заключенным: вы сидите без чая и табака только потому, что такой-то плохо себя ведет, — спровоцировать междоусобицу.

Начало бунта

Все началось, когда в «квартиру» зашел заключенный Обаленичев. У него при обыске нашли сигареты. Он не захотел их отдавать, но сотрудники их забрали. Потом, уже в изоляторе, Обаленичев стал кричать, что администрация позволяет себе лишнее. И начал [совершать Роскомнадзор] . Когда кто-то в колонии кричит, что администрация превышает полномочия, зэки быстро на это реагируют — они начинают [делать Роскомнадзор] . Когда заключенные тоже стали [делать Роскомнадзор] , в ШИЗО начали ломать камеры. Все это быстро дошло до лагеря 4 . В ночь на 10 апреля к «крыше» 5 пришло человек триста. И они начали там все ломать. Подожгли камеры, где находились бээмщики 6 . Двое сотрудников колонии зашли «под крышу» и начали успокаивать массу. А кого там уже успокоишь, когда 300 человек на нервяке? Поэтому один сотрудник ушел — видимо, поняв, что ловить здесь нечего, а другой остался. Его ударили по голове ломом. Чтобы этого сотрудника не убили, двое осужденных унесли его в жилую зону, а потом выпустили всех из камер «под крышей».

Иллюстрация: Мария Аносова

Ввод силовиков и избиения

10-го числа в лагерь завели спецназ, а все зэки встали на плац. Перед плацем появился «генерал» УФСИН 7 , а с ним начальник зоны (в феврале 2001 года отправлен под домашний арест по подозрению в махинациях и растрате бюджетных средств. — Прим. ред. ). Начальник сказал, что никого не тронут. Что будет произведен шмон — надо только, чтобы зэки, которые вышли из камер, вернулись обратно. Но было понятно, что вернуться они не могут, потому что все «квартиры», из которых их выпустили, переломаны. Но «генерал» сказал: если арестанты не вернутся в камеры, то в лагере, согласно статье 85 УИК , будет объявлен «режим особых условий», а согласно статье 86 УИК будет применена физическая сила.

Когда всех выстроили на плацу, кто-то из заключенных кинул камнем в «генерала». И понеслось — [силовики] начали бросать ослепляющие гранаты, стали стрелять из помповых ружей, поливать [нас] водой. Часть заключенных успели забаррикадироваться в 10-м бараке, кто-то успел закрыться в 9-м. Они начали доставать телефоны, чтобы звонить на свободу друзьям, кто-то звонил правозащитникам, чтобы приехала какая-то поддержка со свободы.

Остальную массу просто положили на плацу; кого-то из них вообще раздели догола, завязали руки скотчем и начали бить.

Читать еще:  Принудительное психиатрическое освидетельствование и психиатрическая помощь: правовой аспект

Потом [в барак, где забаррикадировались заключенные] зашел сотрудник колонии и сказал, что надо выходить — мол, никого трогать не будут. Но, когда люди наконец вышли, всех начали бить без разбору. Били и «маски» 8 , и кто-то из администрации, а после этого людей посадили на корточки. Просидели, наверное, часа четыре.

Дальше сотрудники ходили со списком всех, кто убежал из ШИЗО 9 и ЕПКТ 10 . Они называли фамилии. Если такие заключенные были на плацу, они кричали «я здесь!» — и их сразу бил спецназ. При этом почти всех били так, что казалось, что люди теряли сознание. В таком состоянии их заволакивали в автозаки и увозили. Меня и еще десять человек, которые сидели в СУСе 11 (Илья попал в это отделение, потому что был обнаружен сотрудником колонии пьяным. — Прим. ред. ), били сотрудники ИК-15. Потом пришел еще один сотрудник, а с ним отрядники. Они стали говорить нам: «Среди вас находится тот, кто кинул камень в генерала». Нас всех опять избили.

На следующий день нас, 11 человек, повели в санчасть, чтобы узнать, кто резал вены [во время беспорядков]. 10 человек прошли [в санчасть], а меня завели в умывальник. Туда пришел сотрудник санчасти. Он побил меня и сказал, что сделал это только из-за того, что я писал жалобы на санчасть — я жаловался в прокуратуру, что они не предоставляют положенный препарат, который мне выписан пожизненно. У меня синдром Клайнфельтера . Это очень редкая болезнь, когда сыплется скелет изнутри.

Иллюстрация: Мария Аносова

После бунта

Скорее всего, никакого заговора не было. Мое мнение, что бунт спровоцировал Обаленичев. Потому что была ситуация в лагере, когда он проиграл деньги в карты, не рассчитался за это и спрятался в ШИЗО, чтобы с ним ничего не сделали [заключенные].

Когда бунт закончился, администрация завела новые порядки. После бунта надо было ходить строго по «пятерочкам» 12 , при этом маршировать и петь песни. У каждого барака была своя песня, которую выбирала администрация. В основном это были военные песни, а если барак был «плохой», то есть в нем были бунтовщики, он пел «Тату». Причем песню надо было кричать во весь голос. Если человек пел тихо, администрация останавливала барак, а человека уводили и избивали.

Кроме того, ты должен был знать имя, фамилию и отчество всех сотрудников, которые работают в администрации, должен был знать наизусть Правила внутреннего распорядка (16 пунктов), весь Уголовно-исполнительный кодекс (190 статей) и весь Уголовный кодекс РФ (361 статья). На заучивание давалась примерно неделя. Если через неделю приходили сотрудники, а ты отвечал неверно, то пара гематом могла появиться на твоей голове. Резко ухудшилось питание: суп стал почти водой, а хлеб стал похож на тесто — можно было кинуть его в потолок, и он прилипнет.

До бунта в колонии было где-то 1520 человек — она считалась большой, а после бунта человек 700–800 увезли по другим тюрьмам.

Потом, когда я вернулся в СУС, туда стали заходить сотрудники колонии с «активистами» 13 , которые указывали, с кем из заключенных «активистам» необходимо «поговорить». «Разговаривали» они так: заводили по одному в туалет и избивали. Правила стали очень жесткими. Нам нельзя было между собой разговаривать. Поход в туалет был только по расписанию. Во время испражнения за тобой смотрели «активисты».

В середине декабря, перед моим освобождением, в СУС зашел сотрудник колонии и сказал «активистам»: запишите их фамилии (Ильи и других заключенных, сидящих в СУСе. — Прим. ред.) — они поедут этапом [в СИЗО], где их будут насиловать. Только он сказал это матом. Меня спасло то, что я освободился через две недели, а уехали ли в другую тюрьму остальные пацаны, я не знаю.

Илья Шевченко по факту избиений и жестокого обращения с ним сотрудников ИК-15 подал жалобу в Комитет против пыток. Аналогичные обращения приняты от двух других бывших заключенных этой колонии и участников бунта, Хумайда Хайдаева и Евгения Гавриша — они пожаловались на пытки.

1 По словам Шевченко, в «черной» колонии распорядок определяют сами заключенные, кроме дней, когда в колонии проводится проверка.

2 Отвечает на оскорбления.

4 Жилая зона бараков.

5 Здание или комплекс зданий, где находятся камеры для нарушителей тюремного режима.

6 БМ — безопасные места, обычно в них прячутся заключенные-«разработчики», которые добиваются от других арестантов показаний по обвинениям.

7 Глава местного УФСИН. «Генералами» в колонии называют всех региональных глав ведомства.

9 Штрафной изолятор.

10 Единое помещение камерного типа.

11 Строгие условия содержания.

12 Группами по пять человек.

13 Заключенные, которые сотрудничают с администрацией колонии и выполняют ее поручения.

Больше текстов о политике и обществе — в нашем телеграм-канале «Проект “Сноб” — Общество». Присоединяйтесь

Как ищут

На поиски Козлова и Горлова сотрудники ГУФСИН бросились сразу, как только обнаружили их отсутствие на поверке, заявил Сиб.фм ветеран правоохранительных органов, попросив не называть свою фамилию. По его словам, обычно информацию о побеге первое время в колонии стараются сохранить в тайне, надеясь на скорый розыск беглецов.

« Всё зависит от характеристики заключённого. Если речь идёт о сбежавшем серийном убийце, то, разумеется, на его поиски стягивают значительные силы: вызывают спецназ ГУФСИН » Корсар » . В случае с поселенцами такого ажиотажа, конечно, не происходит, но, поверьте, их тоже усиленно ищут » , – пояснил ветеран.

В первую очередь, по его словам, сотрудники ГУФСИН прочёсывают местность в радиусе нескольких километров от колонии. Параллельно оперативники выезжают по адресам бывших мест проживания заключённых, их близких родственников, организовывают засады. Нередко зэки стремятся забежать домой, чтобы переодеться, разжиться кое-какими деньгами, чтобы дальше пуститься в бега.

« В этом деле важны первые сутки. Если за это время найти беглеца не удаётся, то информация передаётся наверх по системе ГУФСИН, затем к розыску подключается полиция » , – резюмировал ветеран.

Читать еще:  Комментарий к ст. 171.2. Комментарий к ст. 171.2 УК РФ

«Поедете этапом в СИЗО, где вас будут насиловать». Монолог бывшего заключенного Ангарской колонии

Бунт в Ангарской колонии был одним из крупнейших в современной России — по числу участников его можно сравнить только с беспорядками в Копейской колонии, однако в них участвовали еще и родственники заключенных. До сегодняшнего дня подробно о беспорядках в ИК-15 рассказывал лишь один освободившийся заключенный — Евгений Юрченко. По его версии, один из арестантов — Антон Обаленичев — был избит сотрудником ИК при выдаче матраса, что и послужило причиной недовольства в колонии. Позже министр юстиции даже говорил, что «бунт был срежиссирован извне». Однако, по мнению Ильи Шевченко, причиной бунта мог стать простой бытовой конфликт между заключенными.

Порядки до бунта

Я попал в ИК-15 в 2018 году. Это «красная» зона — по приезде в нее тебя сразу предупреждают: ты живешь по правилам внутреннего распорядка 1 . А внутренний распорядок такой: подъем в 6 утра, отбой в 22 вечера, все это время запрещено лежать на кровати. Кроме того, необходимо было знать имена всех сотрудников администрации. Если не соблюдаешь правила, то обещали заставить соблюдать их силой.

Первое время никаких избиений не было, но сотрудники могли тебя «склонить» — назвать «падлой» или обматерить, то есть морально унизить. Тут есть два варианта развития событий. Если арестант в ответ промолчал, в дальнейшем его продолжат оскорблять. Если арестант «кусается» 2 , его могут спровоцировать на конфликт. Например, администрация колонии может запретить пропускать сигареты и чай в «квартиры» 3 , а этот запрет связать с плохим поведением зэка, который стал «кусаться». То есть администрация может сказать всем заключенным: вы сидите без чая и табака только потому, что такой-то плохо себя ведет, — спровоцировать междоусобицу.

Начало бунта

Все началось, когда в «квартиру» зашел заключенный Обаленичев. У него при обыске нашли сигареты. Он не захотел их отдавать, но сотрудники их забрали. Потом, уже в изоляторе, Обаленичев стал кричать, что администрация позволяет себе лишнее. И начал [совершать Роскомнадзор] . Когда кто-то в колонии кричит, что администрация превышает полномочия, зэки быстро на это реагируют — они начинают [делать Роскомнадзор] . Когда заключенные тоже стали [делать Роскомнадзор] , в ШИЗО начали ломать камеры. Все это быстро дошло до лагеря 4 . В ночь на 10 апреля к «крыше» 5 пришло человек триста. И они начали там все ломать. Подожгли камеры, где находились бээмщики 6 . Двое сотрудников колонии зашли «под крышу» и начали успокаивать массу. А кого там уже успокоишь, когда 300 человек на нервяке? Поэтому один сотрудник ушел — видимо, поняв, что ловить здесь нечего, а другой остался. Его ударили по голове ломом. Чтобы этого сотрудника не убили, двое осужденных унесли его в жилую зону, а потом выпустили всех из камер «под крышей».

Иллюстрация: Мария Аносова

Ввод силовиков и избиения

10-го числа в лагерь завели спецназ, а все зэки встали на плац. Перед плацем появился «генерал» УФСИН 7 , а с ним начальник зоны (в феврале 2001 года отправлен под домашний арест по подозрению в махинациях и растрате бюджетных средств. — Прим. ред. ). Начальник сказал, что никого не тронут. Что будет произведен шмон — надо только, чтобы зэки, которые вышли из камер, вернулись обратно. Но было понятно, что вернуться они не могут, потому что все «квартиры», из которых их выпустили, переломаны. Но «генерал» сказал: если арестанты не вернутся в камеры, то в лагере, согласно статье 85 УИК , будет объявлен «режим особых условий», а согласно статье 86 УИК будет применена физическая сила.

Когда всех выстроили на плацу, кто-то из заключенных кинул камнем в «генерала». И понеслось — [силовики] начали бросать ослепляющие гранаты, стали стрелять из помповых ружей, поливать [нас] водой. Часть заключенных успели забаррикадироваться в 10-м бараке, кто-то успел закрыться в 9-м. Они начали доставать телефоны, чтобы звонить на свободу друзьям, кто-то звонил правозащитникам, чтобы приехала какая-то поддержка со свободы.

Остальную массу просто положили на плацу; кого-то из них вообще раздели догола, завязали руки скотчем и начали бить.

Потом [в барак, где забаррикадировались заключенные] зашел сотрудник колонии и сказал, что надо выходить — мол, никого трогать не будут. Но, когда люди наконец вышли, всех начали бить без разбору. Били и «маски» 8 , и кто-то из администрации, а после этого людей посадили на корточки. Просидели, наверное, часа четыре.

Дальше сотрудники ходили со списком всех, кто убежал из ШИЗО 9 и ЕПКТ 10 . Они называли фамилии. Если такие заключенные были на плацу, они кричали «я здесь!» — и их сразу бил спецназ. При этом почти всех били так, что казалось, что люди теряли сознание. В таком состоянии их заволакивали в автозаки и увозили. Меня и еще десять человек, которые сидели в СУСе 11 (Илья попал в это отделение, потому что был обнаружен сотрудником колонии пьяным. — Прим. ред. ), били сотрудники ИК-15. Потом пришел еще один сотрудник, а с ним отрядники. Они стали говорить нам: «Среди вас находится тот, кто кинул камень в генерала». Нас всех опять избили.

На следующий день нас, 11 человек, повели в санчасть, чтобы узнать, кто резал вены [во время беспорядков]. 10 человек прошли [в санчасть], а меня завели в умывальник. Туда пришел сотрудник санчасти. Он побил меня и сказал, что сделал это только из-за того, что я писал жалобы на санчасть — я жаловался в прокуратуру, что они не предоставляют положенный препарат, который мне выписан пожизненно. У меня синдром Клайнфельтера . Это очень редкая болезнь, когда сыплется скелет изнутри.

Иллюстрация: Мария Аносова

После бунта

Скорее всего, никакого заговора не было. Мое мнение, что бунт спровоцировал Обаленичев. Потому что была ситуация в лагере, когда он проиграл деньги в карты, не рассчитался за это и спрятался в ШИЗО, чтобы с ним ничего не сделали [заключенные].

Читать еще:  Статья 219 УК РФ. Нарушение требований пожарной безопасности

Когда бунт закончился, администрация завела новые порядки. После бунта надо было ходить строго по «пятерочкам» 12 , при этом маршировать и петь песни. У каждого барака была своя песня, которую выбирала администрация. В основном это были военные песни, а если барак был «плохой», то есть в нем были бунтовщики, он пел «Тату». Причем песню надо было кричать во весь голос. Если человек пел тихо, администрация останавливала барак, а человека уводили и избивали.

Кроме того, ты должен был знать имя, фамилию и отчество всех сотрудников, которые работают в администрации, должен был знать наизусть Правила внутреннего распорядка (16 пунктов), весь Уголовно-исполнительный кодекс (190 статей) и весь Уголовный кодекс РФ (361 статья). На заучивание давалась примерно неделя. Если через неделю приходили сотрудники, а ты отвечал неверно, то пара гематом могла появиться на твоей голове. Резко ухудшилось питание: суп стал почти водой, а хлеб стал похож на тесто — можно было кинуть его в потолок, и он прилипнет.

До бунта в колонии было где-то 1520 человек — она считалась большой, а после бунта человек 700–800 увезли по другим тюрьмам.

Потом, когда я вернулся в СУС, туда стали заходить сотрудники колонии с «активистами» 13 , которые указывали, с кем из заключенных «активистам» необходимо «поговорить». «Разговаривали» они так: заводили по одному в туалет и избивали. Правила стали очень жесткими. Нам нельзя было между собой разговаривать. Поход в туалет был только по расписанию. Во время испражнения за тобой смотрели «активисты».

В середине декабря, перед моим освобождением, в СУС зашел сотрудник колонии и сказал «активистам»: запишите их фамилии (Ильи и других заключенных, сидящих в СУСе. — Прим. ред.) — они поедут этапом [в СИЗО], где их будут насиловать. Только он сказал это матом. Меня спасло то, что я освободился через две недели, а уехали ли в другую тюрьму остальные пацаны, я не знаю.

Илья Шевченко по факту избиений и жестокого обращения с ним сотрудников ИК-15 подал жалобу в Комитет против пыток. Аналогичные обращения приняты от двух других бывших заключенных этой колонии и участников бунта, Хумайда Хайдаева и Евгения Гавриша — они пожаловались на пытки.

1 По словам Шевченко, в «черной» колонии распорядок определяют сами заключенные, кроме дней, когда в колонии проводится проверка.

2 Отвечает на оскорбления.

4 Жилая зона бараков.

5 Здание или комплекс зданий, где находятся камеры для нарушителей тюремного режима.

6 БМ — безопасные места, обычно в них прячутся заключенные-«разработчики», которые добиваются от других арестантов показаний по обвинениям.

7 Глава местного УФСИН. «Генералами» в колонии называют всех региональных глав ведомства.

9 Штрафной изолятор.

10 Единое помещение камерного типа.

11 Строгие условия содержания.

12 Группами по пять человек.

13 Заключенные, которые сотрудничают с администрацией колонии и выполняют ее поручения.

Больше текстов о политике и обществе — в нашем телеграм-канале «Проект “Сноб” — Общество». Присоединяйтесь

По некоторым оценкам, в 2006 году по всему миру в заключении содержалось по меньшей мере 9,25 млн человек [1] . Однако реальное число заключённых, возможно, гораздо выше, поскольку отсутствуют надёжные сведения из ряда стран, особенно с авторитарными политическими режимами.

США [ править | править код ]

США лидируют по количеству заключённых в абсолютном значении — около 2,2 млн человек находятся за решёткой. Это 25 % всех заключенных планеты (больше чем в 35 крупнейших европейских странах, вместе взятых, и на 40 % больше, чем в Китае), хотя население США составляет всего 5 % населения мира (329 миллионов человек). Среди этих заключённых около 71 тысячи — несовершеннолетние. Содержание пенитенциарной системы обходится налогоплательщикам США в 80 млрд долларов ежегодно [2] [3] [4] .

Соединённые Штаты Америки также обладают первенством в удельном числе граждан, находящихся за решёткой: по состоянию на 2015 год около 700 человек из каждых ста тысяч отбывали срок, были задержаны по подозрению в совершении преступления либо находились под стражей в ожидании суда [5] . Согласно статистике, афро- и латиноамериканцы составляют 30 % от населения США, и в то же время — 60 % от всех американских заключённых. Каждый 35-й темнокожий находится или находился за решёткой. Среди латиноамериканцев — каждый 88-й, а среди белых — каждый 214-й [6] . Стоимость содержания заключённых различается в разных штатах США. В штате Нью-Йорк в 2010 году стоимость содержания одного заключённого в сутки составляла 210 долларов [7] .

Россия [ править | править код ]

По данным Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН), в России число заключенных, находящихся в местах лишения свободы, уменьшилось до самого низкого уровня со времен распада СССР [8] и по состоянию на 1 августа 2021 года составило 472 226 человек, в том числе: [9]

  • 361 306 человек в исправительных колониях
  • 108 747 человек в следственных изоляторах
  • 1 298 человек в тюрьмах
  • 875 человек в воспитательных колониях для несовершеннолетних

Прилежных осуждённых отпустят в отпуск к детям

Кроме того, в чёрном списке находятся осуждённые по наркотическим статьям, за педофилию, за терроризм и пособничество.

Во ФСИН РФ напоминают, что приказ Коновалова — продолжение гуманизации уголовно-исполнительной системы.

В Минюсте Лайфу заявили, что уже есть приказ № 127 от 6 июля 2017 года, позволяющий заключённым женщинам с хорошим поведением жить в арендованной квартире со своими детьми.

— Нет только подзаконных актов, которые позволили ли бы приказу работать, — утверждают чиновники. — Вот именно данные нормативы и приказала разработать вице-премьер Ольга Голодец Александру Коновалову и его коллеге — начальнику ФСИН Геннадию Корниенко.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector